next perv

Ирод Великий и Рим



В 2018 году издательство АСТ выпустило в серии «Страницы истории»  книгу Адриана Голдсуорси  «Октавиан Август. Революционер, ставший императором».

Предлагаем читателям отрывок из этой книги.

Нам известно, какие огромные усилия прилагал царь Иудеи Ирод, чтобы постоянно пользоваться расположением Цезаря. Явившись как проситель, он получил подтверждение своей царской власти накануне вторжения последнего в Египет, во время которого присоединился к Цезарю и снабжал его продовольствием и деньгами для армии. Другой его визит (также с подношением даров) последовал после отъезда Цезаря из Египта, и в обмен он вернул себе территории, отнятые у него Антонием для передачи Клеопатре. Несколько сотен галлов, телохранителей царицы (их ей подарил опять-таки Антоний) Цезарь также отдал царю Иудеи. Тем не менее нервозность и растущая паранойя одолевали Ирода, о чем свидетельствуют распоряжения, которые он оставлял. Его жена Мариам, внучка Гиркана и принадлежавшая таким образом, в отличие от идумеянина Ирода, к царскому роду, была отправлена вместе с матерью в крепость, чтобы ожидать его возвращения из первой беспокойной поездки к Цезарю. Якобы для их защиты царь оставил приказ убить свою супругу, если он не сумеет завоевать благосклонность победителей и не вернется. Мать и сестру, ненависть которых к его жене и теще были очевидны и взаимны, отправили в цитадель Массада, поскольку они не могли ужиться.

Ирод вернулся, добившись желаемого, однако его жена отнюдь не пришла в восторг от его тайных распоряжений и не увидела в них, как того хотел Ирод, свидетельства столь жаркой страсти, что он не мог снести того, чтобы она принадлежала еще кому-то. Учитывая, что он питал сильнейшие подозрения по поводу причастности жены к имевшему место несколько лет назад «несчастному случаю», в результате которого утонул ее брат, отношения между супругами были непростыми и вскоре еще более ухудшились. Звучали обвинения в заговоре с целью отравить царя, которые в конце концов поддержала ее мать, решившая, что ее дочь уже обречена. Мариам казнили в 29 г. до н. э. Вероятно, в 30 г. до н. э. Ирод убил ее деда, старого Гиркана, до сих пор рассматривая его как угрозу, хотя тот уже давно стал калекой и не мог быть ни первосвященником, ни царем. Его, человека весьма преклонного возраста, несколько лет проведшего в парфянском плену, обвинили в переговорах с этой восточной державой и осудили на смерть.

Платили ли цари-клиенты регулярные подати Риму, остается неясным. Упоминания о дарах – притом довольно щедрых, как, например, золотые венки в честь победы империи, а также продовольствие, ресурсы и солдаты для поддержки военных кампаний Рима – весьма часто встречаются в регистрационных ведомостях; Ирод Великий, например, прислал 500 человек для участия в аравийской экспедиции Элия Галла. Некоторые ученые полагают, что эти царства были обязаны удовлетворять запросы римской стороны, а не платить регулярную дань, но возможно также, что римляне получали деньги, услуги или товары каждый год, и все это тактично именовалось дарами. В самом широком смысле положение правителей-клиентов было эквивалентно положению провинциальных наместников – с той лишь разницей, что их власть не являлась временной, хотя Август в любой момент мог их ее лишить, а кроме того, она не передавалась их наследникам автоматически – так, Ирод Великий в качестве особой привилегии получил право самостоятельно выбирать преемника, но другого такого случая мы не знаем.

О карьере Ирода известно больше, чем о карьере любого другого из клиентных правителей этого времени, очевидно, что он пользовался значительной свободой действий и в то же время полностью зависел от римлян. В течение своей жизни он несколько раз бывал в Риме. Всякий раз когда Август, Агриппа или кто-нибудь другой из старших членов семьи или ее представителей, отправлялся на Восток, Ирод приезжал к нему на аудиенцию, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Благодаря этому в 20 г. до н. э. иудейский царь получил в дар новые территории, а сам примерно в это же время отправил нескольких своих сыновей получать образование в Риме. Среди царей-клиентов это было обычной практикой. В какой-то мере их дети были заложниками, но, что более важно, они получали римское образование, а поскольку они проводили большую часть времени в кругу семьи Августа, можно было сделать некоторые выводы об их характере и степени надежности. Ирод, например, считался заслуживающим доверия, но об остальных нельзя было сказать того же. Большинство дарованных ему земель часто оказывались отнятыми у другого правителя-клиента.

Центральной частью царства Ирода оставались Иудея, Самария, Галилея и его родная Идумея. Там жили самаритяне и было много языческих общин, а в землях, включенных Августом в состав его государства, население тоже было смешанным. По отношению к своим иудейским подданным, особенно в Иерусалиме, царь старался показать себя ревностным иудеем. Вскоре он начал отстраивать великий Храм и позаботился о том, чтобы сделать это надлежащим образом, с использованием лучших материалов, а также нанял жрецов в качестве рабочей силы на всех участках, которые считались священными. За исключением Августа и Агриппы, Ирод был, пожалуй, самым крупным застройщиком того времени и оплачивал сооружение монументов не только в своих землях, но и в соседних провинциях. Некоторые проекты были утилитарными, как, например, строительство искусственной гавани под названием Кесария Приморская (Caesaria Maritima), поскольку природных портов вдоль побережья не было. Для строительства потребовалось огромное количество римского водонепроницаемого бетона, который делали из вулканического песка – пуццолана, добываемого в районах возле Везувия. Из него сделали блоки сорок пять на двадцать пять на тринадцать футов и опустили на морское дно так, что получился мол. Новый порт со своей обширной гаванью и складскими помещениями значительно способствовал развитию торговли и обеспечил Ироду постоянный доход от пошлин на товары и ведение коммерческой деятельности, а также облегчил ему доступ к предметам роскоши.

Ра

Развалины Кейсарии

Название «Кесария» было одним из наиболее очевидных способов польстить Цезарю Августу. Ирод основал не один город с таким названием, а недавно перестроенную столицу Самарии переименовал в Себастию. Поскольку же многие колонисты являлись отставными солдатами армии Ирода, то среди ее населения преобладало язычество. Это была очень удобная для набора наемников местность, и когда царство окончательно превратилось в римскую провинцию, себастианцев забрали в римскую армию, где они служили в регулярных вспомогательных когортах под командой наместника. Солдаты, участвовавшие в казни Иисуса, скорее всего, были себастианцами.

Похоже, что во всех городах, названных в честь Цезаря, должны были быть храмы, посвященные богине Роме и Августу. Эти поселения были откровенно языческими, даже если там проживало значительное иудейское меньшинство, и там имелись другие языческие храмы, украшенные статуями богов и богинь, а также принцепса, членов его семьи и соратников вроде Агриппы. Изображений самого Ирода не было, а в иудейских городах, особенно в Иерусалиме, не было вообще никаких изображений кого-либо, кроме как на монетах. Храм чеканил собственные монеты для пожертвований (поэтому во дворе сидели менялы), и на этих монетах не было символов, могущих оскорбить религиозные чувства верующих. Подобно большинству представителей элиты, Ирод говорил по-гречески, был немного знаком с греческой литературой и философией и восхищался многими аспектами греческой культуры – например, сделал щедрое пожертвование на Олимпийские игры. Он построил в Иерусалиме театр и ипподром для скачек и состязаний на колесницах, а также амфитеатр, хотя некоторые историки считают, что это и был ипподром, и там и проходили гладиаторские игры. Эти игры проводились во многих языческих городах подвластной ему области, а в Иерусалиме каждые четыре года устраивались спортивные и театральные состязания.Иудеев никто не заставлял в этом участвовать, и лишь немногие из них приходили смотреть зрелища.

Ипподром, построенный Иродом в Кейсарии

Ирод стремился обрести авторитет в широких эллинистических и римских кругах, а не только в своем царстве. Почти все его советники и должностные лица были греками, а его армия состояла преимущественно из язычников. Август предоставил ему отряд галльских телохранителей, который некогда подарил Антоний Клеопатре, также известно о германцах и фракийцах. Иудейские же воины были либо идумеями, как сам Ирод, и потому евреи не считали их истинными иудеями, либо вавилонянами, которые бежали из Парфии и надеялись получить от него землю и средства к существованию. То, что царь опирался на иностранную поддержку и полностью зависел от римлян, мало способствовало его популярности в глазах иудейских подданных. Самые высокопоставленные должностные лица и военачальники обычно были иудеями, в основном – его родственниками, хотя это и не спасло их от смертной казни по подозрению в реальной или предполагаемой измене. Все представители царского рода Хасмонеев мужского пола оказались истреблены и многие женщины – тоже.

До тех пор, пока Ирод пользовался римской поддержкой, его нельзя было низложить силой, учитывая то могущество, которым он обладал. В эти годы на него совершила покушение группа молодых знатных иудеев, но они отличались скорее мужеством и убежденностью в собственной правоте, чем искушенностью в таких делах. Шпионы Ирода разоблачили их, и все, кто участвовал в заговоре, сознались, когда их привели к царю. Перед казнью заговорщиков подвергли пыткам, а многие их родственники были убиты. Ирод не пользовался любовью своих иудейских подданных. Отношение же к нему неевреев выявить труднее, но ничто не могло объединить их в неприязни к его правлению с самаритянами. Это, а также безжалостное подавление любого проявления оппозиции, помогало ему держаться у власти. Для римлян же популярность Ирода не имела никакого значения до тех пор, пока он оставался им верен и был в состоянии контролировать своих подданных.

Имя Августа прославлялось в названиях городов и в художественном оформлении некоторых новых построек. На ипподроме (если предположить, что он одновременно был и амфитеатром) были выставлены трофеи в память о его победах, каковые были перечислены по названиям. Трофеи были выполнены в традиционном римском стиле и представляли собой столбы с перекладинами, на которых висели щиты и шлемы, предположительно захваченные у врагов. Жители Иерусалима приняли их за человеческие фигуры и начали возмущаться. Через влиятельных лиц они передали Ироду, что их и без того оскорбляли зрелища гладиаторских боев, а уж изображения людей для них и вовсе неприемлемы. Повторное заявление Ирода, что это не люди, не возымело действия, и тогда трофеи пришлось снять, чтобы показать, что это просто деревянные палки. Инцидент закончился дружным смехом, и, похоже, что никто уже ничего больше не имел против прославления успехов Августа или против влияния римской культуры (кроме тех случаев, когда она вступала в противоречие с иудейским законом) (Ios. Fl. AI. XV. 272–279).

В последующие годы недовольство иудеев римским правлением нарастало и вылилось в крупные восстания при Нероне, Траяне и Адриане, но в данный момент негодование было направлено скорее против самого Ирода. Царь мог проявлять непомерную жестокость по отношению к тем, в ком видел угрозу, и близкие к нему люди знали о его непредсказуемом нраве и склонности к насилию. Однако при нем царство процветало и извлекало выгоду из торговли, а грандиозные строительные проекты приносили практическую пользу и обеспечивали занятость. Неоднократно он уменьшал налоговое бремя для своих подданных, но все равно неясно, оставалось ли оно таким же тягостным и насколько равномерно распределялось благосостояние. Вероятно, судьба многих сельских бедняков по-прежнему оставалась нелегкой.

Тем не менее в неурожайные годы, когда была нехватка продовольствия, т. е. в конце 20-х гг. до н. э., Ирод просил помощи у преемника Элия Галла – префекта из числа всадников, а в качестве оплаты предложил свои личные золотые и серебряные украшения, которые приказал переплавить в монеты. Иосиф Флавий упоминает, что префект Петроний, который был другом царя, позволил ему закупить значительное количество египетского зерна, и даже помог организовать его вывоз в Иудею. Невозможно представить, чтобы это произошло без ведома или, по крайней мере, без последующего одобрения Августа, а кроме того, данный эпизод показывает, насколько царства и собственно провинции были интегрированы в единую империю. Когда зерно доставили, последовали меры по распределению муки и хлеба среди наиболее нуждающихся. И как минимум на некоторое время щедрость Ирода, соответствовавшая иудейской традиции заботы о бедных, обеспечила ему большую популярность среди подданных (Ios. Fl. AI. XV. 305–316).

Kнигу Адриана Голдсуорси  «Октавиан Август. Революционер, ставший императором» можно приобрести в интернет-магазинах  АмазонЛабиринт и  Озон


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение