next perv

Забытое еврейское восстание



Восстание Бар-Кохбы (132-135), о котором мы недавно писали, оставило заметный след в еврейской национальной памяти. Однако мало кто, кроме специалистов, помнит сегодня, что спустя 200 с лишним лет после того, как этот мятеж был потоплен в крови, евреи святой земли снова взялись за оружие.

22 мая 337 года скончался римский император Константин Великий. Трое его сыновей поделили империю между собой. Восток, в том числе Палестина, достался Константину II, который, однако, вскоре погиб в ходе гражданской войны между братьями. В 350 году правителем всей империи стал его брат Констанций II, который поручил управление востоком своему племяннику Галлу.

Положение Констанция II оставалось непрочным.  В 350 году против него восстал полководец Магнеций, провозгласивший себя императором.  Его примеру последовал Ветранион, магистр пехоты Паннонии. Констанций начал кампанию против Магнезия, которая первоначально складывалась не слишком удачно.

Тем временем Галл оказался совершенно бездарным правителем. В короткое время он поссорился с чиновниками как в Сирии, так и при императорском дворе. Как писал римский историк Аммианн Марцелл,

Проявляя все шире и свободнее свой произвол, Цезарь стал невыносим для всех порядочных людей и, не зная удержу, терзал все области Востока, не давая пощады ни царским сановникам, ни городской знати, ни простым людям.  Наконец, он приказал в одном общем приговоре казнить всех видных людей антиохийского сената.

Деяния, 14:7:1

В результате на Восток был послан талантливый полководец Урсицин, который должен был принять командование над войсками. Галл, под началом которого осталась только личная гвардия, не мог не понимать, что это лишь первый шаг к отставке и опале.

Тем временем персидский царь Шапур II с 336 года вел войну с Римом. В 350 году он в третий раз осадил, и на этот раз взял Нисибин, крепость на юге современной Турции. Все понимали, что на этом персы не остановятся.

По-видимому, в этой непростой для Рима ситуации некоторые евреи решили, что у них снова появился шанс, и восстали против Галла. Во главе мятежников встал человек, известный только под своим римским именем Патриций. В познеримскую эпоху это имя входило в еврейский ономастиком: к примеру, в мидраше Шмот Раба, 35:1 упоминается «рабби Патрики, брат рабби Дросая». Однако у лидера мятежников наверняка было и другое, чисто еврейское имя.

Восстание началось в июне 351 года в Сепфорисе (Ципори). Как пишет Иероним Стридонский, мятежники воспользовались элементом внезапности: «Иудеу, перебивши ночью солдат, захватили оружие для возмущения, и истребили много тысяч людей даже и невинного возраста». После этого их отряды рассеялись по всей Галилее, где в то время не было римских войск: «Иудеи, жившие в Диокесарии палестинской, подняли оружие против римлян и начали делать набеги на соседние области» (Сократ Схоластик, Церковная история, 2:33).

К восставшим присоединились евреи других городов, прежде всего Тверии и Лидды. Патриций, как пишет римский историк Аврелий Виктор, был провозглашен царем.

Захватив Лидду, мятежники перерезали коммуникации между Антиохией и Александрией, двумя важнейшими центрами римской власти на востоке. Однако, насколько известно, Патриций не предпринял никаких попыток захватить или хотя бы осадить Иерусалим, который в то время защищал лишь небольшой отряд мавританской кавалерии. Возможно, он считал, что прежде необходимо отразить наступление римской армии со стороны Антиохии.

Некоторые христианские авторы (например, Евсевий Кесарийский) обвиняли Бар-Кохбу в репрессиях против христиан: «В нынешней иудейской войне Варкохеба, предводитель иудейского восстания, приказывал жестоко пытать только христиан, если они не отрекались от Христа и отказывались хулить Его». Последующие антиримские выступления так же сопровождались антихристианскими эксцессами. К примеру, в 609 году «беспокойные евреи антиохийские производили восстание на христиан, убили Анастасия великого, патриарха Александрийского, вложили в уста детородные части и влачивши его среди города, убили вместе с ним многих владетелей и сожгли их с домами» (Хронография Феофана, год 6101).  Однако в адрес Патриция и его соратников подобные обвинения никогда не звучали – хотя мятежников и обвиняли в том, что они «возмутились и избили многих эллинов и самаритян» (Феофан Исповедник, Хронограф).

В отличие от Бар-Кохбы, поддержанного рабби Акивой и некоторыми другими мудрецами, руководство еврейской общины Палестины на этот раз проявило мудрость и осторожность, и не ошиблось. Узнав о мятеже, Урсицин действовал решительно и энергично.

Сохранился древний еврейский плач, основанный на отрывке из книги Цфании:

«И будет в тот день, говорит Господь, вопль у ворот рыбных и рыдание у других ворот и великое разрушение на холмах, рыдайте, жители нижней части города» (1:10-11). Вопль у ворот рыбных – это Акко; рыдание у других ворот – это Лидда; и великое разрушение на холмах – это Ципори;  рыдайте, жители нижней части города – это Тиберия.

С большой вероятностью, речь здесь идет о кампании Урсицина, который, как пишет Иероним, сжег несколько мятежных еврейских городов: «Города их Диокесарию, Тивериаду, Диоспол и многие другие предал пламени».

Если Ципори, Тиберия и Лидда были еврейскими городами, население Акко (Пролемиады) было, преимущественно, нееврейским. Скорее всего, Урсицин использовал этот порт в качестве главной базы, подобно Веспасиану в 67 году, в то время как мятежники сосредоточили основные силы на дороге между Акко и Ципори.

В связи с восстанием Патриция ни один источник не упоминает о каких-либо осадах. Видимо, судьба кампании была решена в полевых сражениях. Помимо упомянутых городов, пострадало так же несколько других еврейских населенных пунктов. Так, раскопки в Бейт-Шаарим свидетельствуют, что в это время город был разрушен до основания; прекратились так же похороны в местном некрополе.

Сократ Схоластик утверждает, что «город Диокесарию [Галл ] повелел разрушить до основания».  Это подтверждают и археологические данные.  Тем не менее, город вскоре был отстроен, и даже сохранил свой еврейский характер: как пишет Феодорит Кипрский, в конце IV века город был заселен «господоубийцами иудеями» (Церковная история, 4:22).

Нееврейские источники почти единодушно приписывают победу над мятежниками Галлу: «Диокесарийские Иудеи стали делать набеги на Палестину и соседние области. Взявшись за оружие, они не хотели повиноваться Римлянам; но кесарь Галл, живший тогда в Антиохии, узнав об этом, послал против них войско, которое разбило их, а Диокесарию разрушило до основания» (Созомен, Церковная история, 4:7). Однако в еврейских текстах (прежде всего Иерусалимском Талмуде) эти события связывают с именем Урсицина, которого иногда даже называют царем: «Сказал рабби Хия бар Абба: во времена царя Урсицина, когда судили жителей Ципори, многие надели маски, чтобы их не узнали, но на них донесли, и их всех схватили» (Иерусалимский Талмуд, Йевамот, 15:1, 15с).  Евреем других городов так же пришлось скрываться: «Сказал рабби Ѓуна:  мы спасались от готов в пещере Тиберии, и были у нас свечи; когда они были тусклыми, мы знали, что это день, когда же они блестели – мы знали, что это ночь» (Берешит Раба, 31:11). Речь, по-видимому, идет о варварах-наемниках, служивших в римской армии.

С еврейской точки зрения, самым страшным преступлением солдат Урсицина стало сожжение свитка Торы недалеко от Тиберии (Иерусалимский Талмуд, Мегила, 3:1, 74d).  Однако, в отличие от восстание Бар-Кохбы, за подавлением мятежа не последовало никаких репрессий, направленных против иудаизма или еврейского религиозного руководства (не поддержавшего мятежников). Рабби Йоси, к примеру, продолжал учить Торе в Тиберии.

В районе боевых действий римляне потребовали, чтобы евреи снабжали их горячей пищей, в том числе и по субботам. Соответственно, мудрецам пришлось срочно решать, можно ли нарушить заповедь ради исполнения приказа. В итоги рабби Мана разрешил пекарям работать в субботу, когда Тиберия была занята отрядом Прокла, одного из командиров Урсицина. То же самое произошло в Ципоре; в селении Наве пекарям разрешили печь хлеб даже в Песах, поскольку римские солдаты  не согласились питаться мацой. Все эти решения были оправданы тем, что неподчинение грозило смертью, а в таком случае заповеди можно нарушить. Исключением является ситуация, когда идет целенаправленное гонение на еврейскую веру, однако  Урсицин ничего против нее не имел, а только хотел накормить своих подчиненных.

Согласно Иерусалимскому Талмуду, вскоре после окончания мятежа несколько мудрецов во главе с рабби Йоной и рабби Йоси посетили Урсицина в Антиохии. Римский полководец принял их учтиво, и да, якобы, встал перед ними. Последнее, скорее всего, является преувеличением. Однако, в отличие от восстания Бар-Кохбы,  никаких последствий для еврейской автономии мятеж Патриция не имел.

Михаил Курляндский


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение