next perv

Легенды евреев: Последний день Моше



Выдаюшийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.
Предлагаем вам легенды о последних часах жизни Моше.

Евгений Левин, переводчик

 

_________

Седьмого адара Моше понял, что в этот день ему суждено умереть, поскольку Небесный голос возвестил: «Моше, позаботься о себе, поскольку тебе осталось жить всего один день». Что же сделал Моше? В этот день он написал тринадцать свитков Торы – двенадцать для двенадцати колен, а один положил в Ковчег завета, дабы, если кто-нибудь решит исказить Тору, свиток в Ковчеге останется нетронутым. Моше подумал: «Если я займусь Торой, которая является древом жизни, день пройдет незаметно, и грядущая смерть будет мне не страшна». Однако Всевышний подал знак солнцу, которое было очень недовольно Моше, и говорило: «Пока Моше жив, не зайду».

 

Когда Моше закончил писать свитки, не прошло и половины дня. Тогда он созвал колена, которые получили свитки из его рук, и призвал, отдельно женщин, отдельно мужчин, соблюдать Тору и ее заповеди. Самый красивый из этих свитков схватил архангел Габриэль, который принес его в Небесный суд, чтобы доказать праведность Моше, исполнившего все сказанное в Торе. Габриэль пронес свиток через все семь небес [1], дабы все могли убедиться в праведности Моше. И это – тот самый свиток, Торы, который души праведников читают по понедельникам и четвергам, а также по субботам и праздникам.

 

В этот день Моше, перед глазами всего Израиля, оказал великую честь и явно отличил своего ученика Йеѓошуа. Глашатай шел перед Йеѓошуа по всему стану, провозглашая: «Идите и слушайте слова нового пророка, который восстал среди нас сегодня». Весь народ Израиля собрался, чтобы почтить Йеѓошуа. Моше приказал принести золотой трон, жемчужную корону, царский шлем и пурпурные одеяния. Он лично расставил ряды лавок для Санѓедрина, военачальников и священников. Моше сам прислуживал Йеѓошуа: облачил его, возложил на голову корону, и усадил на золотой трон, чтобы оттуда тот обратился к народу Израиля. То, что он хотел сказать, Йеѓошуа шептал Калеву, который громогласно объявлял это всему народу. И вот что сказал Йеѓошуа: «Радуйтесь, ликуйте небеса небес, что наверху; веселитесь основы земли, что внизу! Пробудитесь и громогласно возглашайте, сотворенные! Пробудитесь и пойте, предвечные горы! Радуйтесь и веселитесь, о холмы, что на земле! Пробудись и разразись победной песней, небесное воинство! Пойте и ликуйте, шатры Яакова, пойте, жилища Израиля! Пойте и внимайте словам, исходящим из уст Царя! Преклоните сердце к Его речам, и с радостью примите все заповеди Бога вашего! Отворите уста, чтобы язык мог глаголать, и воздайте честь Господу, заступнику вашему! Возблагодарите Господа и уверуйте в Него! Ибо Он один, и нет другого: нет подобного Ему среди богов, нет подобного Ему среди ангелов, и нет у вас Бога, кроме Него. Бесконечно можно славить Его; слава Его не знает ни границ, ни пределов, чудеса Его непостижимы, деяниям Его нет числа. Он сдержал слово, которое дал праотцам, Он хранит завет, заключенный с ними, помнит любовь и клятву, которую дал им. Он спас нас, совершив множество чудес, вывел нас из рабства к свободе, рассек для нас море, и даровал нам шестьсот тринадцать заповедей».

 

Когда Йеѓошуа закончил свою речь, с небес раздался голос, сказавший Моше: «Тебе осталось жить только пять часов». Моше сказал Йеѓошуа: «Сиди перед народом, подобно царю». Вдвоем они обратились к народу: Моше читал отрывок из Торы, а Йеѓошуа объяснял. Между ними не было никаких разногласий, а их речи соответствовали друг другу, как жемчужины царскому венцу. Однако если лик Моше сиял, подобно солнцу, то лик Йеѓошуа – подобно луне.

 

Когда Йеѓошуа и весь народ Израиля еще сидели перед Моше, раздался Небесный голос, возвестивший: «Моше, тебе осталось жить только четыре часа». Тогда Моше стал снова умолять Всевышнего: Владыка мира! Если мне суждено умереть лишь ради моего ученика, я согласен вести себя, как его ученик. Пусть он будет как первосвященник, а я – как рядовой священник; он будет царем, а я – его слугой». Всевышний ответил: «Я поклялся своим великим именем, которое не могут вместить небеса, что ты не перейдешь Иордан».

 

Моше: «Владыка мира! Позволь мне, силой Непроизносимого Имени, воспарить, подобно птице небесной. Или сделай меня рыбой, превратив мои руки в плавники, а волосы – в чешую, и тогда, подобно рыбе, я смогу переплыть Иордан и увидеть Землю Израиля».

Всевышний: «Если Я исполню твою просьбу, то нарушу свое слово».

Моше: «Владыка мира! Дай мне взлететь над облаками, на три парасанги над Иорданом, чтобы облака были подо мной, и я сверху взглянул на Землю Израиля.

Всевышний: «Мне кажется, что и это будет нарушением клятвы».

Моше: «Владыка мира! Разрежь меня на части, перебрось их через Иордан, и оживи меня, чтобы я увидел Землю Израиля».

Всевышний: «И это будет, словно Я нарушил свою клятву».

Моше: «Дай мне хотя бы увидеть землю обетованную!».

Всевышний: «Эту просьбу я готов удовлетворить. Ты увидишь страну пред собой,  но не войдешь в нее. И Бог показал ему всю страну, и хотя ее размеры – четыреста парасанг на четыреста парасанг, Бог сделал зрение Моше таким сильным, что он увидел всю страну, от края до края. То, что находилось в недрах, виделось ему как лежащее на поверхности, далекое – близким, и так он увидел все.

 

Моше предсказывает будущее

Указав на землю обетованную, Бог сказал: «Вот земля, о которой Я клялся Аврааму, Ицхаку и Яакову, сказав: потомству твоему дам ее» (Дварим, 34:4). Им я обещал, тебе же – дал увидеть».

 

Но Моше увидел не только саму страну. Бог указывал своим перстом на каждой место святой земли, и подробно объяснял ему: «Это – удел Йеѓуды, это – удел Эфраима, и т.д.».  Таким образом Он поведал ему о разделе Земли Израиля. Кроме того, Моше узнал от Всевышнего всю историю этой страны и каждой из ее частей. Бог показывал ему, как эти земли будут выглядеть в эпоху расцвета и процветания, а как – под властью иноплеменников. Бог поведал Моше не только всю историю народа Израиля в Святой земле, но и все, что происходило и произойдет от сотворения мира до Страшного суда, когда произойдет воскрешение мертвых. Завоевания Йеѓошуа, спасение Израиля Шимшоном от филистимлян, славу Израиля в царствование Давида, строительство Храма Шломо и его разрушение, всех царей из дома Давида и всех пророков – потомков Рахав, гибель Гога и Магога на равнине близ Йерихо – все это, и многое другое дано было увидеть Моше. И так же, как Всевышний показал Моше все, что произойдет в этом мире, Он показал ему рай с обретающимися там праведниками, и преисподнюю с наполняющими ее грешниками.

 

У горы, с которой Моше смотрел на Святую землю, было четыре имени: Нево, Абарим, Ѓор и Писга. Связано это с тем, что любое царство считало особой честью владеть святой землей. Поэтому эта гора был разделена между четырьмя царствами, и каждое из них дало своей части название. Лучше всего ей подходило имя Нево, поскольку на ней умерли три пророка (невиим): Моше, Аарон и Мирьям.

 

По слову Всевышнего Моше взошел на эту гору в полдень того дня, когда должен был умереть. В этом и в двух других случаях Всевышний решил, что Его повеление будет исполнено в полдень, чтобы показать всем людям, что никто, даже самые близкие к Нему, не смогут избежать Его приговора. Если бы Моше умер ночью, евреи сказали бы: «Разумеется, это могло случиться только ночью, когда мы ничего не знали. Ведь если бы мы знали, что Моше идет на гору Нево, где ему предстоит умереть, мы бы его не пустили. Воистину, кто бы позволил умереть тому, кто вывел нас из Египта, рассек для нас море, сделал так, чтобы с неба падала манна, из скалы текла вода, а к нам в стан прилетели перепела; тому, кто совершил для нас еще множество великих чудес? Поэтому Бог повелел Моше взойти на гору Нево, место своего упокоения, при свете дня, в полдень, сказав: «Пусть каждый, кто думает помешать, попробует это сделать!».

 

По той же причине Израиль вышел из Египта в полдень. Ибо если бы они вышли ночью, египтяне сказали бы: «Они смогли уйти ночью, под покровом сны, когда мы ничего не знали. Если бы мы знали, то не дали бы им уйти, но силой заставили бы остаться в Египте». Поэтому Бог сказал: «Я выведу Израиль в полдень, и пусть каждый, кто думает помешать, попробует это сделать!».

 

По той же причине Ноах вошел в ковчег в полдень. Бог сказал: Если Ноах войдет в ковчег в полночь, люди его поколения скажут: он смог это сделать, поскольку мы ничего не знали. Мы не дали бы ему войти в ковчег одному, но взяли бы молоты и топоры, и разрушили его ковчег. Поэтому Всевышний сказал: Я желаю, чтобы он вошел в ковчег в полдень, и пусть каждый, кто думает помешать, попробует это сделать!».

 

Когда Бог повелел Моше взойти на гору Нево, чтобы там умереть, Он облек это в слова, означающие возвышение, а не гибель. «И умри на горе, на которую ты взойдешь” (Дварим, 32:50) – взойди один, и пусть никто тебя не провожает. Элазар, сын Аарон, пусть проводит тебя до могилы, но никто не увидит почестей и награды, ожидающую тебя после смерти. «И приобщись к народу твоему» (там же) – к праотцам Аврааму, Ицхаку и Яакову, к твоему деду Кеѓату и отцу Амраму,  к брату Аарону и сестре Мирьям.  

 

«Как умер Аарон, брат твой, на горе Ѓор и приобщился к народу своему» (там же).  Когда умер Аарон, Моше одно за другим снял с него священнические одеяния, которые передал сыну Аарона Элазару, а затем облек его в погребальный саван. После этого он сказал Аарону: «Аарон, брат мой, войди в пещеру». Тот вошел. «Ложись на ложе». Аарон лег. «Закрой глаза». Тот закрыл. «Сожми ноги». Тот сжал. Увидев безболезненную и мирную кончину брата, Моше сказал: «Благословен человек, умерший такой смертью. Поэтому когда Моше пришло время умирать, Бог сказал: «Ты умрешь такой смертью, какой хотел – так же мирно и безболезненно, как твой брат Аарон».

 

Как Моше встретил на небе Машиаха

В день своей кончины Моше удостоился еще одного отличия – в этот день Всевышний позволил ему взойти на небо, и показал ему награду, ожидающую его на небесах, а так же будущее. Божественное Милосердие предстало пред Моше и сказало ему: «Я несу тебе благую весть, которая тебя обрадует. Повернись к Престолу Милосердия и смотри». Моше обернулся к Престолу Милосердия и увидел, как Всевышний строит Храм из драгоценных камней и жемчужин, a между жемчужинами и камнями видно сияние Шхины, более яркое, чем все камни. В самом же Храме он узрел Машиаха сына Давида, и своего брата Аарона, облаченного в платье первосвященника. Аарон сказал Моше: «Не приближайся, ибо здесь место, где пребывает Шхина. И знай, что никто не смеет войти сюда прежде, чем узнает вкус смерти, и Ангел Смерти заберет его душу».

 

Моше пал ниц пред Всевышним, и сказал: «Дозволь мне поговорить с Машиахом прежде, чем умру». Бог сказал Моше: «Входи, а Я научу тебя своему великому Имени, чтобы пламя Шхины не сожгло тебя». Когда Машиах сын Давида увидел, что к ниму приближается Моше, он понял, что Бог научил его великому Имени. Поэтому он двинулся ему навстречу, и приветствовал такими словами: «Благословен приходящий во имя Господне» (Теѓилим, 118:26). Моше сказал Машиаху: «Всевышний поведал мне, что Израиль построит ему Храм на земле, теперь же я вижу, что Он строит собственный Храм на небесах». Машиах ответил: «Твой предок Яаков видел и Храм, что будет возведен на земле, и Храм, который Бог своими руками возведет на небесах. И он понял, что Храм, который Всевышний строит на небесах своими руками из драгоценных камней, жемчужин и сияния Шхины, будет сохранен для Израиля во веки веков, до конца времен. Это произошло той самой ночью, когда Яаков уснул на камне, и во сне узрел и земной Иерусалим, и Иерусалим небесный [2]. Всевышний сказал тогда Яакову: «Яаков, сын мой, сегодня Я стою пред тобой так же, как в будущем твои потомки будут стоять предо мной. Яаков же, узрев два Иерусалима, сказал: Земной Иерусалим ничего не стоит, это не тот дом, что будет сохранен для моих потомков до конца времен – это будет другой дом Господень, который Он строит своими руками. Однако знай, что так же, как Бог своими руками строит свой Храм на небесах, Он своими руками построит Храм и на земле».

 

Услышав эти слова из уст Машиаха, Моше очень обрадовался, поднял глаза, взглянул на Всевышнего, и сказал: «Владыка мира! Когда же Храм, построенный здесь на небе, спустится вниз на землю?». Всевышний ответил: «Сроки, когда это случится, Я не сообщил и не сообщу никому, ни из тех, кто жил прежде, ни из тех, кто будет жить позже. Как же Я поведаю это тебе?».  Моше сказал: «Дай мне знак, чтобы из происходящего в мире я мог понять, что время уже близко». Всевышний ответил: «Сначала Я рассею Израиль, словно лопатой, по всей земле, чтобы они были рассеяны между народами по всему миру, а затем вторично протяну руку свою, и соберу тех, кто переселился с Йоной, сыном Амитая, в страну Патрос, а также проживающих в Шинаре, Хамате, Эламе и на морских островах»[3].

 

Услышав это, Моше покинул небеса в радостном расположении духа. Вслед за ним на землю отправился Ангел Смерти. Однако он не смог забрать душу Моше, поскольку тот отказался отдать ее, заявив, что вручит ее только самому Богу.

 

Последние часы Моше

К тому времени, когда Моше закончил осматривать страну и вглядываться в грядущее, прошел еще час. С неба прозвучал голос, возвестивший: «Оставь бесплодные попытки остаться в живых». Однако Моше не прекращал молиться, обращаясь к Богу с такими словами: «Владыка мира! Позволь мне остаться по эту сторону Иордана, вместе с сынами Реувена и сынами Гада, чтобы я был как один из них, в то время как Йеѓошуа, царь и глава Израиля, войдет в земли по ту сторону Иордана». Всевышний сказал ему: «Ужели Ты хочешь, чтобы Я обратил в ничто слова Торы, где сказано: «Три раза в году явится каждый мужчина перед лицом Всевышнего Владыки, Бога Израиля» (Шмот, 34;23). Если Израиль увидит, что ты не совершаешь паломничество в святилище, они скажут: если Моше, которому дана была Тора и ее законы, не совершает паломничества в святилище, то мы уж тем более не должны. Таким образом, ты станешь причиной несоблюдения Моих заповедей. И еще сказано в Торе, которую я дал тебе: «K концу семилетия, в год отпущения, в праздник кущей, когда придет весь Израиль явиться пред лицом Господа, Бога твоего, на место, которое Он изберет, читай учение это пред всем Израиля вслух им» (Дварим, 31:10). Если ты останешься в живых, то лишишь Йеѓошуа всяческого уважения в глазах людей, которые скажут: чем учить и слушать Тору из уст ученика, пойдем к учителю, и поучимся у него. И тогда евреи оставят Йеѓошуа и пойдут к тебе, и тем самым ты вызовешь мятеж против моей Торы, где сказано, что в год отпущения царь должен читать пред всем Израилем».

 

Тем временем прошел еще час, и с неба вновь раздался голос, сказавший: «Сколь долго ты будешь понапрасну пытаться изменить приговор? Тебе осталось жить только два часа». Нечестивый Самаэль, глава нечистых духов, нетерпеливо ждал, когда же Моше умрет, поскольку надеялся забрать его душу, как он забирал души прочих смертных. Поэтому он все время повторял: «Когда же настанет миг, когда Моше заплачет, и я восторжествую?».  Когда до смерти Моше оставалось лишь два часа, Михаэль, ангел-хранитель Израиля, начал плакать, а Самаэль возликовал, поняв, что час, которого он так долго ждал, уже близок. Но Михаэль сказал Самаэлю: «Не радуйся, мой враг: когда я падаю, то поднимаюсь, а когда пребываю во тьме, Господь будет мне светом. Даже если я паду из-за смерти Моше, Йеѓошуа завоюет тридцать одно царство Земли Израиля. Даже когда я буду пребывать во тьме из-за разрушения первого и второго Храма, Господь станет мне светом в эпоху Машиаха».

 

Тем временем прошел еще час, и с неба вновь раздался голос, возвестивший: «Моше, тебе осталось жить всего час». Тогда Моше сказал: «Владыка мира! Даже если Ты не позволишь мне войти в Землю Израиля, оставь меня в этом мире, чтобы я жил, а не умер». Всевышний ответил ему: «Если Я позволю тебе не умереть в этом мире, то как воскрешу тебя в будущем, для Мира Грядущего? И тогда получится, что Тора лжет, ибо Я написал в ней: «Я умерщвлю и Я оживлю, Я поразил и Я исцелю: и никто от руки Моей не избавляет» (Дварим, 32:39)». Но Моше продолжал молиться: «Владыка мира! Если Ты не позволишь мне войти в Землю Израиля, пусть я стану жить, словно дикие звери, питаясь травой и водой! Позволь мне жить и лицезреть этот мир». Однако Всевышний ответил ему: «Достаточно с тебя». Моше продолжал: «Если не согласишься на это, позволь мне жить, подобно птицам небесным, которые летают, куда пожелают, весь день напролет собирают пищу с земли и пьют из источников, а вечером возвращаются в свои гнезда». Но и эта последняя просьба была отвергнута – Всевышний сказал ему: «Ты и так уже произнес слишком много слов».

 

Услышав это, Моше громко зарыдал, и воскликнул: «К кому мне пойти, чтобы он испросил милости для меня?». И он обратился ко всем созданиям, говоря каждому из них: «Проси милости для меня». Но они отвечали: «Мы не смеем просить милости даже для самих себя, ибо «все создал Он прекрасным в свое время» (Коѓелет, 3:11), однако «все идет в одно место; все произошло из праха, и все возвратится в прах» (там же, 20), а посему «небеса, как дым, рассеются, и земля, как одежда, истлеет» (Йешаяѓу, 51:6)».

 

Увидев, что никто из сотворенных ему не поможет, Моше сказал: «Он твердыня, совершенно деяние Его, ибо все пути Его праведны; Бог верен и нет кривды; праведен и справедлив Он» (Дварим, 32:4).

 

Поняв, что смерти не избежать, Моше позвал Йеѓошуа, и в присутствие всего Израиля обратился к нему с такими словами: «Смотри, сын мой, народ, который я вручаю тебе – народ Господень. Он еще очень юн, а потому неопытен в соблюдении заповедей. Поэтому берегись и не говори с ними слишком сурово, ибо они – дети Святого, благословен Он, который называл их: «Сын Мой, первенец Мой – Израиль» (Шмот, 4:22).  Однако Всевышний, со своей стороны, тут же сказал Йеѓошуа: «Йеѓошуа, твой учитель Моше передал тебе власть. Следуй же его примеру – возьми палку и бей их по голове. Ибо «Когда Израиль был ребенком, Я полюбил его» (Ѓошеа, 11:1), а потому «не воздерживайся от наказания юноши, ибо если будешь бить его розгой, он не умрет» (Мишлей, 23:13)».

 

Йеѓошуа сказал Моше: «Моше, учитель мой, как мне быть? Если я дам кому-либо надел на горе, он непременно захочет в долине, а тот, кому дам надел в долине, непременно захочет на горе». Однако Моше успокоил его, сказал: «Не страшись, ибо Бог заверил, что раздел земли пройдет мирно». Затем Моше сказал: «Спрашивай меня обо всех законах, которые тебе непонятны, ибо я покидаю вас, и больше ты меня не увидишь». Йеѓошуа отвечал: «Учитель, разве я отходил от тебя днем или ночью, чтобы у меня были сомнения относительно чего-то из того, чему ты меня учил?». Моше сказал ему: «Если тебе нечего спросить, подойди ближе, чтобы я смог поцеловать тебя». Йеѓошуа подошел к Моше, который расцеловал его,  зарыдал у него на груди, и снова благословил его, сказав: «Да пребудешь ты в мире, а Израиль пребудет в мире вместе с тобой».


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение