next perv

Иоанн-Павел II и синагога



В 2019 году издательство НЛО выпустило книгу Вадима Волобуева “Иоанн Павел II: Поляк на Святом престоле”. Предлагаем читателям отрывок из этой книги.

 

 

Войтыла с детства пересекался с еврейской стихией. Жил в доме, принадлежавшем еврею, учился в классе с тремя евреями. В 1937 году присутствовал на выступлении кантора Давида Куссавецкого в вадовицкой синагоге. Спустя пятьдесят лет на месте снесенной нацистами синагоги будет открыта памятная табличка на двух языках. Приветственное слово в честь этого события, написанное Иоанном Павлом II, передаст его одноклассник Ежи Клюгер, почти вся семья которого погибла в Аушвице.

Вдвоем с Клюгером Войтыла провожал на вадовицкий вокзал свою напарницу по драмкружку Гинку Бээр, отец которой решил эмигрировать в Палестину, после того как антисемитские правила вынудили его дочь уйти из медицинской школы в Кракове. «Вы видите, что творится с евреями в Германии, – сказала она им. – То же самое начинается и здесь». Старший Войтыла произнес на прощание: «Не все поляки – антисемиты. Ты знаешь, что я другой».

В 1938 году отец Клюгера – председатель еврейской общины Вадовиц – вынужден был добавить к фамилии на дверной табличке в конторе свое иудейское имя. Таковы были новые правила. В витринах особо предусмотрительные хозяева начали выставлять объявления: «Здесь христианский магазин». Некоторые одноклассники Войтылы вступили в партию эндеков. Время от времени в гимназии вспыхивали драки на межнациональной почве. Как-то раз на Рыночной площади группа молодчиков устроила пикет перед еврейскими магазинами, выкрикивая, что экономический бойкот иудеев – это и есть настоящий патриотизм. На следующий день возмущенный этим учитель истории Ян Гебхард, демонстративный социалист[42], выступил перед одноклассниками Войтылы и зачитал воззвание Мицкевича, написанное в 1848 году. В этом воззвании поэт обрисовал, как по его мнению должна выглядеть независимая Польша, и в десятом пункте оговорил положение евреев: «Израилю, старшему Брату, – уважение, братство, помощь на пути к его вечному и земному счастью, равные со всеми права».

До войны в Кракове проживало до семидесяти тысяч евреев. В основном они населяли район Казимир к югу от Королевского замка. Там располагались старинные синагоги и кладбища, выступали известные канторы, кипела жизнь. Вскоре тех, кого не отправили прямиком в концлагеря, вывезли в район Подгуже (по соседству с Кшеменками), где было создано гетто: в невероятной скученности, как в муравейнике, жило около семнадцати тысяч человек, а вокруг торчали дозорные вышки нацистов. Здесь же рядом, на территории двух еврейских кладбищ, развернулся Плашовский трудовой лагерь, через который прошло до ста пятидесяти тысяч евреев. C мая 1942 года по март 1943‐го гетто зачистили, а всех оставшихся в живых вывезли в Белжецкий лагерь, Плашов либо в Аушвиц. Спаслись от смерти лишь те, кого принял на работу немецкий предприниматель Оскар Шиндлер, купивший за бесценок краковскую фабрику эмалированной посуды.

****

С чиновниками Войтыла встречаться не хотел, зато он проявил инициативу в межкультурном диалоге. Двадцать восьмого февраля 1969 года, в пятницу, договорившись с председателем еврейской общины Кракова, архиепископ поочередно заглянул в две синагоги на Казимире и молча наблюдал за иудейской молитвой. По всей видимости, он был первым митрополитом краковским, переступившим порог синагоги. Много позже Иоанн Павел II повторит этот шаг в Риме, произведя мировую сенсацию. А здесь, в Кракове, лишь немногочисленные местные евреи могли с удивлением заметить позади молящихся человека в сутане.

****

Шестнадцатого и семнадцатого сентября боевики-марониты, в нарушение договоренностей, вошли вместе с израильтянами в Западный Бейрут и учинили бойню в двух лагерях палестинских беженцев (отряды ООП к тому времени уже покинули город). Эта трагедия, потрясшая весь мир, спровоцировала 9 октября нападение неизвестных на Главную синагогу Рима. От пуль погиб двухлетний мальчик, еще тридцать семь человек получили ранения. Косвенными виновниками теракта еврейская общественность назвала итальянских политиков и первосвященника, обвинив их в том, что своей снисходительностью они поощрили арабский террор.

Стремясь исправить такое впечатление, Иоанн Павел II направил в больницу к раненым секретаря польского епископата Бронислава Домбровского и еще двух ксендзов, прибывших на канонизацию Кольбе. Все трое когда-то прошли через немецкие концлагеря, и их визит был явным намеком на неуместность сравнений католиков с нацистами, как в пылу обвинений делали иные еврейские деятели.

****

Двадцать четвертого июня ватиканская Комиссия по вопросам религиозных отношений с иудаизмом издала циркуляр для проповедников и учителей Закона Божьего о том, в каком ключе следует преподавать историю евреев и их роль в появлении христианства. Циркуляр предписывал указывать, что Иисус в своей человеческой ипостаси был евреем, а сами евреи искони несли миссию избранного народа; кроме того, циркуляр призывал всегда напоминать верующим о трагедии Холокоста и ее тяжелых последствиях. Иоанн Павел II отозвался с похвалой об этом документе, выступая 28 октября 1985 года перед членами Международного комитета по католическо-еврейским связям.

Наметившееся сближение несколько омрачилось из‐за конфликта вокруг здания старого австрийского театра рядом с концлагерем Аушвиц. Как раз в 1985 году здание театра выбили для себя кармелитки, чтобы молиться о прощении грехов человечества. Аналогичный монастырь, основанный тем же орденом, с 1964 года действовал на территории концлагеря Дахау. Однако польская инициатива вызвала протесты в Бельгии (где в мае 1985 года пребывал с апостольским визитом понтифик), а также в еврейских кругах. Кармелиток (а через них и римского папу) обвинили в желании присвоить католикам исключительный ореол мученичества и затереть память о геноциде евреев.

Дело о театре затянулось на несколько лет, но не сорвало поиски взаимопонимания. И первым шагом в этом направлении стало посещение Иоанном Павлом II главной римской синагоги — той самой, возле которой мусульмане атаковали евреев в 1982 году после встречи Войтылы с Арафатом. Он ступил туда 13 апреля 1986 года.

Никогда прежде глава римско-католической церкви не то что не заходил в римскую синагогу, а даже не заглядывал в район, где с 1555 по 1870 год существовало еврейское гетто. «Самое долгое путешествие в истории церкви», — так назвали этот визит в прессе. Последним римским папой, выступавшим в иудейской молельне, был святой Петр. Путешествие в две тысячи лет. Или в одну жизнь. Ведь и сам Войтыла, будто предчувствуя что-то, в детстве наведывался вместе с Клюгером в вадовицкую синагогу, а затем обновил впечатление в Кракове, на излете антисемитской кампании Гомулки.

Его встречали глава еврейской общины профессор Джакомо Сабан и главный раввин Рима Элио Тоафф. Все были взбудоражены важностью момента и не жалели громких слов. Тоафф провозгласил, что отныне недопонимание между иудеями и христианами ушло в прошлое, а Войтыла в ответ заявил, что вера евреев отнюдь не чужда христианам, ибо она пребывает внутри учения Иисуса, и вообще христиане должны взирать на иудеев как на старших братьев.

Так слова Мицкевича, некогда прочитанные учителем истории Яном Гебхардом для вадовицких гимназистов, прозвучали на весь мир из уст наместника святого Петра. Впрочем, Тулия Цеви, председатель Унии еврейских общин Италии, восприняла их как подтверждение права иудаизма на существование и обособленность от какой-либо другой религии (вряд ли понтифик вкладывал такой смысл в свою речь).

В конце визита Войтыла продекламировал на иврите строки из 117‐го псалма:

 

Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.
Да скажет ныне дом Израилев: Он благ, ибо вовек милость Его.
Да скажет ныне дом Ааронов: Он благ, ибо вовек милость Его.
Да скажут ныне боящиеся Господа: Он благ, ибо вовек милость Его.

На прощание Тоафф подарил Войтыле менору, а понтифик в ответ — копию античной Торы из ватиканской библиотеки.

Спустя восемь лет визит в синагогу получил продолжение. Седьмого апреля 1994 года Войтыла пригласил в Ватикан Лондонский филармонический оркестр, чтобы вместе с Тоаффом и президентом Италии Оскаром Скальфари прослушать концерт в память о жертвах Холокоста. Дирижировал знаменитый Гилберт Левин, с которым Иоанн Павел II познакомился во время паломничества в Польшу в 1987 году, когда тот был музыкальным директором краковской филармонии (первый американец во главе оркестра из советского блока).

Книгу Вадима Волобуева “Иоанн Павел II: Поляк на Святом престоле” можно приобрести в интернет-магазинах Амазон, Лабиринт и Озон.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение