next perv

Можно ли превратить бывшую церковь в синагогу?



Некоторое время назад в СМИ появилось сообщение, что пара посланников Хабада в Чикаго приобрела здание бывшей протестантской церкви. В бывшем церковном здании они собираются устроить синагогу и еврейский детский сад.

«Перепрофилирование» культовых зданий других религий — дело достаточно частое, можно вспомнить константинопольский храм св. Софии, ставший мечетью, или Кордовскую соборную мечеть, превращенную в католический собор. Однако в еврейском законе (галахе) есть, как мы знаем, немало ограничений, касающихся использования всего, что имеет отношение к нееврейским культам. Соответственно, возникает вопрос: что говорит галаха об устройстве синагоги в бывшем церковном здании?

Этот вопрос впервые удостоился серьезного обсуждения в середине XIX века. В 1852 году в Нью-Йорке, в Нижнем Ист-Сайде, появилась первая синагога выходцев из Восточной Европы, получившая название Бейт га-Мидраш («Дом учения»). На следующий год главным раввином синагоги стал рабби Авраам Аш. По непонятной причине полномочия раввина также получил другой член общины, Йегуда Миттельман. Впрочем, под одной крышей раввины не ужились – между ними возник конфликт из-за назначения некого еврея резником. В результате рабби Миттельман вышел из общины и организовал свою синагогу.

Тем временем в 1856 году Бейт га-Мидраш приобрел здание церкви, которое превратил в синагогу. Освящение нового святилища произошло в праздник Шавуот; на церемонии присутствовал рабби Авраам Райс из Балтимора, известный своими ортодоксальными взглядами и глубокими познаниями в Талмуде.

Узнав об этом, рабби Миттельман решил, что у него появился шанс расквитаться со своим бывшим коллегой. Будучи выходцем из Львова, он написал письмо своему бывшему земляку рабби  Йосефу-Шаулю Натансону. Миттельман, несомненно, надеялся, что один из ведущих религиозных авторитетов Восточной Европы осудит этот шаг как несоответствующий еврейскому законодательству.

Ответ рабби Натансона пришел только в 1858 году, через два года после того, как Бейт га-Мидраш въехал в бывшее церковное здание. Чем была вызвана эта задержка, доподлинно неизвестно.

В своем респонсе (Шоэль у-Машив, т.3, nos. 72-73) приводит мнение рабби Авраама Гомбинера (Маген Авраам, 154:17), который, в свою очередь, ссылался на рабби Элиягу Мизрахи, утверждавшего, что в бывшем языческом святилище можно молиться. (По мнению некоторых еврейских авторитетов, например, Рамбама, христианство считается язычеством). Несмотря на то, что предметы языческого культа нельзя использовать для молитвы, так как это считается бесчестьем, здание – другое дело. По мнению рабби Гомбинера, это связано с тем, что здание связано с землей, а земля не может быть дисквалифицирована из-за язычества.

Правда, пишет рабби Натансон, некоторые религиозные авторитеты, например, рабби Рафаэль Тревес (Дагуль ми-Ревава) или Хатам Софер, были с этим не согласны, полагая, что в отношении бывших капищ действует тот же запрет, что и в отношении предметов языческого культа. Эти авторитеты опирались на Тосафот на Мегила, 6а:

Сказал рабби Йосе бар Ханина: в чем смысл написанного: «И уберу кровь его изо рта его и мерзости его из зубов его, и останется он тоже для Бога нашего, и будет как князь в Йеѓуде, а Экрон — как Йевусей» (Зхарья, 9:7)? «И уберу кровь его изо рта его» — это об их жертвенниках; «мерзости его из зубов его» — это об их капищах; «и останется он тоже для Бога нашего» — это о синагогах и домах учения в Эдоме; «и будет как князь в Йеѓуде, а Экрон — как Йевусей» — это их театры и цирки, в которых в будущем князья Иудеи будут публично обучать Торе.

Тосафисты приводят мнение, что театрами и цирками Талмуд называет языческие храмы, однако отвергают его, и приходят к выводу, что в бывших капищах не следует учить Торе и, по-видимому, молиться. Однако рабби Натансон заявил, что, поскольку в Тосафот нет слова «запрет», речь идет о разрешенном, хотя, возможно, не слишком желательном действии. С последним, впрочем, львовский раввин тоже был не согласен: по его мнению, превращение языческого капища в еврейское святилище является величайшим прославлением имени Творца.

Казалось бы, на этом вопрос был закрыт. Однако в том же 1858 году раввин Бейт га-Мидраша рабби Аш получил письмо из Альтоны, Германия, от известного раввина и законоучителя рабби Яакова Эттингера. Последний поддержал мнение Тосафот против рабби Гомбинера, и заявил, что превращать церковь в синагогу нельзя, по крайней мере, ab initio. Впрочем, поспешил заверить рабби Эттингер, в случае острой нужды можно руководствоваться и мнением Маген Авраама. Кроме того, бывшее церковное здание изначально было и вовсе частным домом, что можно признать еще одним поводом одобрить эту сделку post factum.

Галахические авторитеты обсуждали этот вопрос и позже. К примеру, известный немецкий раввин рабби Давид-Цви Хоффман попытался примирить мнения Тосафот и рабби Гомбинера, однако пришел к выводу, что речь идет о непреодолимом противоречии. В принципе, считал рабби Хоффман, законом является мнение Тосафот. Однако поскольку его спрашивали о здании, переставшем быть церковью за несколько десятилетий до того, как его купили евреи, р. Хоффман разрешил устроить в нем синагогу.

Хафец Хаим (Мишна Брура, 154:45), напротив, полагал, что сложившаяся практика — полагаться на разрешение рабби Гомбинера. Однако рабби Моше Файнштейн, ведущий религиозный авторитет США, с этим не согласился. Правда, он не был готов запретить молиться в уже приобретенных бывших церковных зданиях, однако запретил делать это впредь.

Впрочем, на практике мнение р. Фaйнштейна игнорируют достаточно часто. Только знакомым автора этих строк известно несколько ортодоксальных синагог, устроенных в бывших церквях.

Марк Зайцев


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение