next perv

Надпись на кувшине может перекроить карту древнего Израиля



Около трех тысяч лет назад безымянный писец начертал одно слово на иврите на большом кувшине, наполненным вином или чем-то другим, и сохранившимся в доме в Абель-Бет-Маахе – древнем поселении на северной оконечности современного Израиля, недалеко от Метулы. И вот археологи нашли этот кувшин, и оказалось, что одно слово способно перекроить карту древнего израильского царства в X-IX веках до н.э., доказав, что это царство могло простираться гораздо дальше на север, чем предполагается в настоящее время.

Среди археологов ведутся серьезные споры, находился ли Абель-Бет-Мааха, который трижды упоминается в ТАНАХе, под контролем израильского царства, финикийцев, арамейцев или был в указанный период независимым. Эта полемика и, соответственно, вопросы, возникшие в связи с обнаруженным словом на кувшине, выводят нас к более широкой проблематике – к спорам об историчности ТАНАХа и, в особенности, об истинных размерах территории израильского царства, а также о системе верований древних израильтян.

О найденной надписи на иврите стало известно прошлым летом, когда археологи обнаружили пять разбитых кувшинов в большом здании, датируемом периодом железного века, как утверждают доктор Наама Яалом-Мак и доктор Нава Панич-Коэн из Еврейского университета: они руководят раскопками вместе с профессором Робертом Маллинсом из Тихоокеанского университета Азусы в Лос-Анджелесе.

«Признаться, мы не заметили надпись, когда стали отмывать  находки, – говорит Яалом-Мак, – но когда реставратор Адриана Ганор начала собирать осколки, то заметила слабые, неясные следы какой-то надписи на одном из них».

Многоспектральные снимки, сделанные в той же лаборатории Музея Израиля, где изучают Свитки Мертвого моря, позволили расшифровать пятибуквенное слово, написанное палеоивритским шрифтом, рассказывает доктор Яалом-Мак. Надпись гласит – «leBenayau», означая, что емкость для хранения и ее содержимое «принадлежат Бенае».

В то время как надписанный кувшин был найден пустым, в одном из других разбитых сосудов, обнаруженных рядом с ним, находилась виноградная косточка и возможные остатки вина. Это обстоятельство позволило археологам предположить, что они наткнулись на винный погреб некоего Бенаягу. Маркировка товаров с предлогом «le» (что означает «для» на иврите), за которым следует имя владельца, была типичной хозяйственной практикой во всем древнем Леванте. Впрочем, если эта нанесенная маркировка считалась вполне обыденной в то время, для археологов она обретает совсем иное значение.

По мнению Панич-Коэн, это первая подобная надпись, обнаруженная в Абель-Бет-Мааха, датируемая более чем 2900 лет назад. То был неспокойный период в истории израильтян, и особенно для северных районов Израиля, которые неоднократно переходили из рук в руки; потому и возникла неопределенность в отношении контроля над этим местом. Тогдашний шумный торговый город был буквально зажат между Тиром и Сидоном, процветающими финикийскими городами-государствами на побережье, могущественным арамейским государством с центром в Дамаске и северным еврейским царством – Израилем со столицей в Самарии.

Из-за его местоположения исследователи много спорили о личности жителей Абель-Бет-Маахи и политической принадлежности города и его окрестностей в различные эпохи. В частности, искали ответы на вопросы, были ли религия, язык и культура жителей Абеля такими же, как в Израиле? Кому этот город подчинялся или был независимым городом-государством.

Раскопки, ведущиеся в этом месте, воссоздают сложную картину культурной самобытности города. Археологи обнаружили раскрашенную финикийскую керамику рядом с горшками, которые более типичны для районов юга; кости животных, которые использовались для гадания («астрагаломантия»), и единственная в своем роде фигуративная скульптура, возможно, изображающая голову короля.

Теперь мозаику материальной культуры здешних мест пополнила надпись «leBenayau». Однако вопрос, который пока остается открытым – был ли этот кувшин доставлен откуда-нибудь или изготовлен непосредственно в Абеле. С этой целью проводится петрографический анализ сосуда, чьи результаты позволят определить происхождение глины.

«Когда мы находим подобные амфоры или сосуды, они, как правило, предназначены для хранения местной продукции, хотя, тем не менее, нельзя исключать, что речь могла идти и о хранилище для кувшинов, доставленных сюда теми или иными торговыми путями», – поясняет Панич-Коэн. Она добавляет, что, конечно, одна надпись не доказывает, что город принадлежал израильскому царству, но все же эта надпись каким-то образом «помещает Абель Бет-Мааху в сферу деятельности царства Израиля».

Кувшин Бенаяу и другие находки, сделанные в этом месте, могут подтвердить версию археолога Авирама Бирана, который с 60-х годов прошлого века годов исследовал древний город Дан – всего в шести километрах от Абель-Бет-Маахи. Еще тогда он пришел к выводу, что регион Дан был плотно заселен почти 3000 лет назад, и это в какой-то степени подтверждает танахическое повествование, где неоднократно описывается израильская территория, простирающаяся «от Дана до Беер-Шевы» (например, в I Книге Царств, 4:25) уже во времена Давида и Шломо (Соломона), то есть около 3000 лет назад. Несмотря на то, что прочие исследователи эту версию категорически отвергали, новые находки лишь подтвердили правоту Бирана.

Что же можно сказать о самом Бенаяу? Чтобы приобрести или получить большое количество товаров, он, вероятно, был кем-то из состоятельных людей или представителей власти, но его имя не встречается ни в каких документах или списках. Некоторая дополнительная важная информация, однако, может быть извлечена из самой находки. Кувшин с именем Бенаягу необычен тем, что на ручке виден след печати в виде креста или звезды. В древнем мире штамп на глиняном сосуде использовался для того, чтобы пометить чью-то собственность. В Леванте было найдено множество разновидностей подобных оттисков. Но у данного отпечатка нет никаких известных параллелей.

И все же самое любопытное – само имя. Бенаягу – означает «Бог построил» и происходит от корня еврейского глагола banah (строить) и суффикса йуд-вав, обозначающему имя Бога – ЯХВЕ, Бога ТАНАХа. Иначе говоря, это делает его теофорным именем, поскольку оно включает имя божества, которому поклоняется его носитель. Это  позволяет квалифицировать человека, как израильтянина и поклонника ЯХВЕ.

Имя Бенаяу позволяет говорить о связи между Абель-Бет-Маахой и древним Израилем, хотя еще недостаточно оснований, чтобы считать этот город полностью израильским. «Надпись на кувшине может служить доказательством того, что власть в городе принадлежала людям, носящим «яхвистические» имена и говорившим на иврите, – заключает Яалом-Мак. – Этот сосуд был найден в хранилище, которое, по всей видимости, принадлежало местному жителю, и он носил.

Ариэль Давид

Источник: сайт Детали

 

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение