next perv

Кровавый тав на лбу приговоренного к смерти



В книге пророка Ехезкеля,  9:3-6, мы находим такие слова:

И слава Бога Израилева сошла с Херувима, на котором была, к порогу дома. И призвал Он человека, одетого в льняную одежду, у которого при поясе прибор писца. 
И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак.
А тем сказал в слух мой: идите за ним по городу и поражайте; пусть не жалеет око ваше, и не щадите;
старика, юношу и девицу, и младенца и жен бейте до смерти, но не троньте ни одного человека, на котором знак, и начните от святилища Моего. И начали они с тех старейшин, которые были перед домом.

На иврите сказано “тав” т.е. “знак”. (В современном иврите еще и “нота”). Казалось бы, понятно. Ангел должен поставить знак на лбу тех, кто скорбит о мерзостях, а остальных уничтожить. (Оговоримся – это все в видении Ехезкеля, и все это не состоялось).

Но Гемара (Шабат 55а) этим не удовлетворяется, и предлагает другое прочтение:

Сказал Святой, благословен Он,  Гавриэлю: напиши букву тав чернилами на лбу праведников, чтобы защитить их от ангелов-уничтожителей, и напиши букву тав кровью на лбу злодеев, чтобы властвовали над ними ангелы-уничтожители.

Таким образом, согласно Талмуду, вопреки тексту пророка, получается, что:

1. На лбу пишут настоящую букву тав.
2. Ее пишут вполсилы на лбу помилованных, а по-настоящему – на лбу приговоренных.

Полагаю, что затруднение Талмуда связано с тем, что букву θ (означающую th, так же, как ת) – первую букву слова θάνατος = смерть – ставили напротив имен приговоренных к смерти. Например, у Персия, в одной из его сатир (4:13), мы находим такую строку:

Et potis es vitio nigrum præfigere theta.

В переводе Фета она звучит так:

И преступленье ѳитой ты мрачной умeешь отмeтить?

В примечании Фет пишет:

Ѳитой мрачной. Ѳита — начальная буква греческаго ϑάνατος (смерть); ее ставили судьи перед именами приговоренных к смертной казни.

И Гален  пишет, что врачи в своих записных книжках пишут υ или θ (первые буквы слов ὑγίεια или ϑάνατος) против имен пациентов.

На мозаиках, изображающих гладиаторов, theta nigrum стоит около убитых.

 

Обратим внимание на θ (theta nigrum) около убитых гладиаторов.

Таким образом, если мое предположение правильно, мудрецы Талмуда хорошо знают, что th написано на лбу у обреченного смерти, а не предназначенного к жизни. С этим, возможно, и связан мидраш.

Септуагинта переводит просто σημεῖον – знак. Но Иероним, вероятно, знаком с еврейской традицией, и потому он пишет:

Et signa thau super frontes

И отметь тав (или тау) на лбах…

Притом пишет его через th. Исходя из этого, он, вероятно, имеет в виду ивритский ת, а не греческую тау.

По прошествии еще 200 лет Исидор Севильский пишет, ссылаясь на этот стих Ехезкеля в переводе Иеронима, что тау (Т) – священная буква, изображающая крест. Пророчество Ехезкеля о том, что люди с буквой на лбу спасутся, а остальные погибнут, играет для него новыми красками.

Григорий Идельсон

Первая публикация в блоге автора


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение