next perv

Гехази, ученик Элиши



Выдающийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.

Гехази, доказавший свою ненадежность в истории с шуманитянкой, снова вызвал гнев пророка, когда нарушил его приказ не брать денег у сирийского воеводы Наамана. Гехази не удалось обмануть Элишу. Вернувшись от Наамана, он увидел, что наставник изучает мишну из трактата Шабат, посвященную восьми видам рептилий. Пророк встретил ученика упреком: «Негодяй! Знаешь ли ты, что мне пришло время получить награду за изучения раздела о восьми рептилиях? Пусть же моей наградой будет вот что: чтобы болезни Наамана поразили тебя и твоих потомков до конца времен!».

Стоило ему произнести эти слова, как он увидел, что на лице Гехази выступили следы проказы. Гехази заслужил эту кару за свой дурной характер. Он был похотлив и завистлив, а так же не верил в воскрешение мертвых. Все свои недостатки он вполне проявил в историях с шунамитянкой и учениками Элищи. Когда симпатичная шунамитянка пришла к пророку рассказать о своем горе, смерти сына, Гезахи сладострастно схватил ее за руки, якобы для того, чтобы оторвать ее от пророка. (Изливая свое горе, женщина припала к груди Элиши).

Что же касается других учеников Элиши, Гехази старался не подпускать их к дому учителя. Он имел обыкновение стоять на крыльце. В результате многие разворачивались и уходили, решив, что, если бы в доме не было битком, Гехази не стоял бы снаружи. Только после того, как пророк прогнал Гехази, число его учеников многократно возросло.

О том, что Гехази не верил в воскрешение мертвых, свидетельствует история с сыном шунамитянки.

Несмотря на все недостатки Гехази, Элиша переживал, что прогнал своего ученика, блестящего знатока Торы – тем более, что, покинув пророка, тот стал жить непочтенно и растленно. С помощью волшебства он заставил золотых быков Бейт-Эля парить в воздухе, так что многие уверовали в божественность этих идолов. Хуже того, Гехази выгравировал во рту этих истуканов непроизносимое Имя Всевышнего, так что они начали говорить, и даже могли произнести слова, изреченные Творцом на горе Синай: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицoм Моим» (Шмот, 20:2-3).

Элиша отправился в Дамаск, чтобы вернуть Гехази на путь истинный. Однако тот не пожелал каяться, заявив: «Я знаю, что тот, кто не просто согрешил, но и ввел в грех других, не сможет раскаяться». В результате он так и умер, не сделав ни малейшей попытки искупить свои грехи, которых было так много, что он стал одним из немногих евреев, лишившихся удела в Мире Грядущем. Дети Гехази унаследовали его проказу. Именно Гехази и трое его сыновей-прокаженных сообщили царю Израиля, что сирийской войско, осаждавшее Шомрон, бежало.

Излишняя суровость Элиши по отношению к Гехази и мальчикам, насмехавшимся над ним в Йерихоне, не осталась безнаказанной. Он дважды тяжело болел, а третья болезнь загнала его в могилу. Он стал первым, кто заболел и поправился – до этого болезнь неизменно оказывалась летальной.

Кончина Элиши, чья жизнь была полна чудес, так же сопровождалась величайшим чудом.  Покойник, которого коснулись погребальные носилки пророка, воскрес и встал. Человеком, удостоившимся этого чуда, стал Шалум сын Тиквы, муж пророчицы Хульды, человек благородного происхождения, посвятивший свою жизнь добрым делам. Ежедневно Шалум обходил город с кувшином воды, и давал напиться всем жаждущим. За это он удостоился двойной награды. Во-первых, его жена стала пророчицей. А во-вторых, когда его похоронам, в которых участвовало множество народу, помешало вторжение арамейцев, он воскрес, когда его тела коснулись кости Элиши. После воскрешения Шанун родил сына Ханамеля.

Смерть Элиши стала величайшим несчастьем для Израиля. Пока пророк был жив, арамейцы ни разу не вторгались в святую землю. Первое нападение произошло в день его похорон.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение