next perv

Женские образы в Танахе. Царица Савская



Итак, сегодня мы подводим итоги череды перевоплощений души библейской героини по имени Тамар. И, как было сказано в самой первой статье этого цикла, ключом к поиску следующих ее реинкарнаций являются первые буквы женских имен, которые должны соответствовать корневым буквам имени самой нашей героини: «т», «м» и «р».

Так, с «т» у нас начиналось имя Тамар, с «р» – имена Рахав и Рут. А что же это за таинственная «м»?

Памятуя, что в сопоставимых в поисках намека на переселение душ сюжетах, должны быть еще и общие детали, мы легко вычислим нашу следующую персону.

1. Нееврейское происхождение.

2. Знатный род.

3. Сексуальный подтекст с предложением себя мужчине.

4. Участие в приближении прихода Мессии.

И у кого в наличии имеются все эти параметры?

Правильно. У царицы Савской.

А причем тут буква «м»?

Потому что на иврите она обозначается так: «малкат Шва».

Но позвольте? Разве же это имя? Это же просто отображение статуса!

Да, но и в случае с Рахов мы имели дело с псевдонимом.

Так что не важно, какое слово мы берем за основу: главное, что в Танахе эти женщины опознаются именно так, и личного имени царицы Савской мы не знаем.

Конечно, в данном случае нам на помощь могли бы придти легенды других народов (а на родство с царицей Савской их претендует множество), в том числе, стойкая вера представителей эфиопской общины (а они уверены, что ведут свой род именно от нашей героини), что звали ее Македа (видите? опять «м»).

И все же мы не будем этого делать и сосредоточимся только на еврейской традиции. Которая в случае с царицей Савской скупа на подробности, но щедра на намеки.

Итак, в самом тексте Танаха ей посвящен лишь небольшой отрывок из 1-й Книги Царств. Вот он:

«И царица Шевы (правильное произнесение согласно еврейским источникам – все-таки Шва), услышав о славе Шломо именем Г-спода, пришла испытать его загадками. И пришла она в Иерусалим с очень большим караваном: верблюды навьючены (были) благовониями, и великим множеством золота, и драгоценными камнями; и пришла она к Шломо, и говорила с ним обо всем, что было у нее на сердце. И отвечал ей Шломо на все ее слова, (и) не было для царя слова сокрытого, чего он не рассказал бы ей. И увидала царица Шевы всю мудрость Шломо, и дом, который он построил, и яства стола его, и жилища рабов его, и службу слуг его, и одежду их, и напитки его, и восхождение его, когда он восходит в храм Г-сподень. И была она вне себя, И сказала она царю: верно было то слово, что слышала я в земле моей о делах твоих и о мудрости твоей, но не верила я словам, пока не пришла и не увидели глаза мои; но вот, мне и половины не сказано: мудростью и добром ты превзошел молву, какую я слышала. Счастливы люди твои, счастливы эти рабы твои, те, что всегда стоят пред тобою и слышат мудрость твою. Да будет благословен Г-сподь, Б-г твой, который благоволил к тебе, посадив тебя на престол израилев! Из вечной любви Г-спода к Израилю поставил Он тебя царем творить суд и справедливость. И подарила она царю сто двадцать талантов золота, и очень много благовоний, и драгоценные камни; никогда еще не прибывало (в страну) такое множество благовоний, какое подарила царица Шевы царю Шломо… И дал царь Шломо царице Шевы все, чего она желала и чего просила, сверх того, чем одарил он ее (щедрой) рукою царя Шломо. И отправилась она обратно в свою страну, она и рабы ее» (1 Книга Царств; 10:1-13).

Вот, собственно, и все.

Самуэль Коулмен, Прибытие царицы Савской

Но как это всегда и бывает с текстами Писания, мудрецы умеют извлекать еще множество информации, заложенной «между строк». И таким образом, почти каждое слово или сочетание слов обрастает целыми иерархиями комментариев.

Некоторые из них будут любопытны и нам с вами.

Начнем с того, что сама страна Шва – место более чем загадочное.

И хотя большинство комментаторов согласны, что речь идет о какой-то территории между современным Йеменом и Эфиопией, тем не менее, есть и иное мнение, изначально высказанное Иосифом Флавием.

Оговорюсь: последний ни коим образом не считается авторитетом с точки зрения еврейской традиции, и все-таки мы время от времени пользуемся сохраненными им для нас в исторических трудах данными – например, о подробностях захвата римлянами крепости Масада и т.д. и т.п.

Так и в данном случае, любопытно читать у Флавия, что царица Савская – это на самом деле египетская владычица, женщина-фараон, правившая в том числе и Эфиопией, что могло навести еврейских мудрецов на ложный след происхождения этой героини.

Надо сказать, что в исторической реконструкции Иммануила Великовского (о которой в свое время писала Элишева Яновская) есть вполне обоснованные аргументы в пользу того, что царицей Савской могла быть Хатшепсут, официальное имя которой, к тому же, некоторым образом созвучно Македе – Маат-Ка-Ра.

Интересным совпадением в этом смысле может быть еще и серия барельефов, подробно освещающих путешествие Хатшепсут в некую «Божественную страну Пунт». Содержание этой каменной летописи вполне соответствует приведенному выше отрывку из 1 Книги Царств.

Но впрочем, оставим все эти бесплодные (пока) попытки идентифицировать место рождения и место правления царицы Савской, сосредоточимся на самом ее приключении, заставившем комментаторов (например, в «Ялкут Реувени») усмотреть ее тождество древней Тамар.

Только сначала еще одна оговорка по поводу имени: с легкой руки Куприна, чья версия базируется на ряде древних легенд, нашу героиню стали все чаще называть Балкис (или Билкис). На самом же деле, так именовалась древнеазиатская богиня, культ которой был ярко-выраженным сексуальным.

Вероятно, именно благодаря тому, что по преданиям (в том числе и еврейским, основанным на цитате из Книги Царств про то, что «дал царь Шломо царице Шевы все, чего она желала и чего просила») царица Савская с царем Шломо предались горячей любви (чему посвящены даже и порнографические фильмы), наметилась эта линия отождествления нашей персоны с Билкис – но это, скорее всего, ложный след.

Мы же пойдем по верному.

И для начала зададимся вопросом: зачем был нужен этот визит царицы Савской в Иерусалим и ей самой, и еврейскому народу?

А то, что каким-то образом он значим для последнего, очевидно хотя бы уже из того, что ему посвящен отрывок в Писании.

Танах ведь вполне соответствует чеховскому принципу о краткости – сестре таланта, он отсекает все, что только можно: не только лишние детали, но и целые сюжетные линии.

Для истории же про царицу Савскую место нашлось. А значит, это более чем важная информация. Почему?

И сам Танах, и его комментаторы указывают, что визит нашей героини в Иерусалим привел к реальному обогащению казны Шломо.

Таких благовоний, которые привезла с собой царица Савская, евреи не видели отродясь, хотя и сами были знамениты производством благовоний и экспортом оных на весь мир.

Так же и доставленные Македой (будем называть ее так) «великое множество золота», и драгоценные камни пришлись весьма кстати -Шломо ведь как раз строил Иерусалимский Храм.

В соответствии со взглядом каббалистов (Зоар, Ялкут Реувени) именно дары царицы Савской помогли ему завершить строительство и притянули в священное здание Высший Свет – ту энергию, которая прославила Храм и привлекла к нему множество паломников, в том числе и других богачей с роскошными приношениями.

Иначе говоря, не укрась Шломо Храм золотом и камнями из Шва, его архитектурное детище могло и не оказаться столь прославленным и важным в истории.

И то же самое говорят каббалисты и о будущих временах, когда уже наконец раскроется Мессия.

По преданию (подробнее в «Ялкут Реувени»), именно потомки Соломона и царицы Савской будут первыми, кто присягнет Помазаннику и привезет в Иерусалим роскошные дары для украшения Третьего вечного Храма.

И в этом мы видим явное указание на продолжение линии Тамар: она открывает династию еврейских царей, последним из которых будет Мессия, она же (в теле Македы) помогает Избавителю упрочить свою власть.

Но и этого мало.

Интересной деталью является сравнение мудрецами царицы Савской с более древним героем Писания – царем Малки-Цедеком.

Как мы помним, именно он когда-то правил Иерусалимом (видите? все пути ведут именно в этот город), хоть он и назывался еще по-другому: Шалем.

И именно он благословил появившегося там однажды первого еврейского праотца Авраама.

Как следует из нашего отрывка из Книги Царств, гостья Шломо тоже благословляет последнего. И есть в этом благословении нечто, весьма схожее с древним благословением Малки-Цедека.

Что же это?

Построение их фраз, где положенный по еврейскому закону порядок благословений изменен: сначала славословия воздаются царю, а уже потом его создателю.

Что ж, в конце концов, речь же идет о неевреях, так что подобная ошибка простительна – соглашаются друг с другом мудрецы.

Но я добавлю от себя: по-моему, эти два героя встают в комментариях рядом по другой причине.

Дело в том, что Малки-Цедек, как известно из Каббалы – это Шем, священник, старший сын Ноаха, основатель йешивы, в которой обучались премудростям наши праотцы.

Тамар же – дочь Шема, и стало быть и царица Савская, реинкарнация Тамар, тоже духовная дочь Шема.

Потому-то они и совершают похожие действия.

И обмен мудростью между царицей Савской и Шломо тоже возвращает нас к традиционному обмену знаниями между Шемом и его учениками: Авраамом, Ицхаком и Яаковом.

Тем более, что если почитать еврейские мидраши, то мы будем удивлены, о какой именно мудрости идет речь.

Ведь казалось бы, царица из далекой страны Шва, не должна испытывать еврейского царя в области еврейской же философии и Каббалы. Но именно об этом они и разговаривают.

Так, согласно мидрашу «Ялкут Шимони» обсуждали они следующее: ««Что это такое? – Семь проходят, девять приходят, два наливают, один пьет”. Шломо сказал ей: ” Семь проходят – это семь дней ниды (когда еврейская женщина после менструации запрещена мужу), девять приходят – это девять месяцев беременности, и две груди наливают, и один младенец пьет”. И еще она спрашивает: “Женщина, которая сказала своему сыну: Твой отец – мой отец, и твой дед – мой муж; ты – мой сын, и я – твоя сестра”. Шломо сказал ей: “Несомненно, что это – дочери Лота»».

Что же касается более мистических мидрашей, то они вообще утверждают, что под фразой из Книги Царств: «и говорила с ним обо всем, что было у нее на сердце. И отвечал ей Шломо на все ее слова, (и) не было для царя слова сокрытого, чего он не рассказал бы ей» подразумевается обсуждение двумя великими людьми высших тайн мироздания и магии.

Как бы то ни было, в еврейской традиции наметились две линии в отношении к царице Савской.

Одни комментаторы полагают, что она принесла в Израиль лишь беды, и что внуком ее и Соломона стал ни кто иной как разрушитель первого Храма (на средства же царицы Савской во многом построенного) вавилонский деспот Навухаднецар.

Другие мудрецы, как уже было сказано выше, наоборот, отводят Македе роль однозначно положительную, а от ее потомков ожидают реальной поддержке Мессии.

Более того, только благодаря тому, что они первыми из всех народов присягнут Машиаху на верность, Избавитель и сможет построить Царство Божие на земле.

Я, как очевидно, предпочитаю вторую версию и строю по этому поводу еще кое-какие догадки.

Дело в том, что, помимо прочего, в комментариях к этой истории в Талмуде содержится странная фраза, на протяжении почти двух тысяч лет будоражащая фантазии комментаторов.

Там написано, что «ошибается тот, кто думает, что малкат Шва – это женщина».

И по этому поводу есть множество версий.

Кое-кто считает, что надо читать не «малкат Шва», а «малхут Шва», т.е. «царство Шва», и в таком ключе надо понимать, что в Танахе описывается не визит увлеченной славой Шломо женщины, но – целой делегации из далекой страны.

Другие считают, что Македа была не совсем женщиной из-за ее, якобы, чрезмерной волосатости (есть даже мидраш про то, как Шломо изобрел специальную смесь для удаления волос, чтобы применить ее на царице Савской перед половым актом).

Сторонники Флавия и теории Великовского говорят, что все дело в том, что речь идет о женщине-фараоне, которая, по египетским дворцовым нормам, носила мужскую одежду и привязывала традиционную бородку.

Особенно интересную версию предлагает известный комментатор Талмуда, живший в 18 веке, Маарша. Он считает, что слово «иша», употребленное в Талмуде, надо переводить не как «женщина», но как «жена» (что тоже легитимно). Иными словами, Гмара подчеркивает таким образом, что речь шла не о царице, в смысле супруге царя, но о полновластном монархе.

А я лично считаю, что дело все в том, что у царицы Савской, также как и у Тамар, Рахав и Рут, была «мужская» душа – вот вам и разгадка.  

И хотя у современных феминисток все эти истории вызовут лишь обиженную гримасу: ну, сами посудите, без секса, вплоть до проституции, без предложения себя мужчине, ни в одной из уже изученных нами историй не обошлось.

Да и сама эта идея приписать выдающимся женщинам прошлого «мужские» души может показаться кому-то оскорбительной.

Но есть в наших героинях и бесспорное величие, которое ни один из комментариев, даже самых негативных не может перечеркнуть.

В конце концов, именно они определили ход истории (по крайней мере, если верить Писанию).

Удивительные женщины в ряду других, не менее интересных.

С которыми мы обязательно познакомимся в следующих статьях.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение