Очарованный странник и раввин Иовоз бен Леви

Михаил Эзер

Очарованный странник – это 1872 год. В 1895 Лескова не станет. Представить его изучающим Талмуд на европейских языках не могу, специально консультирующимся с раввином или просвещенным православным выпускником духовной Академии для написания крохотного пассажа в повести – тоже (тогда бы и не появился Иовоз бен Леви). О знакомстве с кругами субботников не знаем ничего, да и они базировались именно на самом библейском тексте. Кроме предположения о ранней интеграции именно талмудического рассказа в какую-то русскую фольклорную традицию (уж не в староверческую ли?) у нас ничего не остается. Некоторые именно относящиеся к собственно «иудейской» традиции детали, связанные с кашрутом и законами ритуальной чистоты я встречал у беспоповцев , есть они (в очень странных вывертах) и в «понятиях» классического уголовного мира. Что произошло здесь очень и очень странно и малопонятно, но открывает перед нами еще одну страницу удивительного прямого или опосредованного взаимодействия культур. И открывает еще одну грань личности самого Лескова.

 

Шут Ян Лакоста

Лев Бердников

Известно, что Ян был потомком маранов, бежавших из Португалии от костров инквизиции. Он родился в городе Сале (Берберия, ныне Морокко). До шестнадцати лет наш герой путешествовал, а затем с отцом и братьями обосновался в Гамбурге, где открыл маклерскую контору. Но торговля у него не задалась, доставляя одни лишь убытки. Обладая изысканными манерами версальского маркиза, Лакоста стал было давать уроки всем «желающим в большом свете без конфузу обращаться зело премудреную науку, кумплименты выражать и всякие учтивства показывать, по времени смотря и по случаю принадлежащие». Но и политес оказался делом неприбыльным. И тогда Ян решил «на ловлю счастья и чинов» отправиться в далекую Московию. Согласно одной из версий, он получил от русского резидента в Гамбурге разрешение приехать туда. Есть на сей счет и весьма авторитетное свидетельство друга Лакосты, лейб-медика при русском дворе Антонио Нуньеса Рибейро Санчеса: «Когда Петр Первый, император России, был проездом в Гамбурге – кажется, в 1712 или 1713 году, Коста ему был представлен. Петр Первый взял его с собой… вместе с женой и детьми»

 



ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ