next perv

Евреев обвиняли в эпидемиях еще в Древнем Египте



Теории заговора, обвиняющие евреев в распространении эпидемий, появились в древние времена. Это может иметь отношение к истории Исхода.

Около 3350 лет назад, в XIV веке до новой эры, в Египте свирепствовала чума. Эпидемия началась в южной Сирии, но вскоре достигла южного Ханаана и поразила Мегиддо. В то же время она распространилась на восток и на север. По-видимому, это была туляремия (кроличья чума) — инфекционное заболевание, вызывающее нарывы на коже, высокую температуру и, в конечном итоге, смерть от пневмонии.

Египет, который был самой могущественной империей в регионе, продолжал в течение нескольких лет защищаться от чумы, закрыв свои границы. Об этом свидетельствует письмо губернатора одного из египетских городов, который писал: «Я запрещаю людям Симира приезжать в наш город, в Симире свирепствует чума». Торговля между Египтом и северными государствами также прекратилась более чем на два десятилетия. Так как эпидемия пришла с севера, египтяне называли ее «ханаанской болезнью» или «азиатской болезнью». Чума разрушила империю хеттов и убила двух ее царей одного за другим. Но, в конце концов, она также вторглась в Египет, приведя к неисчислимым разрушениям.

Немецкий египтолог Ян Эсман считает, что египтяне воспринимали эпидемию, которая стала одной из самых тяжелых в древнем мире, как травму, не имеющую аналогов. В египетской коллективной памяти чума слилась с политическими и религиозными событиями того времени, и породила мифы, которые со временем перенимал остальной мир. В центре одного из этих мифов была знакомая история: Исход евреев из Египта.

Отождествление евреев с эпидемиями продолжало сопровождать европейскую культуру от Средневековья до современной эпохи. Даже сегодня оказалось, что в США возникает волна антисемитизма из-за обвинений евреев в распространении коронавируса.

В своей книге «Моше-египтянин» Эсман пишет, что в Египте была своя версия истории Исхода. Ее сложно воспроизвести, но она оставила след в египетской традиции. Самая ранняя известная версия Исхода небиблейского происхождения была написана историком Гекатеем Абдирским, жившим в Египте в IV веке до новой эры. В версии Гекатея есть элементы, которые напоминают библейскую историю, но также и те, о которых мы не знаем. Одним из них является тот факт, что вся история началась с чумы.

По словам Гекатея, в древние времена Египет страдал от эпидемии чумы, и простые люди обвиняли в этом иноземцев, оскорбивших богов страны. Поэтому они решили, что иноземцы должны быть высланы из Египта. Так одна группа иноземцев оказалась в Греции, а другая – в Иудее. Во главе этой группы был человек по имени Моше. После захвата страны он основал несколько городов, включая Иерусалим.

Когда в Египте в древние времена случилась повальная болезнь, народ приписал эти несчастья божественному гневу. Дело в том, что страну наводнило множество всяких иноземцев, державшихся инаких обычаев в богопочитании и жертвоприношениях, и это привело к упадку завещанного от предков поклонения богам. И тогда исконные жители этой страны рассудили, что не видать им конца этим бедствиям, покуда не прогонят чужеродцев. Чужаков тотчас изгнали. Как рассказывают, самые выдающиеся и деятельные из них объединились и отправились в Элладу и в какие-то еще страны следом за прославленными предводителями, среди которых Данай и Кадм считались самыми знаменитыми. Но большинство народа отправилось в изгнание в землю, называемую ныне Иудеей, расположенную не далеко от Египта и в те времена совершенно безлюдную. Вел переселенцев человек по имени Мосес, далеко превосходивший других как мудростью, так и мужеством. Завладев землей, он помимо других городов основал и самый знаменитый ныне, называемый Гиеросолимы. Он же воздвиг самое почитаемое у них святилище, научил чтить бога и поклоняться ему, начертал для них законы и учредил государственное устройство. Он разделил весь народ на двенадцать колен, поскольку число это считалось самым совершенным и отвечало числу месяцев, составляющих год.

Но Гекатей — не единственный, кто связывает Исход с чумой. Другое, более враждебное свидетельство — история, появившаяся в трудах египетского жреца Манефона, жившего в III веке до новой эры. Эту версию приводил в своих сочинениях Иосиф Флавий. Манефон рассказывал о фараоне Аменхотепе, который под влиянием странного пророка решил очистить Египет от прокаженных. Аменхотеп отправил прокаженных в каменоломни в восточном Египте.

Этот Манефон, пообещавший ради составления египетской истории переводить священные письмена, начал с утверждения, что многотысячные толпы наших предков пришли в Египет и покорили местное население; затем он сам признал, что позже они были снова изгнаны, захватили нынешнюю Иудею и, основав город Гиеросолимы, построили Храм. До сих пор он действительно следовал письменным свидетельствам.  А потом, заявив, что будет сообщать предания и вообще то, что рассказывают об иудеях, позволил себе, чтобы смешать нас с толпой египетских прокаженных и тех, кто из-за других недугов были, по его словам, приговорены к изгнанию из Египта, включить также недостоверные истории…

Царь велел собрать по Египту всех увечных — их оказалось восемьдесят тысяч — и бросил их в каменоломни к востоку от Нила, чтобы они там работали, но не смешивались с другими египтянами. По его словам, среди них было даже несколько ученых жрецов, зараженных проказой.

Жрец Сераписа. По словам Плутарха, Манефон был связан с культом этого бога

Прокаженные решили восстать против фараона и выбрали своим вождем прокаженного египетского жреца из города Гелиополя по имени Осериф. Он дал им Тору, которая требовала от них сжигать египетские храмы и убивать египетских священных животных. Наконец, Манефон отмечает, что, став вождем прокаженных, Осериф выбрал себе имя Моше:

Говорят, что жрец, создавший их государственное устройство и законы, был родом из Гелиополя и звался Осарсифом по имени Гелиопольского бога Осириса, но, перейдя к ним в род, он изменил свое имя и стал называться Моисес”.

Немногие исследователи принимают версию Манефона. Но повторяющееся появление «чумного» мотива заслуживает внимания. Эсман пишет, что библейская история казней египетских также включает эпидемии и элемент разделения между сынами Израиля и Египтом. В обеих историях есть элемент богохульства, последующей эпидемии и разделения между здоровыми и больными. Согласно Эсману, еврейская история может быть зеркальным отражением египетской истории.

Можно ли из этого сделать вывод, что существует историческая связь между эпидемией и каким-то древним событием, развернувшимся во времена Исхода?

Следует отметить, что Гекатей и Манефон жили примерно через тысячу лет после эпидемии туляремии в совершенно иной политической реальности. Но, по мнению Эсмана, разумно предположить, что они помнили древнюю египетскую традицию, восходящую к чуме и связанным с ней событиям. В конце концов, вместе с эпидемией в Египте произошла религиозная революция. Фараон Эхнатон ввел монотеистический культ и запретил идолопоклонство. Революция Эхнатона известна, как первая монотеистическая революция, но менее известно, что она произошла одновременно со страшной эпидемией чумы.

Эхнатон перенес столицу Египта из Мемфиса в Ахетатон, но египтолог Ханс Гедике предположил, что за этим стояла не религиозная идеология, а попытка создать карантинную зону, защищенную от чумы.

От зари истории до наших дней эпидемии рассматриваются, как Божья кара за грехи. Некоторые египтологи считают, что эпидемия воспринималась в Египте, как наказание небес, наложенное на него за то, что Эхнатон закрыл храмы языческих божеств. Эсман считает, что сыны Израиля позже оказались связаны в египетской коллективной памяти с разрушением культов этих божеств. Воспоминания о репрессиях и бедствиях, произошедших в период правления Эхнатона, оказались связаны с народом Израиля.

В отличие от Эсмана, другие исследователи сомневаются, что события периода правления Эхнатона сохранились в памяти  так надолго. Историк Дэвид Нюрнберг в своей книге «Антииудаизм» утверждает, что Манефон смешал различные мотивы из истории Египта и связал их с одной историей о происхождении еврейского народа. В любом случае, это связь с опасным потенциалом: евреи, монотеизм и распространение болезней.

История о евреях как распространителях чумы получила известность в древнем мире. Евреи изображались, как враги богов, ненавистники людей и распространители болезней. По словам Нюрнберга, эти утверждения оказались настолько живучими, что продолжают лежать в основе антиеврейских идеологий по сей день.

Офри Илани

Источник: сайт Детали


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение