next perv

Женщина, которую, возможно, вызывали к Торе



Согласно Талмуду (Мегила, 23а), теоретически женщин можно вызывать к Торе. Однако мудрецы немедленно оговорили, что на практике так не поступают, поскольку это «бесчестье для общества». Поэтому вплоть до самого недавнего времени, женщин к Торе не вызывали, в том числе и в праздник Симхат-Тора, когда, по традиции, во многих общинах этой чести удостаиваются не только все присутствующие-мужчины, но даже маленькие дети.

В этой связи история, рассказанная недавно сотрудником Национальной библиотеки Израиля др. Йоэлем Финкельманом, представляет несомненный интерес.

Некоторое время назад с Финкельманом встретился некий израильский торговец и коллекционер старинных еврейских книг, показавший один из экспонатов своей коллекции – рукописный махзор (сборник праздничных молитв) конца XV – XVI века (вместе с подробнейшим описанием рукописи, сделанным известным исследователем Шломо Цукером).

Среди прочего, в махзоре приведены благословения для тех, кого вызывают к Торе в праздник Симхат-Тора, в том числе для тех, кто удостоился главных почестей – быть вызванным к чтению самого последнего отрывка Пятикнижия (такого человека называют Хатан Тора, «жених Торы») и первой главы книги Берешит (соответственно, Хатан Берешит – «жених Берешит»); обычно этой чести удостаиваются самые уважаемые члены общины, или же – те, кто заплатил за это наибольшую сумму.

Соломонт Гарт, Симхат-Тора в Ливорно

В стандартных молитвенниках вместо имени вызванного пишут «такой-то, сын такого-то». Однако в данном случае переписчик отступил от этого правила, и прямо вписал имя того, кто, по всей видимости, заказал этот махзор: Яаков сын Йекутиэля Га-Коэн.

Однако гораздо больший интерес представляет благословение для «жениха Берешит». Поскольку и в данном случае переписчик вписал имя – Лейфхейт бат Ашер, т.е. дочь Ашера!

Как такое могло случиться? Др. Йоэль Финкельман полагает, что дело обстояло следующим образом. Яаков Йекутиэлевич и Лейфхейт Ашеровна были мужем и женой. По-видимому, семья была достаточно богатой, чтобы позволить себе заказать красивый рукописный молитвенник – работа, стоившая в то время немалых денег. При этом Яаков потребовал, чтобы его имя было вписано в первое благословение – возможно, поскольку он, будучи богачом, регулярно удостаивался этой почести. Также супруги решили, что во второе благословение будет вписано имя Лейфхейт, что и было сделано, правда, чуть более мелким шрифтом.

Кому из супругов пришла в голову эта идея? А, главное, означает ли это, что Лейфхейт действительно вызывали к Торе?

В наши дни есть немало синагог – преимущественно реформистских и консервативных, и даже несколько ортодоксальных — где женщин регулярно вызывают к Торе. Однако если говорить об Италии XV–XVI вв., то никаких свидетельств существования подобной практики нет. Так что, скорее всего, речь идет о сугубо символической почести.

Хотя – кто знает?

P.S. Как пишет др. Финкельман, для сотрудников Национальной библиотеки упомянутый манускрипт стал не первым знакомством с Лейфхейт Ашеровной.

Дело в том, что в 1475 году один из первых еврейских печатников, рабби Мешулам Кузи, издал в пригороде Павии Пьове-ди-Сакко сборник слихот – покаянных молитв, которые читают накануне Осенних праздников. Этот сборник стал первым в истории печатным еврейским молитвенником.

Один экземпляр этой уникальной книги хранится в фондах Национальной библиотеки. На первой странице каллиграфическим почерком написано имя одной из прежних владелиц: Эстер дочь рабби Ашера. А на последней – уже знакомое нам имя Лейфхейт бат Ашер!

По-видимому, женщины были родными сестрами. И, соответственно, владели книгой по очереди.

Михаил Курляндский


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение