next perv

Сусанна и старцы



История праведной и скромной Сусанны была очень популярна в западноевропейской культуре времен Средневековья и по сей день является одним из излюбленных сюжетов Ветхого Завета в христианской среде. Несмотря на тот факт, что Сусанна и другие действующие лица в этом апокрифическом отрывке евреи, и действуют они в рамках законов иудаизма, эта история не только не вошла в каноническую Книгу Даниила, но и не приобрела известности в еврейском фольклоре.

По мнению большинства исследователей, автор этого апокрифа жил в I II веках до н.э., а Книга Даниила была создана, скорее всего, в III IV веках до н.э. Многие ученые склоняются к тому, что  апокриф изначально был написан на греческом языке, хотя существует гипотеза об оригинальном тексте на арамейском или древнееврейском языках. До наших дней дошло два основных варианта этого дополнения к Книге Даниила: один из текста Септуагинты, второй из текста Феодотиона. Варианты различаются лишь в незначительных деталях повествования. Апокриф о Сусанне и старцах можно считать одним из первых произведений детективного жанра в библейской литературе; сюжет этого произведения динамичен и достаточно краток – в нем лишь 64 стиха.

Из текста следует, что Сусанна была праведной и скромной женой богатого еврея Иоакима, жившего в Вавилоне. Она отличалась красотой и знанием законов религиозной практики иудаизма. Когда мужа не бывало дома, в долгие жаркие полуденные часы Сусанна проводила свободное время в своем саду, где за ней тайно наблюдали двое похотливых старцев, которые при этом были видными членами религиозного суда и уважаемыми деятелями общины. Однажды, отослав своих служанок купить масло и мыло, Сусанна решила помыться в саду, предварительно приказав закрыть ворота. Старцы же прятались в кустах, поэтому служанки, заперев ворота, не заметили их. Уже давно возжелавшие красивую женщину, старцы подбежали к Сусанне, решив уговорить ее отдаться им, пока служанки ушли из сада. Согласно повествованию, они сразу же стали угрожать Сусанне: “Если же не так, то мы будем свидетельствовать против тебя, что с тобою был юноша, и ты поэтому отослала от себя служанок твоих”. Сусанна отказалась, твердо заявив старцам: “Лучше для меня не сделать этого и впасть в руки ваши, нежели согрешить пред Господом”. Женщина стала громко звать на помощь, но старцы также закричали и сразу же стали обвинять Сусанну в грехе прелюбодеяния. Собравшийся народ поверил рассказу судей, требуя строго наказать грешницу, предав Сусанну смерти за прелюбодеяние. Благочестивая женщина страстно призвала к справедливому суду Всевышнего: “Возопила Сусанна громким голосом и сказала: Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий все прежде бытия его! Ты знаешь, что они ложно свидетельствовали против меня, и вот, я умираю, не сделав ничего, что эти люди злостно выдумали на меня”. И услышал Господь голос праведной Сусанны и послал ей на помощь отрока Даниила, который смог остановить толпу, ведущую молодую женщину к месту казни, и смело обвинил похотливых судей в грехе лжесвидетельства. Народ согласился с молодым пророком, который заявил о необходимости дополнительного расследования. Придя в суд, Даниил отделил старейшин друг от друга и допросил каждого из них по отдельности. Он задал старейшинам всего один вопрос: под каким деревом согрешила с неизвестным юношей Сусанна. Один из старейшин указал на мастиковое дерево, а второй утверждал, что это был зеленый дуб. Таким образом пророк доказал ложь старцев и невиновность благочестивой Сусанны. Народ убедился в мудрости пророка и злом умысле судей: Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на Него, и восстали на обоих старейшин, потому что Даниил их устами обличил их, что они ложно свидетельствовали; и поступили с ними так, как они зло умыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная”. После столь эффективного расследования и оправдания Сусанны, молодой пророк прославился, так как не дал пролиться невинной крови: “И Даниил стал велик перед народом с того дня и потом”.


Сусанна и пророк Даниил. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд

Несмотря на то, что еврейская традиция не считает историю о Сусанне и старцах частью канона Танаха, сюжет этого апокрифа, по-видимому, был известен еврейским мудрецам. Так, в III веке н.э. христианский богослов Ориген, изучая Книгу Даниила, утверждал, что в среде евреев известны имена двух старейшин-лжесвидетелей: Ахава сына Колии и Седекии сына Маасеи. Согласно Оригену, Библия упоминает имена этих двух старейшин в Книге Иеремии: И принято будет от них всеми переселенцами Иудейскими, которые в Вавилоне, проклинать так: “да соделает тебе Господь то же, что Седекии и Ахаву”, которых царь Вавилонский изжарил на огне за то, что они делали гнусное в Израиле: прелюбодействовали с женами ближних своих и именем Моим говорили ложь, чего Я не повелевал им; Я знаю это,  и Я свидетель, говорит Господь”.  

Знал историю о праведной Сусанне и Рамбан (1194-1270), который упоминал о “Мегилат Шошана” в своем комментарию к Книге Дварим (21:13). Интересную версию происхождения истории о праведной Сусанне и старцах приводит в своем исследовании библеист Д. Хилер (в книге А. Кахане). Он упоминает агадическую историю из литературы самаритян, повествующую о красивой, мудрой и скромной дочери первосвященника Амрама Кохэна. Посвятив свою жизнь изучению Писания, она проводила дни и ночи в молитве и учении в компании двух самаритян-монахов, которые и решили соблазнить молодую женщину. И она поднялась на крышу, и с ней Тора, переписанная ее рукой, как светлое солнце, и взглянули на нее, а лицо ее затмевает свет луны, и свет пребывает на нем, и помутились умы, и помутились их умы от нее, и красоты ее, и привлекательности ее, и забыли свое подвижничество двадцать пять лет. И открыл каждый из них своему спутнику то, что с ним случилось от ее красоты, и договорились оба попросить у нее Тору, чтобы читать по ней, и когда она принесет ее к ним, схватить ее и взять ее силой. И когда попросили у нее Тору, поспешила, спустилась, и спустились они к ней, и схватили ее перед [дверью] ее дома, раскрыли ей дело, стала напоминать им о Боге и стращать их Им и увещевать их, но они не вразумились”. Ничего не добившись от праведной девушки, монахи решили обвинить ее в прелюбодеянии с неизвестным юношей, и рассказали об этом всей общине. Потрясенный Амрам-первосвященник согласился под давлением общины покарать свою дочь по всей строгости закона. “И когда они шли, вдруг маленькие мальчики самаритяне сидят и играют в суд, будто один мальчик — первосвященник и двое двух — подвижники, которые давали свидетельство. А священник расспросил одного в стороне, и оказались разными их свидетельства. И сказал мальчик, который был священником: “Воистину, если бы первосвященник [Амрам] сделал так, то выявилось бы дурное у этих свидетелей, и отвел бы он дурное от этой пречистой госпожи”. И когда увидел старший священник то, что делают мальчики, как будто спал и проснулся. И сказал [первосвященник]: “Я так и сделаю”. И когда они добрались до ворот ас-Сарин, (уже) собрали все самаритяне, и сделал первосвященник, как видел то, что делали мальчики, и спросил у них обоих, у каждого по отдельности, и разошлись их слова, и случилась у них путаница и смущение”. В конце концов дочь первосвященника была оправдана, а двое монахов-лжесвидетелей были забиты камнями.

Д. Хилер, сравнивая этот текст с похожей историей из сборника арабских сказаний “Книга тысяча и одной ночи”, приходит к такому мнению: “Судя по всему, “Сусанна и старцы” это, главным образом, народное сказание, доказывающее, что иногда судьи ошибаются, а юноша способен исправить ошибочное решение. Автор использует эту историю с тем, чтобы доказать праведность Божественного суда, который наказывает злодея и оправдывает праведника”.

И в наше время история Сусанны продолжает вызывать интерес. Например, некоторые исследователи этого апокрифа рассматривают его с точки зрения феминизма. Они подчеркивают, что в этом произведении говориться о попытке изнасилования Сусанны, а не о “соблазнении”. Например, профессор религиоведения колледжа Ле Мойн (Нью Йорк) Дж. Гланси пишет в своей книге “Обвиняемый. Сусанна и ее читатели”: “Библейская критика всегда рассматривала историю Сусанны, как повесть о соблазнении, тогда как феминистская критика настаивает, что это история о попытке изнасилования. Назвать это произведение повестью о соблазнении означает рассматривать ее через призму видения старцев. Вся история написана таким образом, чтобы усилить эту точку зрения, читателю предлагают смотреть на Сусанну и ее красоту глазами старцев. Читателю не предлагают взглянуть на старцев – и увидеть их глазами Сусанны. Сусанна остается объектом наблюдения старцев и читателя, не превращаясь в субъекта, чьё видение определяет свою собственную историю. […] История Сусанны является определенным вызовом для современного читателя. С одной стороны, сопротивление Сусанны попытке изнасилование и ее приверженность законам Моисея похвальны. С другой стороны, понимание Сусанной ее дилеммы, к сожалению, поддерживает проблематичную идею о том, что жертвы каким-то образом сами виновны. По этим причинам Сусанна является неоднозначной героической фигурой для некоторых современных феминисток”.

Современному еврейскому читателю, несомненно, интересно также взглянуть в этом тексте на жизнь вавилонской диаспоры, ее быт и идеалы, нравственность и уровень соблюдения религиозных законов. Возможно, образ благочестивой Сусанны, ставшей одной из главных героинь библейской живописи и литературы в христианстве, сможет занять свое достойное место в ряду выдающихся женщин Писания и в еврейской среде.  

Даниэль Гольденберг

Спасибо за интересную статью! У меня есть существенное дополнение: попытка объяснить, почему эта история не была канонизирована евреями, но стала популярной у христиан. Этот рассказ по сути является апологией пророка Даниила и параллельно указывает на несовершенство еврейской судебной практики установления истины по показаниям двух свидетелей. Во время предполагаемого написания этого рассказа он уже был анахронизмом для евреев, т.к. иудаизм уже переходил от пророческой фазы своего развития к раввинистической, когда современное пророчество уже фактически не признавалось раввинами (“…отнято у Израиля…”). Соответственно, рассказ о торжестве пророка и несовершенстве еврейского суда совершенно не устраивал раввинистический иудаизм, зато пришёлся “ко двору” христианству, находящемуся как раз на пророческой стадии своего развития. Вероятно, именно поэтому рассказ о Сусанне и не вошёл в еврейский канон, но зато вошёл в христианский.


    Я-Тора

    Даниэль Голденберг, спасибо за замечательное дополнение!




ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение