next perv

Еврейская демонология. Глава 3. Библейские демоны



Продолжение. Предыдущая глава.

Лилит. «И порастут дворцы ее бедренцом; крапивой и чертополохом – крепости ее, и будет она жилищем шакалов, пристанищем для страусов. И будут встречаться (там) степные звери с дикими кошками, и козел будет перекликаться с другим; там отдыхать будет Лилит и покой находить себе» (Исайя, 34:13-14). От шумерского lil – «воздух» (а не от еврейского лайла, «ночь»!).  Первоначально –суккуб, способный совокупляться с людьми. Однако, как свидетельствует процитированное финикийское заклинание, со временем Лилит становится демоном-детоубийцей, каковым она и останется в более позднем еврейском фольклоре. Традиционное мнение, что имя Лилит означает «сова», отражает древнее суеверие, связывающее птиц, и особенно со с демонами.

Мавет. На иврите это слово означает смерть. Имя Мавет (Мот) носил ханаанскоий бог подземного мира, злейший враг Баала в угаритской мифологии. Возможно, у пророков Иешаягу и Иермиягу речь идет именно о нем, а не просто о смерти: «Так как говорили вы: “Мы вступили в союз с Маветом и с преисподней заключили договор…. И будет расторгнут союз ваш с Маветом» (Иешаягу, 28:15, 18); «Ибо поднялся Мавет к окнам нашим, вошел во дворцы наши, чтобы истребить детей с улиц и юношей с площадей» (Иермиягу, 9:20). В книге Иова упоминается «первенец смерти» (18:13) – возможно, сын демона Мавета.

Решеф.  Еще один ханаанский бог, ставший в библейской традиции демоном. На древнем Ближнем Востоке Решеф считался богом войны и молний, насылающим мор. Пророк Хавакук говорил о Боге, пребывающем в гневе: «Пред Ним идет мор (Девер), и пламя (Решеф) выходит по стопам Его» (Хавакук, 3:5). Это напоминает популярный мифологический сюжет, когда верховное божество сопровождают двое слуг из числа младших богов (например, Фобос и Деймос, сопровождавшие Ареса).

Девер. Мор. Еще один демонический оруженосец, шествующий рядом с Богом Израиля (Хавакук, 3:5). Девер упоминается в псалмах: «Не устрашишься ужаса ночного (пахад), стрелы (хец), летящей днем,  мора (девер), во мраке ходящего, чумы (кетев), похищающей в полдень» (Тегилим, 91:5-6). С большой вероятностью, не только девер, но и все остальные ивритские слова, выделенные курсивом – имена различных демонов.  «Стрела» – традиционный фольклорный символ, олицетворяющий болезнь или внезапную боль. Кетев – олицетворение нестерпимого полуденного зноя.  Представление о демонической опасности полдня существовало и в классической античности; так, в идиллии Феокрита (1:15-17) рассказчик боится играть на свирели в полдень:

В полдень не время, пастух, на свирели играть нам не время

Пана боимся: с охоты вернувшись, об эту он пору

Ляжет в тени отдыхать; ведь знаешь –

Уж больно он вспыльчив…

Азазель.  Азазель упоминается в связи с ритуалами Дня Искупления (Ваикра, 16:8, 10, 26). В этот день первосвященник кидал жребий:

И возьмет двух козлов, и поставит их пред Господа у входа шатра соборного. И положит Аарон на обоих козлов жребий: жребий один для Господа, а жребий другой – к Азазелю. И приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Господа, и принесет его в грехоочистительную жертву. Козел же, на которого вышел жребий – к Азазелю, пусть поставлен будет живым пред Господа, чтобы совершить через него искупление, для отправления его к Азазелю в пустыню.

И возложит Аарон обе руки свои на голову живого козла, и признается над ним во всех беззакониях сынов Израиля и во всех преступлениях их, во всех грехах их, и возложит их на голову козла, и отошлет с нарочным человеком в пустыню. И понесет козел на себе все беззакония их в страну необитаемую; и да отправит он козла в пустыню.

Ваикра, 16:8-10, 21-22

Большинство традиционных еврейских комментаторов полагали, что Азазель – название места, куда уводили козла: «Азазель — это отвесная кремнистая скала, высокая горная вершина [Йома 67 б]» (Раши на Ваикра, 16:8). Однако современные исследователи в большинстве своем полагает, что Азазель – имя демона, обитавшего в пустыне.

Алука. В иврите слово алука означает просто «пиявка». Именно так его понимает большинство переводчиков книги Притч: «У пиявки (алука) две дочери: “давай” (и) “давай!”». Однако поскольку в арабской литературе Алука – имя вампира, не исключено, что речь в данном случае идет о демоне и его дочерях.

Продолжение следует. При написании были использованы материалы сайта Jewish Virtual Library .


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение