next perv

Чудеса, совершенные для Хизкии



Выдающийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей. Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.

Предлагаем читателям подборку очерков Луиса Гинцберга, посвященных образу пророка Элиягу в Талмуде, мидрашах и еврейской традиции.

Гибель Ассирийского войска спасла Хизкию не только от внешних, но и от внутренних врагов, ибо в Иерусалиме у него было много противников, в том числе первосвященник Шевна. Сторонников у Шевны в городе было больше, чем у царя; они и их вождь требовали заключить мир с Синаххерибом. Поддержанный влиятельным вельможей Йоахом, Шевна написал письмо, привязал его к дротику, и забросил его в ассирийский лагерь. Письмо гласило: «Мы и весь народ Израиля хотим заключить с тобой мир, но Хизкия и пророк Исайя не позволяют». Если бы не Исайя, царь Хизкия принял бы условия Синаххериба.

Измена и другие преступления Шевны не остались безнаказанными. Когда первосвященник и его сообщники решили выйти из Иерусалима, чтобы присоединиться к ассирийцам, архангел Габриэль закрыл за Шевной ворота, так что все его сторонники остались в городе. Когда же Синаххериб спросил его о многочисленной партии, о которой он писал, предателю ничего не осталось, как сказать, что они, видимо, передумали. Ассирийский царь решил, что Шевна насмехается. Поэтому он приказал пробить ему голени, пропустить через них веревку, привязать ее к хвосту коня, и пустить его вскачь, чтобы тот волок первосвященника, пока тот не умрет.

Неожиданная победа Хизкии над ассирийцами, незадолго до этого завоевавшими Северное царство, доказала, как сильно ошибались те, кто насмехался над Хизкией за его умеренный образ жизни. Трапезу, состоящую из горстки овощей, не назовешь царским обедом, говорили критики. Они предпочли бы, чтобы трон перешел к Пеке, бывшему царю Израиля, которому только на десерт подавали сорок молодых голубей.

Учитывая все чудеса, совершенные для него Всевышним, то, что Хизкия не счел себя обязанным, по крайней мере, вознести хвалебную песнь Всевышнему, было совершенно непростительно. Тем не менее, когда пророк Исайя стал его убеждать, царь ответил, что изучение Торы, которому он предан всей силой страсти, является равноценной заменой непосредственному выражению благодарности. Кроме того, он считал, что чудеса Всевышнего станут известны людям без каких-либо усилий с его стороны, например, так: после гибели ассирийского войска евреи обыскали брошенный лагерь, и нашли там египетского фараона и царя Абиссинии Тиргака (Тахарку). Эти цари спешили на помощь Хизкии, однако ассирийцы захватили их в плен и заковали в цепи; они оставались закованными, пока на них не наткнулись. Освобожденные Хизкией, оба монарха вернулись в свои владения, рассказывая всем и каждому о величии Творца.  Кроме того, все вассалы Синаххериба, так же освобожденные Хизкией, обратились в иудаизм, и по дороге домой провозглашали царствие Всевышнего в Египте и других землях.

Тем не менее, не возблагодарив Всевышнего, Хизкия упустил колоссальный шанс. Согласно замыслу Творца, Хизкия должен был стать Машиахом, а Синаххериб, соответственно, Гогом и Магогом. Справедливость, однако, возразила против этого, сказав Творцу: «Владыка мира! Давида, царя Израиля, вознесшего Тебе столько гимнов и славословий, Ты не сделал Машиахом, но готов оказать эту честь Хизкии, не вознесшего Тебе ни единой хвалы, несмотря на множество чудес, совершенных Тобой для него?!».

Тогда к Богу обратилась Земля, сказавшая: «Владыка мира! Я воспою Тебе песню вместо этого праведника, только сделай его Машиахом!». Ее поддержал Князь Мира: «Владыка, исполни желание праведника!». Однако в ответ прозвучал Небесный Глас, возгласивший: «Это – Моя тайна, это – Моя тайна!».

Позже, когда пророк горестно воскликнул: «Горе мне! Как долго, Господи, как долго нам еще ждать?» – Небесный глас ответил: «Машиах придет, когда настанет время злодеев».

Хизкии пришлось искупить свой грех. После того, как он отказался воздать хвалу Всевышнему за спасение от ассирийцев, ему пришлось сделать это после исцеления от смертельной болезни. Эта болезнь стала наказанием за неблагодарность. Кроме того, царь «соскреб» золото с Храма, чтобы послать его Синаххерибу – и в результате заболел недугом, от которого у него начала слезать кожа.

Болезнь, которой Всевышний поразил Хизкию, привела к примирению с пророком Исайей. Дело в том, что у них вышел спор из-за этикета. Царь, ссылаясь на прецедент Элиягу, который «пошел, чтобы показаться Ахаву» (Млахим II, 18:2), настаивал, чтобы пророк являлся к нему. Исайя, в свою очередь, брал пример с Элиши, к которому приходили цари Израиля, Иудеи и Эдома. Всевышний помирил их, поразив Хизкию болезнью, и повелев пророку навестить его, исполнив тем самым заповедь посещения больных.

Пророк исполнил повеление Творца. Придя к заболевшему царю, он сказал: «Приведи в порядок свои дела, ибо ты умрешь в этом мире и не будешь иметь удела в Мире Грядущем» – печальная участь, которую Хизкия уготовил себе, поскольку не женился и не имел потомства. Довод царя, что он предпочел целибат, поскольку знает, что его дети станут злодеями, Исайя решительно отмел, упрекнув царя: «Зачем забивать голову тайнами Святого, благословен Он? Ты должен исполнить свой долг, Всевышний же сделает так, как Ему будет угодно!».

Тогда Хизкия попросил руку дочери Исайи, сказав: «Быть может, моих заслуг в сочетании с твоими будет достаточно, чтобы мои дети выросли праведниками?». Однако пророк отказал, зная, что смертный приговор, вынесенный Всевышним Хизкии, окончателен и не будет отменен. Тогда царь сказал: «Вот что я слышал от своих предков: даже если к горлу приставлен меч, нужно молиться о милосердии».

Царь оказался прав. Хотя он был приговорен к смерти, его молитва отменила приговор. В своей молитве Хизкия просил сохранить ему жизнь ради заслуг его предков, построивших Храм и привлекших множество прозелитов, а так же ради его собственных заслуг: «Я исследовал все 248 членов, которыми Ты наделил меня, и не нашел ни одного, которым я воспользовался бы не так, как Ты хотел!».

Его молитва была услышана. Всевышний добавил Хизкии 14 лет жизни, однако он должен был осознать, что сподобился этой милости исключительно благодаря заслугам Давида, а не своим, как царь ошибочно полагал.

Прежде, чем Исайя покинул дворец, Всевышний повелел ему вернуться к царю и сообщить ему, что он поправится. Исайя боялся, что Хизкия не поверит его словам, поскольку совсем недавно он предрек ему скорый конец. Однако Бог успокоил пророка: царь отличается таким смирением и праведностью, что ни на секунду не усомнится в его словах.

Лекарство, которым воспользовался Исайся – каравай инжира, приложенный к нарыву – сделал чудо еще более явным. Поскольку в обычной ситуации от такого «лечения» должно было стать только хуже.

 

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение