next perv

Пасхальный агнец в контексте иудео-христианской полемики



Согласно Торе, накануне исхода из Египта Всевышний повелел евреям совершить специальное жертвоприношение:

И сказал Господь Моше и Аарону в земле Египетской, говоря: скажите всей общине Израиля так: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый по агнцу на семейство, по агнцу на дом. Агнец без порока, самец однолетний должен быть у вас; из овец или из коз возьмите его. И да будет он у вас в хранении до четырнадцатого дня сего месяца, тогда пусть зарежет его все собрание общины Израиля в вечерние сумерки.

Шмот, 12:1-6

Почему в качестве жертвенного животного был выбран именно агнец? На этот вопрос в еврейской традиции есть разные мнения. Согласно одному из них, баран был выбран потому, что египтяне почитали его священным животным, поэтому принесение в жертву барана было в их глазах святотатством. Соответственно, совершив пасхальное жертвоприношение, евреи тем самым продемонстрировали, что не боятся не только египтян, но и их богов.

Этого мнения придерживался, в частности, Рамбам (Маймонид):

Писание, согласно переводу Онкелоса, учит нас, что египтяне поклонялись созвездию Овен, и потому не убивали овец, и презирали пастухов.

Путеводитель колеблющихся, 3:46

Представления о языческих религиях у Маймонида порой были весьма фантастическими (говорим это не в упрек: с учетом доступных ему источников по другому и быть не могло), однако в данном случае он прав: в древнем Египте баран считался священным животным бога Амона:

Все те египтяне, которые имеют на своей земле храм фивского Зевса или живут в фивском округе, не употребляют для жертв овец, а только коз… Фивяне и все те египтяне, которые не употребляют для жертвоприношения овец, рассказывают следующее о происхождении этого обычая: однажды Гераклу сильно захотелось посмотреть на Зевса [Амона], а Зевс вовсе не желал, чтобы тот видел его; наконец, так как Геракл продолжал настаивать, Зевс схитрил: он снял руно с барана, покрыл им себя, потом отрезал барану голову и, держа ее перед лицом, в таком виде показался Гераклу. С этого времени египтяне изображают Зевса с головою барана.

Геродот, История, 2:42

Маймонид считается величайшим представителем рационалистической еврейской философии. Однако эта же мысль развивается и в Зогаре, «библии» еврейской мистики!

Почему пасхальная жертва это агнец? Потому, что идолом и богом Египта был баран. Египтяне поклонялись созвездию Овна, и потому поклонялись агнцу. Поэтому сказано: «Ибо мерзость для египтян то, что мы жертвуем Господу, Богу нашему» (Шмот, 8:22). Что такое «мерзость для египтян»? Неужели о том, что ненавистно, сказано «мерзость для египтян»? Идол и бог Египта назван «мерзостью египтян», как сказано: «Не научись делать мерзости, какие делали народы те» (Дварим, 22:9) – идолов других народов.

Сказал Святой, благословен Он: в десятый день [месяца] возьмите идола божество египтян, свяжите его, и пусть будет он у вас связанным день, и два, и три. В четвертый же день приведите приговор в исполнение и соберитесь вокруг него, [чтобы принять участие в пасхальной трапезе].

Когда египтяне услышали голос своего божества, связанного израильтянами, и не могли его спасти, они стали плакать, ибо им было тяжело, как будто их самих связали и предназначили на заклание. Сказал Святой, благословен Он: «Он будет пребывать у вас связанным день за днем, четыре дня, чтобы они видели его связанным. А на четвертый день выведите его на заклание, чтобы египтяне увидели, как вы приводите приговор в исполнение. И это было им горше, чем все казни, которыми поразил их Святой, благословен Он, ибо это был суд над их божеством.

Затем его предали огню, как сказано: «И изваяния их сожгите огнем» (Дварим, 7:5). Сказал Святой, благословен Он: не ешьте от него ни куска, чтобы не сказали, что их божество съели из-за чревоугодия. Но запеките его целиком, а не варите, ибо если его сварят [в котле или горшке], то он будет внутри, и его не будет видно. Я же желаю, чтобы его видели изжаренным на огне, чтобы чувствовали его запах.

«[Не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, а жаренного на огне], с головой его и с ногами» (Шмот, 12:9) – с головой, склоненной к ногам, чтобы не сказали, что это было что-то другое, но чтобы узнали, что это именно их божество. И [еще повелел Всевышний], чтобы не ели его поспешно, но досыта, позорно, «костей от него не ломая» (Шмот, 12:46) – чтобы [египтяне] видели его кости, валяющиеся на рынке, но не могли его спасти. И об этом сказано: «И над божествами их совершил Господь суды» (Бемидбар, 33:4) – т.е. приговорил их к нескольким казням. И сказано так же: «И посох ваш в руке вашей» (Шмот, 12:11) – а не меч и другое оружие.

Не может не изумлять, с каким сладострастием автор во всех подробностях смакует унижение египетского божества, от которого к моменту написания Зогара (XIII век, Испания; версию об авторстве рабби Шимона бар Йохая мы, вслед за рабби Леоном де Моденой, рабби Яаковом Эмденом, Гершоном Шолемом и многими другими раввинами и исследователями мы отвергаем) и памяти не осталось. Невольно закрадывается сомнение: может быть, автор, рабби Моше де Леон, воспользовался библейским сюжетом, чтобы поговорить о чем-то гораздо более близком и актуальном, чем преданья старины глубокой.

Что же это могло быть? И здесь, как нам кажется, следует вспомнить, что еврейский Песах, как и христианская Пасха — не просто религиозные праздники, но и «площадки» для полемики и борьбы с религиозными оппонентами. Как убедительно показал, к примеру, профессор Исраэль Юваль, еврейский пасхальный нарратив густо насыщен антихристианскими символами и смыслами (христианский, соответственно, анти-иудейскими). Сидя за пасхальным столом, еврей не только исполнял заповедь вспоминать об исходе из Египта, но и «давал отпор» идеологическому противнику, претендовавшему на статус истинного Израиля.

Соответствующих примеров можно привести много. Ограничимся двумя, касающимися самого начала церемонии.

Согласно традиции, в начале пасхального Седера глава семейства приоткрывает мацу, показывает ее всем присутствующим и произносит: «Вот скудный хлеб, который ели наши предки в стране Египетской».

Зачем нужна подобная  подчеркнутая наглядность? Почему нужно напоминать, что маца, лежащая на пасхальном столе, есть именно тот хлеб, который евреи ели в Египте? И здесь можно вспомнить другие слова, также прозвучавшие за пасхальным столом:

И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.

Лука, 22:19

Леонардо да Винчи, Тайная вечеря

Эти евангельские слова легли в основу церковного учения о евхаристии (таинстве причастия), причем западные христиане  причащаются гостией (опресноком, неквасным хлебом), за что в свое время их жестоко критиковали православные, обвиняя, среди прочего, в «жидовстве». Так что не исключено, что соответствующий ритуал должен был лишний раз напомнить участникам Седера, что «наш» опреснок – это не христианская гостия, «тело Христово», но «хлеб бедности», который мы едим в память об Исходе.

Огромную роль в становлении христианской доктрины играла тема изгнания евреев. По мнению отцов церкви, оно стало наказанием свыше за то, что не приняли и казнили истинного Спасителя. Соответственно, это изгнание, по мнению христиан,  будет длиться вечно — или, по крайней мере, пока евреи будут упорствовать в своем заблуждении:

Eвреи, Его <Иисуса> губители, которые не захотели поверить в Него, с того времени попали под жестокий гнет римлян и были изгнаны из своей страны, где они уже находились под властью чужеземцев.

Августин Аврелий. Град Божий, 16:46

Текст пасхальной Агады принял привычный нам вид через много лет после разрушения Храма, и его редакторы не могли отрицать очевидных фактов: евреи действительно «изгнаны» и «порабощены». Однако при этом они решительно расходились с христианами в интерпретации этих фактов. Последователи Иисуса и Павла считали, что евреи побеждены окончательно и бесповоротно. Мудрецы, напротив, старались укрепить свою паству в вере, что ситуация поправима и что евреи еще обретут свою страну и государственный суверенитет.

Каждый, кто нуждается, пусть придет и участвует в пасхальной трапезе. В этом году — здесь, в будущем году — на земле Израиля. В этом году — рабы, в будущем году — свободные люди.

Пасхальный Седер. Лубок XIX века

А теперь вернемся к нашим баранам, вернее, к пасхальному агнцу. Как все мы знаем, в христианской традиции Агнец олицетворяет Иисуса, второе лицо Троицы: «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира» (Ин 1:29); «Ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас» (I Кор 5:7); «Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира, помилуй нас. Агнец Божий, берущий на Себя грехи мира, даруй им покой» (одна из самых известных, в том числе благодаря Моцарту, Верди и другим композиторам, христианских молитв), и т.д.

Для жившего  в христианской Испании рабби Моше де Леона это наверняка не было тайной. Поэтому, учитывая еврейский пасхальный дискурс, возникает практически неизбежное предположение: может быть, говоря о печальной судьбе баранов, которых принесли в жертву накануне исхода, автор Зогара имел в виду именно этого «агнца»?

 

Михаил Курляндский

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.