next perv

Где Ицхак благословлял сыновей?



Сюжет о том, как Ицхак  благословил своих сыновей (Берешит, 27) содержит все необходимые элементы полноценного романа: наследство; старый слепой отец, которого легко обмануть, мать, предпочитающая одного сына другому, его брата-близнеца; противостояние охотника и пастуха; переодевание и хитрость. Все события выглядят совершенно реалистично, если бы не одно но: место действия, судя по всему, указано совершенно неверно.

Берешит, 24:62 утверждает, что Ицхак жил в Негеве. Однако если события недельной главы Толдот происходили именно там, возникает серьезная проблема.  В пустыне Негев никогда не было много дичи, тогда как согласно Торе, там, где разворачивалась эта драма, дикие животные водятся в изобилии: Ицхак посылает Эсава на охоту, уверенный, что к обеду он вернется с добычей. Тора так же отмечает, что Ривка и Яаков очень спешили, чтобы успеть приготовить кушанье до возвращения Эсава, используя четыре глагола подряд: «И он пошел, и взял, и принес матери своей; и сделала мать его кушанье» (27:14) – заговорщики явно опасались, что Эсав может скоро вернуться, поскольку дичи вокруг предостаточно. Дальнейшие события показали, что их опасения были оправданы – Эсав опоздал совсем ненадолго, и только случайно упустил отцовское благословение.

Таким образом, эта история явно произошла в другом месте. Ее автор явно имел в виду не Негев.

Тора упоминает три места, где праотец Ицхак жил до истории с благословением: Беер-Лахай-Рои (25:11), Герар (26:1) и Беер-Шеву (26:23). Два последних места находятся в Негеве. Местоположение Беер-Лахай-Рои до сих пор неизвестно. В поисках этой стоянки археологи и знатоки исторической географии обыскали весь Негев вдоль и поперек, но тщетно. И не случайно: я полагаю, что Беер-Лахай-Рои находился вовсе не в Негеве.

Более того, Берешит, 24:62 так же предполагает, что Беер-Лахай-Рои не в Негеве. В рассказе о том, как Ицхак встретил свою невесту, сказано: ««А Ицхак пришел из Беер-Лахай-Рои, а жил он в земле Негев».  Этот стих указывает, что Ицхак жил в Негеве, откуда время от времени наведывался в Беер-Лахай-Рои  – находившееся в каком-то другом месте! Соответственно, Ицхак, похоже, кочевал между двумя стоянками.

Полезную информацию о местоположении Беер-Лахай-Рои  содержит рассказ о беременности и бегстве Агарь, наложницы Авраама (Берешит, 16:1-14).  Согласно Беер-Лахай-Рои находился «между Кадешем и Бередом», по пути в Египет. Последнее уточнение исключало возможность бегства на север, восток или запад.

Большинство исследователей полагает, что Кадеш – сокращенное название Кадеш-Барнеа. Однако это неверно. Согласно географическим сведениям, имеющимся в Библии, Кадеш находился на границе Эдома (Бемидбар, 20:14-16), а этом находился в Заиорданье, очень далеко от Кадеш-Барнеа на северо-западе Синайского полуострова. В арамейских таргумах Кадеп неизменно называют Рекем, что позволяет точнее определить его местоположение.  Рекем упоминается в трудах Флавия и литературе танаев (Мишна Гитин 1:1-2; Нида7:3); об этом городе знали даже в Китае. Все это, равно как найденная у ворот Петры надпись «Это могила Петреоса сына Ферептоса, который почтенно жил в Рекеме, умер в Герасе и был похоронен здесь в могиле, которую сделал ему сын Тайму», позволили исследователем отожествить Рекем и Петру.

Петра. Храм-мавзолей Эль-Хазне

Если Кадеш это Рекем, а Рекем это Петра, можно ли сказать, что Кадеш это Петра?

Город Кадеш был известен всем источника, Пятикнижия. Согласно Жреческому кодексу, он находился рядом с источником. Соответственно, Кадеш не мог быть Петрой, но находился неподалеку от Эйн-Мусы («Источника Моисея) на восточной окраине Вади Мусы, города недалеко от Петры.

Примерно в 5 километрах от Петры находится деловой квартал, который туристы называют малой Петрой. На картах он обозначен как Бейда, однако местные жители называют его Сик эль-Баред. На грязной дороге между Экн-Мусой (он же Эйн-Кадеш) и Сик эль-Баредом можно увидеть развалины турецкой деревни.  Деревня называется Хай, а местный источник – Эйн-Хай. Это место полностью отвечает всем критериям Беер-Лахай-Рои: оно находится между Кадешем и Баредом, на дороге, идущей с востока на запад и ведущей в Египет, и там есть источник. Поэтому можно предположить, что Эйн-Хай и есть библейский Беер-Лахай-Рои.

В рассказе о благословении Ицхака не упоминается никакое конкретное место. Однако если предположить, что дело происходило в Беер-Лахай-Рои, все становится на свои места.  Еще 150 лет назад в этих местах в изобилии водились олени, козлы, газели, кабаны, кролик и даманы.  Поэтому из  Беер-Лахай-Рои Ицхак мог послать Эсава на охоту, будучи совершенно уверенным, что уже к обеду тот вернется с добычей. Это так же объясняет, почему Ривка и Яаков так спешили, готовя кушанье.

Кроме того, в этих «декорациях» благословение, которого Ицхак все-таки удостоил Эсава (Берешит, 27:39-40), предстает в новом свете. Узнав, что он обманут, Эсав горько заплакал и стал умолять отца благословить и его. Однако у Ицхака не осталось в запасе других благословений, и вместо этого он «даровал» сыны земельное владение: «От тука земли будет существование твое и от росы небесной свыше» (27:39).  По моему мнению, вся эта история – этиологическая легенда, объясняющая, каким образом Беер-Лахай-Рои на горе Сеир и вся эта гора стали владениями Эсава. В Дварим, 5:2 Всевышний заявляет:  «Эсаву во владение отдал Я гору Сеир» – т.е. как бы одобряет и утверждает «благословение», полученное Эсавом.

Каким образом малоизвестный источник на юге Иордании не просто попал в Библию, но и стал одним из двух главных становищ Ицхака? Можно предположить, что эта легенда возникла среди израильтян,  живших в Заиорданье, в районе Вади-Мусы/Кадеша, и хорошо знавших эти места. (Стоить отметить, что даже когда евреи жили в Заиорданье, этот район не был частью Израиля). Однако почему Библия изображает Ицхака живущим на два дома и кочующим между двумя стоянками, расположенными достаточно далеко друг от друга?

Более того. Сначала рассказчик заставляет Ицхака кочевать между Негевом и Беер-Лахай-Рои (24:62),  затем объявляет Беер-Лахай-Рои основным местожительством Ицхака (25:11),  и, наконец, посылает его в Герар, спасаться от голода (26:1).  Однако если Беер-Лахай-Рои находился неподалеку от Эйн-Мусы/Эйн-Кадеша, где было достаточно воды, Ицхак мог не бояться голода, и ему было не нужно переселяться в Герар. Иными словами, в том виде, как мы ее знаем, история странствий Ицхака выглядит в высшей мере странной.

Можно предположить, что столь странный порядок рассказов об Ицхаке можно объяснить только одним: редактор не выдумал этого героя, но собрал уже существующие предания об Ицхаке, циркулировавшие устно. Не зная географических реалий, этот редактор сделал неверное предположение о местоположении неизвестного ему Беер-Лахай-Рои, и изложил эти сюжеты в неверном хронологическом порядке.

Александр Элькин

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение