next perv

Во вратах твоих, Иерусалим. Где молились евреи в годы арабского владычества



Как мы уже писали, Стена Плача стала главной еврейской святыней и излюбленным местом молитвы только в XVII веке. В связи с этим возникает вопрос: существовали ли до этого какие-либо религиозно-молитвенные практики, связанные с уникальной историей и особым статусом Иерусалима.

Если говорить об эпохе арабского владычества (VII-XI вв.), то существующие источники содержат достаточно интересных сведений по данному вопросу.

Прежде всего, был обычай молиться около ворот, ведущих на Храмовую гору. Евреи обходили гору, останавливаясь для молитвы около каждых ворот. Наиболее почитаемыми были врата Милосердия в восточной стене – в силу своего местоположения или название (последнее, впрочем, было дано мусульманами). Рядом с этими воротами было принято молиться за больных.

Свидетельства об этом обычаи сохранились в нескольких дошедших до нас письмах, написанных как раббанитами, так и их оппонентами-караимами. Так, некто Давид бен  Хаюн, иерусалимский караим,  писал Йосефу в Триполи, что молится за него каждый раз, когда поднимается на Масличную гору, а так же у врат Милосердия. Другой иерусалимский караим, Моше бен Ицхак, в письме одному из глав караимской общины в Фустате (Египет) утверждал, что молится за него возле ворот храмовой горы. Староста (парнас) еврейской общины Эли га-Коэн бен Езекиэль писал своему коллеге из Фустата, что молится за него «у ворот Святилища», а так же на Масличной горе. Поселившийся в Иерусалиме магрибский еврей Исраэль бен Натан обещал своему корреспонденту, некому Негораю бен Нисиму, что будет молиться за его здоровье возле врат Милосердия, а так же сообщил, что бывает около этих ворот, а так же около других ворот Храмовой горы, каждый понедельник и четверг.

В еврейской традиции врата Милосердия так же называли вратами Йегуды. В качестве места для молитвы, особенно в час беды, они упоминаются в полемическом трактате «Различия между караимами и раббанитами»,  в котором, в частности, приводится следующая легенда об Анане бен Давиде, основоположнике караимской религии: «Анан возглавил своих последователей, которые оставили свои дома, поля и виноградники, взошли из Вавилона в Иерусалим  и поселились рядом с вратами Йегуды». Это полностью соответствует имеющимся сведениям о местоположении тогдашнего караимского квартала – напротив восточной стены Храмовой горы.

Как мы могли заметить,  еще одним местом, куда евреи регулярно собирались на молитву, была Масличная гора, откуда открывался вид на Храмовую гору. В Гошана Раба (седьмой день Суккота) здесь происходило большое молитвенное собрание, в котором участвовали как иерусалимские евреи, так и паломники.  Свидетельство об этом мы находим у мусульманского автора аль-Бируни:

Последний, седьмой день праздника Кущей, то есть двадцать первый день месяца, называется Арабха (от еврейского «арава» – ива).. В этот день тучи остановились над головой израильтян в [пустыне] ат-Тих. В этот же день — праздник Собрания, когда евреи собираются на Масличной горе, в Иерусалиме, совершая паломничество и неся Ковчег Завета, который в их синагогах соответствует мимбару [у мусульман].

Памятники минувших поколений, 13

Масличная гора, современный вид

Глава иерусалимской йешивы (гаон) рабби Шломо бен Йегуда (XI век) в своих письмах неоднократно упоминал о молитвенных собраниях на Масличной горе. По его словам, это происходило с согласия мусульманских властей. Эта привилегия служит своего рода компенсацией за налоги, которыми мусульмане обложили иерусалимских евреев.

Некоторые полагают, что Масличная гора была выбрана в качестве места молитвы, поскольку евреев не пускали на Храмовую. Однако не исключено, что речь идет о более древней традиции. Так, известен мидраш, утверждающий, что на Масличной горе в течение трех с половиной лет пребывала Шхина (божественное присутствие). В качестве «доказательства» автор ссылался на слова пророка Йехезкеля: «И поднялась слава Господа из среды города и остановилась над горою, которая на восток от города» (11:23). В письме одному из мудрецов иерусалимской йешивы Масличная гора ассоциируется с возрождением иерусалимской еврейской общины после арабского завоевания – при византийцах, как мы помним, евреи не могли жить в Иерусалиме – и, в частности, говорится: «Они приобрели Масличную гору, где пребывает Шхина».

Как пишет Авраам ибн Дауд, во время молитвенных собраний регулярно провозглашалась анафема караимам. Письма, найденные в Каирской генизе, свидетельствуют, что этот обычай вызывал ожесточенные споры среди самих раббанитов. В какой-то момент это даже привело к расколу внутри общины, а так же вмешательству мусульманских властей, закончившемуся арестом и изгнанием нескольких руководителей иерусалимской йешивы.

На Масличной горе так же объявляли о назначениях, сделанных главой иерусалимский йешивы гаоном Яаковом, и почетных титулах, присваемых руководством йешивы ее благодетелям, живущим в диаспоре. В одном из своих писем гаон Шломо бен Йегуда вспоминает, как его предшественник, гаон Шломо га-Коэн бен Йегосеф, пришел в ярость, узнав, что некому Сахлану бен Аврааму присвоили на Масличной горе почетный титул Рош кала.

На Масличной горе был большой камень, десять локтей в длину и два в ширину, который называли Седалищем кантора. Согласно традиции, последние три с половиной года перед разрушением Иерусалима на этом камне пребывала Шхина (в соответствие с мидрашом, приведенном выше), которая в будущем непременно туда вернется. На этом месте глава йешивы произносил проповеди.

Михаил Курляндский

По материалам статьи Моше Гиля, опубликованной в сборнике The History of Jerusalem: The Early Muslim Period (638-1099), Joshua Prawer, Haggai Ben-Shammai, eds., NYU Press, 1996


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение