next perv

Иерусалимский профессор полагает, что нашел статуэтку Бога Израиля



Как известно, Пятикнижие настаивает, что, когда Бог говорил с евреями, те не видели никакого образа: «И говорил Господь к вам  из среды огня; глас слов Его вы слышали, но образа не видели, а только глас» (Дварим, 4:12).

Поэтому недавняя статья известного израильского археолога профессора Еврейского университета (Иерусалим) Йосефа Гарфинкеля, опубликованная в журнале Biblical Archaeology Review, стала сенсацией. Как утверждает исследователь, небольшие мужские фигурки X-IX вв. до н.э., найденные на территории древней Иудеи, являются ничем иным, как изображениями Бога Израиля, Иеговы!

Около десяти лет назад Гарфинкель обнаружил в ходе раскопок в Хирбет Кийафе,  примерно в 30 километрах к юго-западу от Иерусалима,  глиняную мужскую голову. Радиоуглеродный анализ 30 образцов органики позволил датировать культурный слой, в котором был найден артефакт, Х веком до н.э.  Как пишет Гарфинкель, у этой головы плоский верх, выпуклые глаза, уши и нос. Глаза были сделаны в два приема. Сначала их прилепили к лицу в виде двух комков глины, а затем изобразили на них зрачки. На макушке были сделаны отверстия, идущие кругом.

Как объясняет Гарфинкель, женские статуэтки, олицетворяющие плодородие, археологи находят с завидной регулярностью. Однако небольшая мужская (как видно по бороде) глиняная скульптура оказалась, напротив, достаточно редким артефактом.

Вскоре после того, как Гарфинкель нашел свою статуэтку, в ходе раскопок святилища в Моце, в 9 километрах от древнего Иерусалима,  археологи нашли две похожих головы, а рядом с ними фигурку лошади.  Предположив, что головы и лошадь связаны друг с другом, Гарфинкель вспомнил, что в Музее Израиля хранится похожая глиняная статуэтка, изображающая всадника. (В свое время она находилась в коллекции Моше Даяна, который был не только политиком и военачальником, но и известным археологом-любителем).

Профессор предположил, что, возможно, речь идет о каком-то божестве, которого изображали в виде всадника. А поскольку находка была сделана в святилище, речь, скорее всего, идет не о домашнем божке, а о каком-то национальном божестве.

Может быть, это был глава ханаанского пантеона Эль? По словам Гарфинкеля, это маловероятно:  Эля  изображали сидящим или стоящим, со скипетром в руке, а не верхом на коне.  «Это принципиально другая иконография!» – утверждает исследователь, – «Ханаанеи не изображали бога-мужчину на лошади. Только в текстах и иконографии железного века лошадь стала божественным спутником».

Вместе с тем, божество, которого описывали как всадника или колесничего, хорошо известно. Это никто иной, как Бог Израиля, Иегова! Гарфинкель ссылается, в частности, на антропоморфный язык пророка Хавакука:

Разве на реки разгневался Господь, разве на реки обращен гнев Твой, на море – ярость Твоя, что воссел Ты на лошадей Своих, на колесницы Свои спасительные? Пронзил Ты копьями его голову властелинов его; бушуют они, чтобы рассеять меня, ликование их подобно радости идущего пожрать бедного втайне. Прошел Ты по морю с конями Своими, через пучину вод великих. 

Хавакук, 3:7, 14-15

Археолог не спорит, что Библия запрещает изображать  Бога Израиля. По его словам, в то время, как соседние народы оставались язычниками-политеистами, в Иудее ситуация была принципиально иной, в основе местной официальной религии лежали две концепции: что есть только один Бог, и что его нельзя изображать.

Однако, как объясняет ученый, народная практика далеко не всегда соответствует официальному богословию. (Соответствующие примеры мы хорошо знаем и из русской истории:  значительная часть населения веками придерживалась двоеверия, т.е. гремучей смеси христианских и языческих ритуалов и верований). Не случайно в Библии есть множество примеров, когда власти пытались положить конец поклонению домашним божествам, а в ходе раскопок археологи постоянно находят артефакты, связанные с этими культами.

Как полагает археолог, древние иудеи поклонялись Богу Израиля не столько как творцу вселенной, сколько как национальному божеству. « В начале железного века (XI-IX вв. до н.э.) у всех соседних царств были свои национальные божества: у Моава, а так же, возможно, Амона это был Кмош, у Эдома – Кос. У каждой территории был свой бог», – говорит Гарфинкель.

На вопрос, почему найденные им фигурки столь примитивны и рудиментарны,  профессор объясняет, что в то время, как Египет или месопотамские царства были богатыми могущественными государствами, которые могли позволить себе содержать придворных художников и мастеров, Иудейское царство было маленьким и бедным. «Мы говорим о крестьянском обществе, а не о региональной сверхдержаве», – говорит Гарфинкель. Если не считать Библии, рассказывающей о региональной истории, от эпохи еврейских царств осталось достаточно мало следов. «Иудейское царство оставило величайшее интеллектуальное наследие, которое и сегодня продолжает оказывать морально-нравственное влияние, однако оно практически не оставило следов в материальной культуре. Нет практически ничего, что можно поместить в музей».

Как нетрудно догадаться, коллеги встретили гипотезу Гарфинкеля более чем скептически. Наиболее резко выступили Шуа Киселевич (Управление древностей и Тель-Авивский университет) и Одед Лифшиц (Тель-Авивский университет), копавшие святилище в Моце, где были найдены статуэтки, на которые ссылается Гарфинкель.

Святилище в Тель-Моце, вид сверху

По их мнению, статья иерусалимского профессора «полна фактических неточностей, и демонстрирует небезупречный методологический подход». Археологи так же упрекают Гарфинкеля, что в своей работе он использовал два сомнительных артефакта, приобретенных на рынке древностей – кувшин с отверстиями филистимлянского типа и сосуд в виде всадника: «Гарфинкель утверждает, что эти сосуды, наряду с фигурками из Моцы и Кийафы, представляют собой совершенно новый тип мужских фигурок, три из которых изображают всадника и лошадь, не заметив явных типологических, стилистических и технологических различий», – утверждают археологи.

Как полагают Киселевич и Лифшиц, культ Иеговы появился в Иудее не раньше IX века до н.э., тогда как находки Гарфинкеля более древние. Кроме того, утверждение иерусалимского профессора, что после VIII века фигурки коня и всадника исчезают, является, по их мнению, фактологически неверным.

«Хотя нельзя исключить, что человеческие головы в Моце и Кийафе, изображали богов, на них нет никаких знаков, символов или атрибутов (таких, как рога, полумесяцы или быки), обнаруженных на фигурках и других визуальных изображениях, найденных на древнем Ближнем Востоке и позволяющих идентифицировать изображаемых как богов. Кроме того, если богов изображали на животных, то не сидящими на них – богам не нужен транспорт! – а стоящими», – пишут Киселевич и Лифшиц.

«Идентификация глиняной головы как изображения Бога Израиля основывается на гораздо более позднем описание Иеговы у Хавакука. Гарфинкель так же ошибочно утверждает, что головы из Моцы “отличаются своими большими размерами от всех известных антропоморфных фигурок” – чтобы отделить их от всех прочих фигурок, и подтвердить свое утверждение, что это изображения богов», – говорят археологи.

Киселевич и Лифшиц не спорят, что одна из голов, найденных в Моце, изначально имела отношение к большей из лошадиных фигурок. Однако, по их мнению, попытка Гарфинкеля привязать одну из голов к меньшей из конских фигурок игнорирует различия как в технике производства, так и в размерах.

И наконец, Гарфинкель, утверждают Киселевич и Лифшиц, проигнорировал все прочие фигурки раннего Железного века, найденные в этом регионе и изображающие коней или людей.  Хотя многие из них гораздо больше похожи на артефакты из Моцы и Кийафы.

Гарфинкеля, впрочем, эти возражения не смущают. «Как и с любым другим открытием, одни соглашаются, другие нет», – говорит профессор.

Евгений Наумов

По материалам публикации в The Times of Israel и сайта Апостроф (фото).


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение