next perv

Библейские стихи



В 2019 году киевское издательство “Дух і літера” выпустило книгу «Ученик библиотекаря»  – сборник стихов израильского поэта Вадима Гройсмана.

В своем творчестве Вадим Гройсман неоднократно обращался к еврейской и библейской тематике. Предлагаем нашим читателей несколько соответствующих стихотворений.

Лаван

        Пойди и изучи, что хотел Лаван Арамеянин
сделать отцу нашему Иакову…
Пасхальная Агада

Я разобрать вовеки не сумею
Сквозь призрачную тьму,
Что сделал мне Лаван из Арамеи,
Что сделал я ему.

Вот он стоит у сгнившего порога,
Легка его вина,
Но в книге у злопамятного Бога
Записана она.

Кто на земле открыл нам двери ада,
Кто вырыл котлован, –
И тем дана забвения прохлада,
А ты терпи, Лаван.

В истории, в сомнительном «когда-то»
Жилье себе слепи.
Забыты имена, могилы, даты,
А ты терпи, терпи…

Ползут стада холодного тумана,
О камень бьёт волна.
Века белы, как седина Лавана,
А ночь времён черна.

Рахиль
От подмены дочерей
Нет весомого убытка.
Та, чьи волосы черней, –
Как черна её обида!Но обронены слова:
Различать стада по цвету,
И безропотно Лаван
Повинуется обету.

Знали ветхие отцы
Толк в бесхитростной интриге.
Давний спор из-за овцы
Сохранился в первой книге.

Но потерям нет числа,
И обман без результата:
Вместе с пёстрыми ушла
И чернявая из стада…

И во весь земной простор
От заката до востока
У небес, равнин и гор
Нет ни веры, ни расчёта.

Только ветер, зной и пыль.
Хоть бы дождик, хоть бы речка…
Спой шумерскую, Рахиль,
Чернорунная овечка!

Ависага
Страшен день, поднимающий палицу Божью
Над горячей, сухой и бесплодной страной,
Где меня, эти старые кости и кожу,
Одинаково мучают холод и зной.Только к вечеру сыростью тянет из сада
И слышнее в источнике плачет вода.
Не жена и не девушка — ночь, Ависага,
Сняв дневные одежды, приходит сюда.

И во мраке мужского и женского тела,
В осторожном обхвате земного тепла
Я не верю, что быстрая ночь пролетела,
Что стыдливая нежность из рук утекла.

Ависага, осталась мне лёгкая малость,
Я к владыке Шеола спуститься готов,
Но хочу, чтобы снова ко мне ты прижалась,
Согревая от смерти своей наготой.

На счастливую плоть, на тебя уповаю:
Тормоши до утра, не давая заснуть
Сном, в котором одна лишь земля гробовая
Для меня обнажит безобразную грудь.

Пророк
Тогда я открыл уста мои, и Он дал мне съесть этот свиток… (Иез. 3:2)
На берегах сухой реки,
На лестнице, ведущей в гору,
Господь кормил меня с руки,
И жрал я каменную Тору.Как сон, оберегал язык
Переселённого народа,
И стали горе, стон и крик
Во рту пророка слаще мёда.

Огонь, сжигающий траву,
И зверь о четырёх личинах,
Я в тихом времени живу
Среди микробов и личинок.

Как лишний день в чужом году,
Я самому себе перечу
И, обессилев, упаду
На землю, сдобренную речью.

Лежать останусь на спине,
Без голоса и без вопроса,
Когда прокатятся по мне
Многоочитые колёса.

В пещере
А следом за огнём – голос тонкой тишины… (3 Цар. 19:12)
– Ты выйдешь из пещеры и сожмёшь
Горячий камень, чтобы быть сильнее,
И по земле неистовая дрожь
Пройдёт; но Бог не следует за нею.
Открой глаза, и ты увидишь сам,
Моих чудес спокойный наблюдатель:
Огонь и дым взовьются к небесам,
Но не в огне Господь, его создатель.
Кровавый диск закатится вдали,
Огонь погаснет, лоб горы остынет,
И прекратится страшный шум земли,
И затаится ураган в пустыне,
И в час, когда все звёзды зажжены,
Услышишь голос тонкой тишины.– О Бог всесильный, выбравший меня
Для испытаний в твёрдости и вере!
Я не боюсь ни смерча, ни огня,
Но мы с Тобою встретимся в пещере.
Здесь не ползёшь, как перебежчик-плющ,
Под временем, его нагретым дулом.
Сюда не проникает острый луч,
А тишина звучит немолчным гулом.
В огромной бездне – только я и Ты,
И нет пути ни чувствам, ни предметам,
Но видно, как изнанка темноты
Распорота несотворённым светом.

Вирсавия
Завтра он вернётся с поля брани,
Как всегда, суров и деловит,
Ничего не ведая о ране,
Что тайком нанёс ему Давид.Будто цепью, связанная ложью,
Путаюсь и толком не пойму:
В жаркой тьме кого я жду на ложе,
Кто мой господин и где мой муж?

Двум героям, мальчикам, мужчинам
Я утеха, верная жена.
Я кажусь себе пустым кувшином,
Ждущим, кто нальёт в него вина.

Я – земля, цветущая, сырая,
Что лежит под небом без стыда,
И во мне томятся, созревая,
Соки долгожданного плода.

И пускай прознает муж ревнивый
Тайну о сопернике-царе, –
Он воюет за чужую ниву,
Но не пашет на своём дворе.

А когда придёт он из похода,
Встану перед ним, едва дыша:
«Полюбуйся, храбрый воевода,
Как твоя добыча хороша!»

Книгу Вадима Гройсмана «Ученик библиотекаря» можно заказать на сайте издательства Дух і літера или
на сайте Yakaboo.

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение