next perv

Элиягу в еврейских преданиях. Часть IV. Элиягу и мудрецы



Выдающийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.

Предлагаем читателям подборку очерков Луиса Гинцберга, посвященных образу пророка Элиягу в Талмуде, мидрашах и еврейской традиции.

Чисто человеческое отношение Элиягу к людям в полной мере проявлялось не в его благотворительности или суровости, но, прежде всего, в вежливых ученых беседах с выдающимися знатоками Торы, в первую очередь мудрецами эпохи Талмуда. Пророк был их учеником и в то же время учителем: к одним он обращался с трудными вопросами, других, наоборот, наставлял и учил.  Разумеется, поскольку он хорошо знал тайны горних миров, гораздо чаще Элиюгу выступал в роли наставника, а не ученика. Значительная часть эзотерического еврейского учения была получена именно от Элиягу. Кроме того, способный перемещаться чуть ли не со скоростью света, пророк нередко сообщал мнение кого-либо из мудрецов его коллеге, жившему на расстоянии сотен миль.

Именно Элиягу научил рабби Йоси сокровенному смыслу библейских стихов, сообщающих, что женщина сотворена помощником мужчины. С помощью примеров он объяснил мудрецу, насколько женщина необходима мужчине.

Рабби Негораи пророк объяснил, зачем Бог сотворил бесполезных и даже вредных насекомых. Оказывается, они существуют потому, что зрелище бесполезных и даже вредных существ не позволяет Богу уничтожить мир, когда, видя все зло и несправедливость, Он раскаивается, что сотворил человека. Ибо если Он хранит существа, которые в лучшем случае бесполезны, а то и вредны, то тем более должен хранить людей с их огромным потенциалом.

Тому же рабби Негораи Элиягу объяснил, что Бог насылает землетрясения и другие бедствия, когда видит, что места развлечения процветают, в то время как Храм лежит в развалинах.

Рабби Йегуду Элиягу научил трем правилам: пусть гнев не властвует над тобой, и ты не согрешишь; пусть хмель не властвует над тобой, и ты избежишь многих неприятностей; прежде, чем отправиться в путь, посоветуйся с Творцом.

Если между мудрецами возникали разногласия, Элиягу регулярно спрашивали, как это место понимают в небесной йешиве. Однажды, когда мудрецы поспорили, каковы были намерения Эстер, когда она пригласила Амана на пир, пророк, спрошенный Раббой бар Абагу, объяснил, что все мотивы, приписанные ей разными мудрецами,  являются истинными, поскольку, приглашая всесильного временщика, Эстер хотела достичь сразу нескольких целей.

Аналогичный ответ Элиягу дал мудрецу Авиатару, который спорил с коллегой, почему еврей из колена Эфраима, из-за которого началась война с коленом Биньямина, сначала поссорился со своей наложницей, а затем помирился с ней. Элиягу объяснил, что на небесах приводят два объяснения жестокого поведения этого человека:  первое соответствует мнению самого Авиатара, второе – его оппонента Йонатана.

Когда произошел знаменитый спор между рабби Элиэзером бен Гирканосом, когда мудрецы настаивали на своем мнении, несмотря на то, что небесный голос подтвердил правоту рабби Элиэзера, Элиягу сказал рабби Натану, что в этот момент Всевышний улыбнулся и сказал: «Победили меня сыны мои, победили».

Однажды у Элиягу возникли серьезные неприятности из-за того, что он поведал мудрецам о небесных делах. Пророк ежедневно посещал дом учения рабби Йегуды Патриарха. Как-то в новомесячье он припозднился, объяснив, что в этот день была его очередь разбудить трех праотцов и омыть им руки, чтобы те смогли помолиться, а после молитвы уложить их на прежнее место. При этом, объяснил пророк, это весьма утомительная обязанность, поскольку трем праотцам не позволяют молиться одновременно: сначала молится Авраам, потом Ицхак, потом Яаков.  Ибо если они станут молиться вместе, у Бога не будет выбора, кроме как исполнить общую просьбу столь великих праведников, и Ему придется послать Машиаха раньше положенного срока.

Рабби Йегуда захотел узнать, есть ли среди живых праведников человек, чья молитва произведет такой же эффект. Элиягу сказал, что такой силой обладают молитвт рабби Хии и двух его сыновей. Не теряя времени, рабби Йегуда объявил день поста и позвал рабби Хию и его сыновей вести молитву. Те начали произносить Восемнадцать благословений. Когда они произнесли «ветер», началась буря; когда попросили о дожде, хлынул дождь. Когда же чтецы дошли до просьбы о воскрешении мертвых, на небесах началась паника. И когда там узнали, что Элиягу открыл людям тайну молитвы трех этих мужей, пророка высекли огненными плетьми. Чтобы сорвать замысел рабби Йегуду, Элиягу пришлось превратиться в медведя, и молящиеся в страхе разбежались.

Аналогичным образом Элиягу часто докладывал на небе о земных делах.  Как-то он сказал Рабби бар Шиле, что в небесном доме учения никогда не цитируют рабби Меира из-за того, что он учился у величайшего грешника Элиши бен Авуи.  Раба объяснил поведение коллеги так: «Рабби Меир нашел гранат. Что об сделал? Съел зернышки и выбросил кожуру». Элиягу признал справедливости этого довода, и прочие обитатели горних миров с этим согласились. С тех пор толкования рабби Меира зазвучали и в небесной йешиве.

Элиягу интересовался не только учением, но и личными обстоятельствами мудрецов, особенно когда последних нужно было обеспечить всем необходимым, чтобы они могли посвятить свою жизнь учебе. Именно он посоветовал Элиэзеру бен Гирканусу, ставшему впоследствии одним из величайших мудрецов, отправиться в Иерусалим, чтобы учиться у рабби Йоханана бен Закая.

Как-то раз Элиягу встретил еврея, который сказал, что когда на Страшном суде его спросят, почему он не учил Тору, он ответит, что для этого ему недоставало разума и мудрости. Пророк спросил его, чем он занимается. «Я рыбак», – ответил еврей. «Сын мой», – спросил Элиягу, – «Кто научил тебя плести и забрасывать невод, чтобы ловить им рыбу?». «Ну, для этого небеса дали мне достаточно ума и сообразительности», – ответил рыбак.  «Если тебе хватает ума, чтобы забрасывать невод и ловить рыбу, то почему он оставит тебя, если ты станешь учить Тору?». Тронутый рыбак заплакал. В утешение Элиягу сказал ему, что его слова справедливы и в отношении многих других людей.

Известен и другой случай, когда Элиягу преподал урок о важности и ценности изучения Торы. Как-то раз, когда пророк принял облик мудреца, к нему подошел человек и пообещал обеспечить его всем необходимым, если тот уйдет вместе с ним из Явне (крупнейшего центра изучения Торы). Элиягу отказался, заявив искусителю: «Даже если ты предложишь мне миллион золотых динариев, я не покину обитель Торы, и не стану жить там, где нет Торы!».

Под «Торой», разумеется, Элиягу понимал, прежде всего, закон как его понимали и толковали  раввины. Поэтому он неустанно подчеркивал авторитет Устной Торы, а так же демонстрировал истинность тех или иных библейских обетований, казавшихся, на первый взгляд, совершенно несбыточными.  К примеру, однажды он исполнил просьбу рабби Йегошуа бен Леви,  пожелавшего увидеть драгоценные камни, которые в дни Машиаха будут освещать Иерусалим вместо солнца.  Дело было так: корабль попал в жестокий шторм. Среди многочисленных пассажиров гибнущего судна оказался еврейский юноша. Элиягу сказал ему, что спасет корабль, если тот отправится к рабби Леви и отведет его в одно место, расположенное вдали от человеческих жилищ, и покажет ему эти камни.  Пассажир  усомнился, что столь важный человек последует за каким-то неизвестным юношей в неизвестное пустынное место, однако после того, как Элиягу заверил его в величайшей скромности рабби Йегошуа, согласился. Корабль и его пассажиры спаслись. Юноша пришел к рабби Йегошуа и убедил его последовать за ним. Рабби Йегошуа, который действительно отличался чрезвычайной скромностью, шел за юношей три мили, даже не спросив, куда, собственно, они направляются. Когда, наконец, они дошли до пещеры, проводник воскликнул: «Смотри, вот они, эти камни!».  Стоило раввины взять эти камни, как из них хлынул поток света, достигший Лидды, города, где жил рабби Йегошуа. Испуганный раввин бросил камни, и они немедленно исчезли.

Рабби Йегошуа пользовался особым расположением Элиягу, который даже устроил мудрецу встречу с Машиахом. Рабби обнаружил Помазанника в толпе нищих и убогих, собравшихся у ворот Рима,  и приветствовал его словами: «Мир тебе, мой учитель и наставник».  «Мир и тебе, потомок Леви», – ответил Машиах. Рабби Йегошуа спросил его, когда тот явится. «Сегодня», – ответил Машиах. Позже Элиягу объяснил мудрецу,  что, когда Машиах сказал «сегодня», он имел в виду, что, со своей стороны, готов принести Избавление Израилю в любое время. Поэтому как только евреи будут этого достойны, он незамедлительно исполнит свою миссию.

Элиягу так же попытался устроить разговор между рабби Йегошуа и покойным рабби Шимоном бар Йохаем, однако последний не счел его достойным своей беседы. Когда рабби Шимон обратился к нему с вопросом, рабби Шимон, в силу своей скромности, ответил так, что составить о нем высокое мнение было весьма затруднительно. Хотя на самом деле он обладал такими достоинствами и добродетелями, что, когда он умер и попал в рай, Элиягу шел перед ним, восклицая: «Дорогу сыну Леви!».


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение