next perv

А имя дочери Ашера – Серах



Сладкозвучья золотого

Красоту соединив

С красотой и мощью слова,

Я вещаю: мальчик жив!

   Пой, душа, ликуя, песни,

   Раздавайся, струнный звон!

   Не остался сын твой в бездне,

   Сердцу мальчик возвращен». 

«Сына взгляд поймав лукавый,

Шутку Господа пойми,

И хоть поздно, но со славой

К сердцу мальчика прижми!

Томас Манн, «Иосиф и его братья».

О Серах, внучке праотца Яакова и дочери его сына, патриарха Ашера, текст самого Пятикнижия повествует очень скупо, зато Устная Тора пространно повествует о ее судьбе, а некоторые из сюжетов мидрашей о Серах проникли в мировую художественную литературу.

Впервые Серах упоминается в Торе при перечислении потомков Яакова, переселяющихся в Египет: «И сыны Ашера: Имна, и Ишва, и Бриа, и Серах, сестра их». (Берешит, 46: 17). Впрочем, Ибн Эзра, комментируя текст недельной главы «Ваигаш», полагает, что Тора говорит о Серах без упоминания имени, десятью стихами раньше, сообщая, что Яаков «сынов своих и сынов своих сынов, что при нем, дочерей своих и дочерей сынов своих, и весь род свой привел он с собой в Египет». (Берешит, 46:7). При этом, по мнению Ибн Эзры, Тора называет здесь Серах, дочь Ашера, не «дочерью сына» Яакова, а его собственной дочерью, наравне с Диной.

В третий раз мы встречаем упоминание о Серах в тексте Торы уже в книге Бемидбар, при перечислении «всего общества сынов Израиля от двадцати лет и старше, по отчим домам их». После перечисления мужских потомков Ашера лаконично сообщается: «А имя дочери Ашера – Серах» (Бемидбар, 26:46), из чего можно сделать вывод, что на тот момент Серах еще жива.

Мидраш же, не удовлетворяясь скупыми сведениями, сообщенными Письменной Торой, расцвечивает образ Серах, дочери Ашера и внучки Яакова, яркими красками. Она хороша собой и наделена редким музыкальным и поэтическим даром, поэтому вернувшиеся из Египта дядья просят ее сообщить Яакову радостную весть с помощью песни. Этот сюжет, изложенный в мидраше (Берешит -Раба, 92, Танх. Сеф. Гаиаш), стал известен миллионам далеких от иудаизма людей благодаря «Иосифу и его братьям» Томаса Манна:

Наша Серах умница и сделает все, как надо. Сейчас ты возьмешь свою балалайку и пойдешь с ней впереди нас, громко распевая, что Иосиф жив… И когда ты придешь к своему дедушке Иакову, ты сядешь у его ног и пропоешь как можно сладостнее: «Иосиф не умер, он жив». И он… спросит тебя, что это значит… Но… ты ничего не говори, а знай только пой и играй. А там подоспеем и мы, одиннадцать братьев, и объясним ему все толком.

В благодарность Иаков мидраша (Авот, с. 45) награждает Серах вечной жизнью. Этот сюжет Манн также использует в своем «Иосифе»:

 -Мальчики, – сказал он… -эта девчушка, – я благословляю ее, и если Бог услышит меня, она не вкусит смерти, а войдет в царство небесное заживо…

Мидраш повествует (Сота, 13), что особая духовная связь Серах с ее дядей Иосифом не оборвалась и после его смерти. Когда евреи собирались покинуть Египет, выяснилось, что место погребения Иосифа неизвестно. Иосиф, тело которого, как и тело его отца, было после смерти забальзамировано и помещено в саркофаг, завещал будущим поколениям сынов Израиля, «когда вспомнит о них Бог», забрать с собой в Землю Обетованную и его останки. Согласно мидрашу, коварные египетские колдуны посоветовали фараону спрятать металлический саркофаг на дне Нила. Этим они намеревались убить сразу двух зайцев: призвать на Нильские воды знаменитое благословение Иосифа, действующее и после его смерти, и лишить его потомков возможности выполнить клятву, не давая им, таким образом, покинуть Египет. Серах раскрыла Моисею этот секрет, тот, выйдя на берег Нила, обратился к Иосифу, и тяжелый металлический гроб легко поднялся на поверхность воды.

Таким образом, наделенная даром бессмертия Серах объединяет несколько ключевых вех в истории еврейского народа – жизнь в Ханаане в эпоху праотцев, Египетское рабство и Исход. Мидраш Берешит Раба (XCIV:8) идет дальше, помещая Серах в эпоху Царей. Согласно мидрашу, именно она была той женщиной, что вступила в переговоры с военачальником Давида Иоавом, осадившим город Абель Бет-Мааха, и убедила жителей города выдать голову мятежника Шебы бен-Бихри, чтобы войско Иоава сняло осаду (Шмуэль бет, 20: 21-22).

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение