next perv

Ту бе-Ав



Название праздника Ту бе-Ав буквально означает «15 число месяца ав»: гематри еврейского слова ту  – 15 (тет – 9, вав – 6). Логичнее было бы обозначать число пятнадцать с помощью букв йуд и гей (10 и 5, соответственно), однако поскольку эти буквы образуют одно из имен Всевышнего, в мирских целях это буквосочетание стараются не использовать.

День приношения дров

Во времена Храма девять семейств имели привилегию доставлять, в разные даты, дрова для храмового жертвенника:

СРОКОВ для доставки ДРОВ КОЃЕНАМИ И НАРОДОМ – ДЕВЯТЬ. ПЕРВОГО НИСАНА – СЫНЫ АРАХА, ПОТОМКА ЙЕЃУДЫ ДВАДЦАТОГО ТАМУЗА – СЫНЫ ДАВИДА, ПОТОМКА ЙЕГУДЫ ПЯТОГО АВА – СЫНЫ ПАРОША, ПОТОМКА ЙЕГУДЫ СЕДЬМОГО числа ТОГО ЖЕ МЕСЯЦА – СЫНЫ ЙОНАДАВА БЕН РЕХАВА ДЕСЯТОГО числа ТОГО ЖЕ МЕСЯЦА – СЫНЫ СНАА, ПОТОМКА БИНЬЯМИНА ПЯТНАДЦАТОГО числа ТОГО ЖЕ МЕСЯЦА – СЫНЫ ЗАТУ, ПОТОМКА ЙЕЃУДЫ, ДВАДЦАТОГО числа ТОГО ЖЕ МЕСЯЦА – СЫНЫ ПАХАТМОАВА, ПОТОМКА ЙЕЃУДЫ  ДВАДЦАТОГО ЭЛУЛА – СЫНЫ АДИНА.

Мишна Тааинит, 4:5

15 ава право доставки дров имели священники, левиты, а так же те, кто сомневался в своем происхождении. После 15 ава рубка дров для Храма прекращалась, поскольку считалось, что с этого дня и дальше солнце греет недостаточно сильно, чтобы достаточно просушить свежесрубленные деревья, дабы они не дымили во время сожжения: ««От пятнадцатого ава и далее истощается сила солнца, и не срубали деревья для огня [на жертвеннике], поскольку они не сухие». Сказал рав Менашья: и  назвали его днем сломленного топора». (Таанит, 31а).

О том, какое значение придавали приношению дров, можно судить по легенде о семье из города Нефора, проявившую необычную смекалку, чтобы доставить в Иерусалим дрова для жертвенника:

Однажды власти запретили евреям приносить в Храм дрова для разжигания огня [на жертвеннике]. И поставлены были заставы на дорогах, подобные тем, которые поставил Йеровам бен Неват, дабы не совершали сыны Израиля паломничества в Храм [в праздники]. Как же поступали богобоязненные люди того поколения? Брали они куски дерева, делали из них подобие лестниц и, взвалив их себе на плечи, отправлялись в путь. Когда приходили они к заставе, спрашивали у них [стражники]: «Куда вы идете?» Они же отвечали им: «Идем мы, дабы принести птенцов из голубятни там, куда мы идем, с помощью лестниц, которые у нас на плечах». Когда же проходили [заставу], разбирали они лестницы и несли в Иерусалим [для разведения огня на жертвеннике в Храме]. И о них и им подобных сказано: «Память праведника благословенна» (Мишлей, 7:10),

Таанит, 28а

В начале Великого восстание 15 ава произошло вооруженное столкновение между еврейскими радикалами и политическими противниками, которым, вопреки обычаю, не позволили принести в Храм дрова:

На восьмой день, в праздник ношения дров  когда каждый должен был доставить дрова к алтарю для поддержания на нем вечного огня, ревнители исключили своих противников из участия в этом акте богослужения. Вместе с невооруженной массой вкралось тогда в храм множество сикариев (разбойников с кинжалами под платьем), с помощью которых они еще более усилили нападения. Царские отряды оказались в меньшинстве и уступали им также в мужестве; они должны были освободить верхний город. Тогда наступавшие вторглись туда и сожгли дом первосвященника Анания, а также дворцы Агриппы и Вереники; вслед за этим они перенесли огонь в здание архива для того, чтобы как можно скорее уничтожить долговые документы и сделать невозможным взыскание долгов. Этим они имели в виду привлечь массу должников на свою сторону и восстановить бедных против лиц состоятельных. Надзиратели архива бежали, так что они беспрепятственно могли предать его огню. Уничтожив здания, составлявшие как бы нервы города, они  бросились на своих   врагов. Часть властных людей  и первосвященников скрылась в подземные ходы; другие вместе с царским отрядом отступили назад, в верхний дворец, и поспешно заперли за собою ворота. Между последними находились: первосвященник Ананий, брат его Езекия и посланные пред тем к Агриппе делегаты. Тогда только бунтовщики сделали перерыв, доволь­ствуясь победой и произведенными огнем опустошениями.

Иудейская война, 2:17:6

Праздник виноградников

Другая традиция, так же приведенная в Мишне, связывает Ту бе-Ав с Судным днем. Согласно этой традиции, в древности это были два самых радостных праздника:

СКАЗАЛ РАБАН ШИМОН БЕН ГАМЛИЭЛЬ: НЕ БЫЛО ПРАЗДНИКОВ У ИЗРАИЛЯ, ПОДОБНЫХ ПЯТНАДЦАТОМУ АВА И ЙОМ-КИПУРУ, – ТАК КАК В НИХ, бывало, ДОЧЕРИ ИЕРУСАЛИМСКИЕ ВЫХОДЯТ В БЕЛЫХ ОДЕЖДАХ, КОТОРЫЕ ОНИ ОДАЛЖИВАЮТ, ЧТОБЫ НЕ ВВОДИТЬ В СМУЩЕНИЕ ТЕХ, У КОГО ИХ НЕТ. КАЖДУЮ ОДЕЖДУ ОБЯЗАНЫ ОКУНУТЬ в микву.

Мишна Таанит, 4:8

Возможно, эти праздники оказались в одной связке, поскольку 15 ава, выпадающее на июль-август,  было началом сезона сбора винограда и виноделия, тогда как Судный день (конец сентября-октябрь) означал его окончание.

Происхождение праздника

Талмуд приводит несколько объяснений, почему 15 ава стало «малым» праздником:

 Сказал рав Йеѓуда со слов Шмуэля: это день, когда коленам было позволено сочетаться друг с другом.

Сказал рав Йосеф со слов рава Нахмана: это день, когда колену Биньямина было [вновь] разрешено войти в общество [Израиля].

Сказал Раба бар Бар-Хана со слов рабби Йоханана: это день, когда перестали умирать [люди поколения] пустыни.

Сказал Ула: это день, когда Ѓошеа бен Эла отменил заставы, поставленные Йеровамом бен Неватом, чтобы люди не могли совершать паломничество [к Иерусалимскому храму по праздникам].

Рав Матана сказал: это день, когда погибшие в Бейтаре были выданы для погребения.

Таанит, 30б-31а

В свою очередь,  некоторые современные исследователи полагают, что первоначально Ту би-Ав мог быть языческим праздником в честь середины лета (подобно тому, как Ти би-Шват, 15 швата, был праздником в честь середины зимы».

Поскольку Ту би-ав считается малым праздником, в синагогах в этот день не читают таханун, и не произносят надгробных речей, если кого-то хоронят.

Киббуцный праздник

В прошлом веке в нескольких израильских кибуцах попытались возродить праздник, получивший название Хагигат ѓа-Крамим («Праздник виноградников»). Празднество сопровождалось музыкой, танцами, чтением стихов и исполнением песен и любви.

Празднование 15 ава в Израиле. Танцующие девушки

В 20-е годы в кибуцах Изреельской долины возник  еще один праздник, Хагигат ѓа-Гез («Праздник стад»). Его отмечали только в кибуцах, где держали овец; он символизировал радость пастухов в связи с окончанием сезонной стрижки. Последнюю неостриженную овцу приводили в кибуц и торжественно стригли с пением и танцами. В некоторых кибуцах устраивали ярмарки изделий из шерсти, а кибуцная самодеятельность показывала короткие пьесы, чаще всего на сюжет 25 главы I книги Шмуэля. («И был человек в Маоне, а имение его в Кармеле; и этот человек был очень богат: у него было три тысячи овец и тысяча коз; и был он при стрижке овец своих в Кармеле.  Имя того человека Навал, а имя жены его Авигаль»).


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение