next perv

Царица Савская и Хатшепсут: Две царицы в одной



Когда же царствовавшая в то время над Египтом и Эфиопией и отличавшаяся особенною мудростью и вообще выдающимися качествами царица узнала о доблести и необычайных умственных способностях Соломона, то желание лично познакомиться с тем, о ком она ежедневно слышала столько необычайного, всецело овладело ею.”

Иосиф Флавий, “Иудейские древности”
(книга 8-я, глава 6-я)

За отпущенные ему 84 года врач, психоаналитик, сионист, астроном и историк-любитель Иммануил Великовский успел на удивление многое. Он жил и работал в предвоенной Палестине, дружил с Эйнштейном, переписывался и даже осмеливался спорить с Фрейдом, основал научный журнал «Scripta Universitatis», положивший начало Еврейскому университету в Иерусалиме. Но наибольшую известность Великовский получил благодаря своей теории о серии “забытых” человечеством природных катаклизмов, произошедших в историческую эпоху, и пересмотру хронологии Древнего мира.

 

Иммануил Великовский (1895-1979)

К 1939 году, когда уроженец Витебска Великовский переехал в США и начал писать книги, посвященные реконструкции хронологии Древнего мира, он успел закончить в Москве медицинский факультет университета, побывать в Германии, где начал изучать психоанализ и познакомился с Эйнштейном, прожить несколько лет в Палестине, куда он приехал вслед за своим отцом, сионистом и горячим сторонником возрождения иврита.

Идея пересмотра хронологии Древнего мира пришла к Великовскому не сразу. Она неожиданно развилась из идеи написать книгу о героях нескольких работ Фрейда – Моисее, Эдипе и фараоне-реформаторе Эхнатоне, интересовавших Великовского вначале скорее с точки зрения психоанализа, чем как исторические персонажи. Изучая в ходе работы над книгой древнеегипетские источники, в частности, знаменитые “Речения Ипувера”, Великовский пришел к выводу, что описанные в них события относятся ко временам Исхода и соответствуют библейским десяти казням. Соответственно, евреев, покинувших страну, нельзя отождествлять с вторгшимися в нее захватчиками-гиксосами, как это делали, вслед за египетским жрецом 3 в. до н. э. Манефоном, некоторые египтологи. Продолжая свои изыскания, Великовский утверждается в мысли, что традиционная хронология древнеегипетской истории, в основе которой лежит версия Манефона, требует пересмотра. А если так, то того же требует и хронология истории многих других цивилизаций Древнего Востока – ведь она традиционно выстраивалась в соответствии с наиболее изученной древнеегипетской.

В ходе своей многолетней работы (серия книг под общим названием “Века в хаосе” публиковалась в 1940-50 гг. ) Великовский отследил несколько “цивилизаций-двойников”. Так, например, он утверждал, что хеттская культура никогда не существовала, а за нее ошибочно была принята неверно датированная халдейско-вавилонская. Великовский сдвинул в среднем на 600 лет временные границы египетских династий и синхронизировал египетскую историю с традиционной библейской хронологией, найдя в египетских источниках аналоги библейских имен, названий и событий. По версии Великовского, Исход евреев из Египта произошел в эпоху Среднего Царства, а начало 18-й династии, освободившей Египет от завоевателей-гиксосов, совпало с правлением первых иудейских царей – Саула, Давида и Соломона. Самих гиксосов -“аму” исследователь отождествляет с амалекитянами, побежденными Саулом. Соответственно, считает он, изгнание гиксосов из Египта произошло не в 1580 г. до н. э., а почти на 6 столетий позже.

Знаменитая женщина-фараон Хатшепсут, по мнению Великовского, также правила не в 16 в. до н. э., как считают египтологи-традиционалисты, а в десятом, являясь современницей царя Шломо (Соломона). Более того, она была не кем иным, как легендарной гостьей Соломона царицей Савской, а пасынок и преемник Хатшепсут Тутмос III – библейским фараоном Шишаком, разграбившим Иерусалимский Храм. Остановимся подробнее на этом эпизоде – несомненно, одном из самых интересных у Великовского.

 Скульптура Хатшепсут в Метрополитен-музее в Нью-Йорке | Фото: maxpark.

Существует несколько основных источников, повествующих о визите царицы Савской к царю Соломону. Прежде всего, конечно же, еврейские – ТаНаХ и Аггада.

“И царица Шева, услышав о славе Шломо, пришла испытать Шломо загадками в Йерушалаим с очень большой свитой и с верблюдами, навьюченными благовониями, и множеством золота, и драгоценными камнями…” – почти дословно повторяясь, дважды повествует ТаНаХ (Диврэй аямим II 9: 1-12, Мелахим I 9-10).

Более пространная версия визита царицы, с подробным описанием ее хитроумных загадок и своеобразной внешности, известна нам из Аггады.

Арабские источники, в первую очередь Коран (Сура XXVII), считают слово “Саба” (Шева) не именем царицы, а названием страны, которой она правила (Саба или Шева в Йемене), и вслед за Аггадой сообщают, что загадочная царица Сабы поклонялась Солнцу. Особняком стоит эфиопская версия встречи Соломона и царицы Савской. В ней она названа царицей Эфиопии, упоминается и имя царицы – Македа (что может быть созвучно тронному имени Хатшепсут – Маат-Ка-Ра). Эфиопская легенда из средневекового сборника “Кебра Негаст” приписывает Македе любовную связь с царем Соломоном, от которой родился сын Менелик. Это позволяло членам династии эфиопских монархов возводить свою родословную к самому царю Давиду и, соответственно, считать себя в родстве с Иисусом.

Встреча Соломона и царицы Савской. Фреска Пьеро делла Франческа, Базилика Сан-Франческо в Ареццо (фрагмент)

И лишь один источник – “Иудейские древности” Иосифа Флавия, сообщает, что загадочная царица правила одновременно и Египтом, и Эфиопией. Северная часть Эфиопии (Нубия) была завоевана отцом Хатшепсут, Тутмосом I. Теоретически Флавий мог черпать информацию о путешествии царицы из какого-то неизвестного нам египетского источника, считает Великовский (о путешествии в Египет самого Флавия нет никаких сведений).

В отличие от полулегендарной царицы Савской, женщина-фараон Хатшепсут – абсолютно реальное историческое лицо. Дочь фараона Тутмоса I, принцесса Хатшепсут по обычаю египетских фараонов выходит замуж за своего единокровного брата Тутмоса II. В браке рождаются две дочери, а вскоре Хатшепсут остается вдовой. Она становится регентшей при своем пасынке и племяннике Тутмосе III (сыне Тутмоса II от другой женщины), но вскоре официально объявляет себя фараоном. Кроме Хатшепсут история Древнего Египта знает только четырех фараонов женского пола.

Великовский отмечает, что обе царицы, историческая и легендарная, сочетали в своей внешности мужские и женские черты. Широко известна аггадическая история о том, как Соломон вынудил свою гостью приподнять полы одежды и продемонстрировать ноги:

“… Показалось царице, что царь не стеклом, а водою окружен – и безотчетным движением подняла она края одежд, до колен обнажив ноги свои. Увидел Соломон, что ноги у нее волосами обросли, и сказал он:
-Красота твоя – красота женская, а волосы – волосы мужчины. У мужчины красиво оно, у женщины изъяном почитается” (Таргум Шени, Мидраш-Мишле).

Образ Хатшепсут отличает та же двойственность. Имя, полученное ею при рождении, более чем женственно, оно означает “Находящаяся впереди благородных дам”. Официально став фараоном, Хатшепсут продолжала не без кокетства титуловать себя “Прекраснейшей из женщин”. При этом как фараон, живое воплощение бога Гора, она носила мужские атрибуты, в частности, мужской головной убор и традиционную привязную бородку, и изображалась как в женском, так и мужском костюме. В изображенной на стене храма сцене создания Хатшепсут бог-гончар Хнум лепит фигуру мальчика, а не девочки-принцессы. При ее упоминании в сохранившихся надписях употребляются местоимения то мужского, то женского рода.

В правление Хатшепсут страна процветает – она развивает флот и торговлю, активно занимается строительством. Одним из наиболее известных событий эпохи Хатшепсут стала морская экспедиция в страну Пунт, из которой 5 кораблей царского флота вернулись нагруженными ладаном и другими благовониями, саженцами мирровых деревьев, золотом, слоновой костью, чернокожими рабами и экзотическими животными для царского зверинца. Сцены встречи египтян с правителями Пунта, переноса на корабль пунтийских сокровищ и пейзажи страны запечатлены на прекрасных в своей выразительности барельефах храма Амона-Ра, построенного Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри, неподалеку от Фив.

Серии изображений на стене храма рассказывают о наиболее важных событиях царствования Хатшепсут, начиная с ее чудесного рождения. Любопытно, что хотя Пунт, или Божественная Страна, был известен египтянам задолго до экспедиции Хатшепсут (например, некий чиновник, живший во времена 6-й династии, посетил Пунт 11 раз), и контакты с ним были делом обыденным, именно этому визиту посвящены несколько больших серий изображений на стене храма. Означает ли это, что царица лично возглавила экспедицию, а на барельефах, повествующих о путешествии, ее фигура не изображена на корабле рядом с фигурками моряков из соображений субординации? По мнению Великовского – несомненно.

Рельеф из храма Хатшепсут: деревья, перевозимые кораблем из Пунта, для посадки в Египте. Фото: Википедия

Точное местонахождение Пунта, несмотря на частые визиты египтян, до сих пор точно не установлено. Частота путешествий дает основание предположить, что расстояние между странами было относительно небольшим, а из некоторых древнеегипетских надписей следует, что Пунт располагался к востоку от Египта. По мнению Великовского, Пунт и Божественная Земля – это Палестина-Финикия и Святая Земля Иерусалима, а диковины, привезенные Хатшепсут из путешествия – не что иное, как щедрые дары Соломона царице Савской.

“Диковинные вещи, привезенные Хирамом из Офира, обезьян и других животных, серебро, редкое в ту эпоху, эбонит, слоновую кость и драгоценные камни, благовония и мирру… и деревья, “прежде никогда не виданные” – все это сходно в библейской версии путешествия, в истории Иосифа и в надписях и фресках египетского храма” (“Века в хаосе”, с. 178).

Сам же храм, считает Великовский, был построен царицей после ее возвращения в Фивы по образцу Иерусалимского, а “новые формы религиозных церемоний с двенадцатью жрецами и верховным жрецом, совершающим службу” (там же), также были введены под влиянием увиденной царицей службы в Иерусалимском Храме. Исследователь отождествляет упомянутые в надписях на барельефе миртовые террасы, которых достигли путешественники, с засаженными благовонными растениями и пряностями (использовавшимися во время службы в Храме) террасы Иерусалима. Привезенные царицей из Пунта и посаженные рядом с храмом Амона-Ра диковинные деревья он считает деревьями, присланными Соломону в дар от царя Хурама и переданными им царице Савской. Присутствие в Пунте людей черной расы и африканских животных Великовский также объявляет привезенными из Офира дарами Хурама.

Великовский находит аналоги имен, приведенных в надписях на стенах храма Хатшепсут, в тексте ТаНаХа. Так, правителя или наместника Переху (Паруаха), встретившего в Пунте египетскую экспедицию, он считает отцом идумейского наместника эпохи царя Соломона, Иософата бен Паруаха.

Придя к власти после смерти мачехи, Тутмос III уничтожил значительную часть ее надписей и изображений. Не избежали этой участи и барельефы храма в Дейр-эль-Бахри, в том числе и примерно две трети изображений на стене, посвященной Пунту. Возможно, уничтоженная часть изображений могла бы пролить свет на другие подробности этого загадочного путешествия и стать еще одним аргументом в пользу или против теории Великовского.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение