next perv

Ибн-Гвироль: биографический очерк



В 2021 году издательство «Петербургское Востоковедение» выпустило книги «Венец царствия» хорошо известного нашим читателям поэта, переводчика и исследователя средневековой еврейской поэзии Шломо Крола.

В книге представлен первый поэтический перевод «Венца Царствия» – наиболее известной этико-философской поэмы испанского еврейского поэта Шломо Ибн Габироля, а так же переводы еще двадцати девяти его светских и религиозных стихотворений. Предваряет издание вступительная статья, в которой дается обзор истории еврейской поэзии средневековой Испании, рассказывается о ее просодии,  жанровой системе, стилистических особенностях.

Предлагаем нашим читателям очерк биографии Шломо Ибн Габироля, так же вошедший в эту книгу.

 

 

Нам не много известно о жизни Ибн Габироля: кроме многочисленных народных легенд и сказок, до нас дошли сведения, сообщаемые им самим в его стихотворениях, а также упоминания о нем у других авторов.

Нам точно известно, что родился он в Малаге: в некоторых своих стихотворениях Ибн Габироль оставил,  как было принято тогда, особенно в религиозной поэзии, подписиакростихи, и в части из этих акростихов он называет себя מאלקי , т. е. уроженец Малаги. Моше Ибн Эзра и Саид Аль-Андалуси также пишут, что Ибн Габироль родился в Малаге.

С этим связано  забавное недоразумение: Йоханнан Аллемано (ок. 1435 — после 1504), итальянско-еврейский гуманист, учивший еврейскому языку

христианских ученых, в том числе Пико делла Мирандолу, упоминает в своем комментарии к Песни Песней, ссылаясь на арабского алхимика Абу Афлаха, о существовании семнадцати комментариев к Песни Песней, автор которых — не кто иной, как сам «царь Соломон, иудей». Однако слово царь по-арабски созвучно слову Малага. По всей видимости, Абу Афлах имел в виду не царя Соломона, но Шломо из Малаги, т. е. Ибн Габироля  (чьи комментарии к

Песни Песней, впрочем, нам из других источников неизвестны).

«Нам неизвестна ни дата рождения Ибн Габироля, ни дата его смерти». Разные исследователи предлагают разные реконструкции даты рождения Ибн Габироля, чаще всего в качестве даты его рождения указывают 1021 или 1022 г.

Когда Ибн Габироль был еще ребенком, он с семьей (или к тому времени уже осиротев?) переехал из Малаги в Сарагосу, бывшую тогда одним из важнейших центров еврейской учености. Там он подружился с богатым вельможей Йекутиэлем Ибн Хассаном.  Благодаря покровительству Йекутиэля талантливый юноша получил прекрасное образование — как еврейское, так и арабское. Ибн Габироль посвятил своему патрону несколько стихотворений, когда же (1039) тот был казнен в результате дворцового переворота, написал несколько стихотворений, в которых оплакивал смерть друга и мецената.

В Сарагосе, уже в юном возрасте, Ибн Габироль приобрел репутацию выдающегося поэта и философа. По словам Моше Ибн Эзры, «будучи ниже своих ученых современников летами, он был выше их в искусстве слова, несмотря на то что, вообще говоря, они преуспели в изысканности и сладостности речи… Но Абу Айюб был совершенный сочинитель и красноречивый писатель, который достиг мастерства в том, что есть цель поэзии: он прицелился — и  попал в яблочко… Все взгляды были обращены к нему, и все указывали на него с восхищением».

Ибн Габироль был человеком нелегкой судьбы. Он был мал ростом (о чем пишет в нескольких своих стихотворениях; некоторые из его стихотворений подписаны акростихом הקטן שלמה—  Шломо Малый) и с ранних лет тяжело болел. По всей видимости,  он рано осиротел. Во всяком случае, в стихотворении-плаче об исходе из Сарагосы, которую он вынужден был покинуть через несколько лет после гибели Йекутиэля (ок. 1045), Ибн Габироль пишет, что у него нет ни отца, ни матери, ни братьев, ни друзей. По-видимому, он никогда не был женат.

У него был нелегкий характер, и многим его гордость была не по душе. Моше Ибн Эзра пишет о нем:

Его гневливая душа властвовала над его разумом, и эту власть он не победил, и это препятствие не преодолел. Легко было ему осуждать сильных, и он часто их осуждал, и расточал оскорбления.

Генрих Грец предполагает, что причиной исхода Ибн Габироля из Сарагосы стала враждебность к нему глав еврейской общины, которых обижала гордыня юного поэта и то, сколь нелестно он изобразил их в своем моралистическом сочинении «Китаб Ислах аль-Ахлак» («Исправление моральных качеств»). Согласно Исраэлю Левину, причиной этой враждебности могло стать введение Ибн Габиролем в еврейский культурный обиход чуждых, по мнению консерваторов,  «греческих», т. е. философских, идей.

Мы не знаем доподлинно, куда отправился Ибн Габироль, оставив Сарагосу. В стихотворении  «Почто, о душа, ты безмолвна, как плененный царь?..»),  арабский заголовок которого, данный издателем или переписчиком, гласит: «И сказал, покидая Испанию», поэт говорит о своем стремлении оставить Испанию, «страну врагов», и отправиться в Святую Землю.

Однако Ибн Габироль умер в Испании. Моше Ибн Эзра пишет:

Этот юноша был взят Богом во цвете лет в начале восьмисотых годов (т. е. после 4800 года еврейского календаря, соответствующего 1040 г.) в Валенсии, там он обрел свою могилу; ему было немного за тридцать.

Саид Аль-Андалуси тоже свидетельствует, что Ибн Габироль умер в возрасте едва за тридцать, и датирует его смерть приблизительно 1058 г. Иегуда Альхаризи говорит.

Сорван был венок его во цвете лет, вырван был из жизни полный юных сил, и в двадцать девять лет угасла свеча его, и тридцати так и не достиг.

 Однако многие исследователи подвергают сомнению точность сведений Ибн Эзры и Альхаризи. Упоминания некоторых событий в произведениях Ибн Габироля предполагают, что он был жив в 50-е и, возможно, 60-е гг. XI в. Разные исследователи датируют его  смерть по-разному, от 1050 до 1070 г.

О смерти Ибн Габироля существует легенда, вот как пересказывает ее Гейне:

Габироль — наш миннезингер,

Посвятивший сердце богу,

Соловей благочестивый,

Чьею розой был Всевышний, —

Чистый соловей, так нежно

Пел он песнь любви великой

Средь готического мрака,

В тьме средневековой ночи.

Не страшился, не боялся

Привидений и чудовищ,

Духов смерти и безумья,

Наводнявших эту ночь.

Чистый соловей, он думал

Лишь о господе любимом,

Лишь к нему пылал любовью,

Лишь его хвалою славил!

Только тридцать весен прожил

Вещий Габироль, но Фама

Раструбила по вселенной

Славу имени его.

Там же, в Кордове, с ним рядом,

Жил какой-то мавр; он тоже

Сочинял стихи и гнусно

Стал завидовать поэту.

Чуть поэт начнет, бывало,

Петь — вскипает желчь у мавра,

Сладость песни у мерзавца

Обращалась в горечь злобы.

Ночью в дом свой заманил он

Ненавистного поэта

И убил его, а труп

Закопал в саду за домом.

Но из почвы, где зарыл он

Тело, вдруг росток пробился,

И смоковница возникла

Небывалой красоты.

Плод был странно удлиненный,

Полный сладости волшебной,

Кто вкусил его — изведал

Несказанное блаженство.

И тогда пошли в народе

Толки, сплетни, пересуды,

И своим светлейшим ухом

Их услышал сам калиф.

Сей же, собственноязычно

Насладившись феноменом,

Учредил немедля строгий

Комитет по разысканью.

 

Дело взвесили суммарно:

Всыпали владельцу сада

В пятки шестьдесят бамбуков —

Он сознался в злодеянье;

После вырыли из почвы

Всю смоковницу с корнями,

И народ узрел воочью

Труп кровавый Габироля.

Пышно было погребенье,

Беспредельно горе братьев.

В тот же день калифом был

Нечестивый мавр повешен.

Книгу Шломо-Крола “Венец царствия” можно приобрести в тель-авивском магазине “Бабель”.

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.