next perv

Современное звучание Исхода



Говоря о современных воплощениях в музыке сюжета Книги Исхода, начать следует, несомненно, с джаза, точнее, с его основ — спиричуэлс, духовных песен афроамериканцев. Как отдельный музыкальный жанр спиричуэлс оформился в конце XIX века, однако популярными мелодии этих песнопений стали уже в XX веке, с развитием джазовой музыки.

Источником спиричуэлс стали духовные гимны, завезенные в Америку белыми переселенцами, а их тематику составляли библейские сюжеты, часто связанные с темой освобождения. Один из самых ярких спиричуэлс — Go Down Moses, написанный на тему исхода евреев из Египта, — известен всему миру по словам припева Let My People Go в гениальном исполнении Луи Армстронга. Текст практически полностью пересказывает седьмую главу Книги Исхода: Моисей требует у фараона отпустить народ из плена, фараон отказывает, и затем следуют египетские казни. Во время церковных песнопений спиричуэл традиционно запевает священник, а толпа молящихся подпевает — так же и в версии Армстронга солисту отвечает хор: «Let my people go». Пение в церкви обычно сопровождалось ритмическими прихлопами-притопами, с большой долей импровизации, и могло продолжаться долго, поэтому первоначальная версия песни была значительно длиннее современной.

Первое упоминание о композиции Go Down Moses относится к 1862 году, ко времени разгара войны между Севером и Югом. В том же году была опубликована первая партитура песни под названием Oh! Let My People Go: The Song of the Contrabands с текстом не только длиннее современного, но и отличным по содержанию. В 1872 году афроамериканский хор Fisk Jubilee Singer опубликовал новую версию, уже под названием Go Down Moses, близкую к современной, но все еще очень длинную.

До привычного нам размера композицию сократил Пол Робсон — замечательный певец, известный в СССР еще с 1930-х годов своей борьбой за права афроамериканцев в Америке. Его мощный бас настолько грозен, что действительно кажется голосом Творца, вещающим через пророка. В эти годы Go Down Moses была чрезвычайно популярна. Именно так Уильям Фолкнер назвал свой сборник рассказов об американском рабстве. Однако настоящее признание песня обрела в 1958 году, когда ее спел Армстронг, превративший спиричуэл в классику джаза. Несмотря на огромное множество более поздних версий, у большинства слушателей Go Down Moses прочно ассоциируется с потрясающим голосом и уникальным тембром трубы Армстронга, самого гениального джазмена в истории музыки.

[mmp3 sound=”http://ja-tora.com/wp-content/uploads/Louis-Armstrong-Go-Down-Moses.mp3″]

 

В противоположность счастливой судьбе знаменитого спиричуэла следующее произведение, о котором мы поговорим, мало известно не только широкой публике, но и в кругу меломанов (если они и слышали имя композитора, то едва ли могут идентифицировать его музыку). Даже среди серьезных знатоков музыки найдется немного почитателей творчества Арнольда Шенберга и еще меньше — его оперы «Моисей и Аарон». Между тем, это одно из величайших музыкальных произведений, написанных в прошлом столетии.

Арнольд Шенберг считается одним из главных реформаторов музыки. Он начал карьеру в конце XIX века, будучи поклонником Вагнера, Чайковского и Малера, но уже в 1908 году порывает с традицией и ищет новый музыкальный язык. Этим тогда занимались многие его коллеги, однако лишь ему удалось построить новую музыкальную систему — додекафонию, то есть двенадцатизвучие, по числу нот в хроматической гамме. Композитор отказывается от формообразующей роли мажорно-минорной ладовой системы и выбирает серию из двенадцати нот; все они равны, нет гегемонии одного тона. Работу, посвященную додекафонии, Шенберг публикует в 1922 году, а спустя 8 лет, уже в должности профессора Прусской академии искусств в Берлине (тогда музыкальной столице мира), приступает к опере «Моисей и Аарон» на собственное либретто по тексту Книги Исхода. Главная идея произведения — драма обреченного на непонимание носителя высшей истины: Моисей близок Шенбергу, осознающему себя человеком, который изменил историю музыки. В центре сюжета конфликт двух братьев — бескомпромиссного Моисея и конформиста Аарона. Коллизия усиливается тем, что косноязычный Моисей неспособен без помощи брата донести до израильтян слова Бога.

Из задуманных трех актов Шенберг написал лишь два. В первом Моисей приносит сынам Израиля благую весть о едином Боге и увлекает их за собой в пустыню, а во втором избранный народ подвергается искушению, поклоняясь вслед за Аароном золотому тельцу — таков апофеоз конфликта. В ненаписанном третьем акте должно было состояться наказание Аарона и обретение Земли Обетованной. Трудно сказать, почему Шенберг не закончил оперу. В 1933-м, с приходом к власти Гитлера, он был уволен из академии и в следующем году уехал в Америку, где прожил последние 17 лет своей жизни, вынужденный работать с утра до вечера, чтобы прокормиться. Вероятно, невнимание американских деятелей культуры к великому композитору и лишило нас третьего акта оперы.

Однако и первых двух актов достаточно, чтобы осознать величие этого творения. Почти три часа музыки, лишенной привычных слуховых опор — мелодий, арий, речитативов. Опера строится на одной 12-звучной серии. Партия Моисея исполняется чтецом в манере Sprechgesang («речевое пение», подобие мелодекламации, придуманное Шенбергом), роль Аарона поручена тенору, причем его партия не по-шенберговски напевна, наполнена цветистыми, нежными оборотами. Искусство, воплощенное в традиционном пении, оказывается более понятным и приемлемым для толпы, чем мысль и истина: Аарону удается увлечь иудеев к грехопадению, высшей точкой которого оказывается знаменитый танец вокруг золотого тельца в конце второго акта. Это кульминация оперы, здесь достигает апогея оргиастическое возбуждение толпы, не дождавшейся возвращения Моисея, который отправился за Божественной Истиной. А может, автор не завершил свое творение потому, что отчетливо видел, что танец вокруг золотого тельца продолжается?

На фоне гения Шенберга остальные попытки воплощения темы Исхода в современной музыке выглядят в основном бледно. Среди израильских композиторов, обращающихся к библейским сюжетам, особое место занимает Йосеф Таль, выпускник Берлинской высшей музыкальной школы 1933 года, ученик Хиндемита и Шнабеля. Перед Войной за независимость он написал симфонию для рассказчика и оркестра «Эксодус», исполненную в декабре 1947 года «Оркестром Эрец-Исраэль» (ныне — Израильский филармонический оркестр) под управлением знаменитого итальянского дирижера Бернардино Молинари. Таль был последователем учения Шенберга, и партия рассказчика была написана в уже известном нам стиле Sprechgesang; исполнял ее замечательный музыкант Карел Саломон. В симфонии говорится о годах рабства, чудесах освобождения, переходе через море, апофеоз в финале — победная песня Мириам и всех спасенных. Предварял симфонию хореографический цикл, написанный Талем для фортепиано, чтеца, ударных инструментов и знаменитой балерины Деборы Бертоновой. И камерно-балетный цикл, и симфония пользовались популярностью в Израиле и часто исполнялись в Европе. В начале 1960-х Йосеф Таль написал «Эксодус-2» — для солиста и… электроинструментов, предложив еще одно музыкальное решение библейского текста.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение