next perv

Спор о копирайте и сожжения Талмуда



Девятое сентября 1553 года – одна из печальных дат еврейской истории. В этот день по приказу папы Юлия III (1550–1555) на римской площади Кампо деи Фиори были преданы огню многочисленные экземпляры Талмуда, а также множество других еврейских книг.

Этот удар оказался не последним. 12 сентября папа издал новую буллу, предписывающую конфисковать и уничтожить все экземпляры Талмуда, которые будут найдены в католических странах. В Венеции, колыбели еврейского книгопечатания, эту буллу интерпретировали как распространяющуюся на все еврейские книги. И 12 октября 1553 года множество конфискованных книг было сожжено на площади святого Марка.

Папа Юлий III

Мало кто, однако, знает, что книжное аутодафе стало последним звеном в цепочке событий, начавшихся с конфликта из-за «копирайта» между двумя издателями, выпускавшими еврейские книги.

В начале XVI века в Италию перебрался немецкий талмудист рабби Меир бен Ицхак Каценеленбоген, ученик рабби Яакова Полака из Праги. Поступив в йешиву рабби Иуды Минца из Падуи, он вскоре женился на его внучке, а впоследствии стал раввином города.

В какой-то момент р. Каценеленбоген решил подготовить новое издание «Мишне Тора» Рамбама, включив в него свои собственные комментарии, а также ссылки на талмудические источники некоторых законов, приведенных в этом монументальном кодексе еврейского права. Поскольку в то время евреи не могли издавать книги, раввин обратился за помощью к христианскому печатнику Марко-Антонио Джустианини, имевшему к тому времени солидный опыт печатания еврейских книг. Однако, по неизвестной причине, сделка не состоялась. И Каценеленбоген обратился к другому печатнику, Альфонсо Брагандини,  для которого «Мишне Тора» должна была стать его первой книгой.

Несмотря на отсутствие опыта, Брагандини справился с поставленной задачей. Однако в 1550 году Джустианини выпустил собственное издание «Мишне Тора», практически не отличавшееся от брагандиниевского ни по содержанию, ни по внешнему виду — без согласия рабби Каценеленбогена. Джустианини явно поставил целью разорить конкурента, поэтому продавал свое издание на один золотой дешевле.

Опасаясь больших убытков, Каценеленбоген обратился за помощью к рабби Моше Иссерлесу (1520–1572), ведущему галахическому авторитету Польши, занимавшему пост главного раввина Кракова. Как пишет Эдвард Рейхман, возможно, это был первый в истории еврейского права разбор иска о нарушении копирайта.

Рабби Моше Иссерлес (поздний рисунок)

Всесторонне изучив вопрос, рабби Иссерлес вынес решение в пользу Каценеленбогена/Брагандини. Разумеется, польский раввин не имел никакой возможности повлиять на Джустиниани. Поэтому он решил воздействовать на потенциальных еврейских покупателей и читателей, и издал запрет (херем) покупать издание Джустианини до тех пор, пока тираж Брагандини не будет распродан.

Тут уже всполошился Джустианини. И тоже решил обратиться в религиозные инстанции — к католической церкви. А поскольку торговая конкуренция духовную власть не интересовала, печатник, ничтоже сумняшеся, донес, что издание Каценеленбогена якобы содержит еретические идеи.

К борьбе с ересью в то время относились серьезно. Поэтому духовные власти не ограничились изданием Каценеленбогена, но решили проверить на предмет еретических мнений все еврейские книги, включая Талмуд. Результатом этого расследование и стало книжное аутодафе, описанное выше.

К счастью, уничтожить все еврейские книги не удалось. Уцелело даже несколько экземпляров «Мишне Тора» Каценеленбогена/Брагандини. Причем один из этих экземпляров Эдвард Рейхман обнаружил — в библиотеке Ватикана!

Евгений Наумов


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.