next perv

Пророк Иезекииль



Как сообщают друзья, в Иерусалиме скоропостижно скончался наш постоянный автор Владимир Мак – краевед, экскурсовод, музыкальный критик, один из двух организаторов Иерусалимского Фестиваля Jazz Globus.

Предлагаем читателям одну из последних статей, присланных Владимиром.

Иезекии́ль (ְ יחֶזְקֵאל‏ – Йехезкэль), в переводе с иврита  — «Бог укрепит». Один из трех «великих» пророков (наряду с Исайей и Иеремией) жил, по принятым датам, с 622 до 571 годов до новой эры. Он родился в Иудее, в городе Сарир, в 622 году до новой эры и в 597 году до новой эры был угнан в Вавилон. Первая волна изгнания в Вавилон, когда Навуходоносор оккупировал Иудею по пути в Египет была, применяя современную терминологию, ссылкой или отправлением на работы, но еще не пленом, которому будет подвержена вторая волна, после разрушения Храма в 586 году до новой эры. Иезекииля работать не заставляли, вероятно, в силу особенностей его поведения – это был настоящий ясновидящий странник, без постоянного места проживания. ТАНАХ приводит лишь одно географическое название, связанное с пребыванием Изекииля, и это … Тель-Авив.

И пришел я к изгнанникам в Тель-Авив, сидящим при реке Кевар, и сел там, где они обитали, и сидел там среди них семь дней в оцепенении. И было на исходе семи дней, сказано мне слово Господне. Сын человеческий! Я поставил тебя стражем дому Израиля, и услышишь ты из уст Моих слово, и предостережешь их от Меня.

Иезекииль, 3;15-17

Как видно, странник пришел к своим соплеменникам, построившим город на берегу первого в истории канала (Кевар или Ховар – искусственный канал между Тигром и Евфратом, построенный, вероятно, привезенными из Иудеи евреями), провел там неделю и, судя по тексту, на исходе шабата услышал указание Всевышнего об охране дома Израиля. Как впоследствии увидим, имеется ввиду не физическая охрана, но охрана традиций и защита от главной опасности – идолопоклонства. Единственное библейское упоминание города Тель-Авив возбудило Нахума Соколова, сделавшего имя города названием своего перевода на иврит книги Теодора Герцля Altneuland (буквально –  Староновая земля, с немецкого). Заголовок побудил Менахема Шенкина предложить  переименовать поселение «Ахузат Байт» переименовать в «Тель-Авив», что в переводе с иврита означает «Холм Весны» или «Курган Возрождения». Предложение большинством голосов было принято 21 мая 1910 года. Если говорить о израильской музыке, то без Тель-Авива разговор не будет иметь смысла. Один из лучших в мире оркестров с уникальной биографией, Израильская опера, «Школа Бухмана – Меты», множество фестивалей и концертов, охватывающих буквально все музыкальные жанры. В академической музыке Тель-Авив еще ждет посвященной ему симфонии, оратории, оперы… Возможно, композитор еще не родился…

Вернемся к Иезекиилю. После первого пророчества он  принимает на себя ряд испытаний: временно теряет дар речи, спит 390 дней на левом боку, есть лепешки, испеченные на навозе, бреется наголо… В 571 году до новой эры Изекииль погиб – за обличение иудейского князя в идолопоклонстве он был разорван конями. Весь текст книги Изекииля ярок и страстен настолько, что не требует специального музыкального воплощения. Остановимся лишь на двух фрагментах книги. В первой главе мы встречаем описание тетраморфа – крылатого существа с четырьмя лицами — человека, льва, быка и орла:

Облик их был, как у человека; и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь. И руки человеческие были под крыльями их, на четырёх сторонах их; <…> Подобие лиц их — лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырёх; а с левой стороны лице тельца у всех четырёх и лице орла у всех четырёх. И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их. <…> на земле подле этих животных по одному колесу перед четырьмя лицами их. <…> А ободья их — высоки и страшны были они; ободья их у всех четырёх вокруг полны были глаз.

Иезекииль,  1:5-18

Один из важнейших еврейских духовных трудов, книга «Зо́ар»,  называет четыре образа над таинственной колесницей четырьмя архетипами человеческих лиц. Каббала эти существа называет «хайот а-кодеш» («святые животные»). Тетраморф, почти в неизменном виде, превратился в важнейшие символы христианства: в «Откровении Иоанна Богослова» (последней книге Нового Завета) это четыре апокалиптических существа (на латыни quattuor animalia – «четыре живущих») — стражи четырёх углов Трона Господа и четырёх пределов рая. С VII века эти животные стали символами четырёх евангелистов и формой их традиционного изображения: Матфей – ангел, Марк – лев, Лука – телец, Иоанн – орел. Изображения эти есть практически в каждой церкви, а также написаны многими великими мастерами изобразительного искусства.

В академической музыке тетраморфа Иезекииля нет, зато он есть в замечательной песне. «Рай» или «Город золотой», или «Над небом голубым» – ее по-разному называют. Авторы и первый исполнитель тяготели к первому названию. Автор музыки – гитарист,  лютнист и композитор (и во всем – самоучка!) Владимир Вавилов записал пластинку «Старинная лютневая музыка», на которой почти все пьесы сочинил сам, но придумал имена старинных итальянских композиторов, поскольку имя современного композитора, да еще и без диплома никто не стал бы в конце 60-х годов прошлого века публиковать на пластинке. А она была невероятно успешной. В начале 70-х она была в каждом доме, где было хотя бы примитивное проигрывающее устройство. Музыку «Танца и канцоны Франческо Ди Милано» услышал еще один любитель, но уже не музыкант, а поэт, Анри Волохонский. Вдохновленный мелодией и, как он сам вспоминает. «атмосферой в мастерской Акселя» (художника Бориса Аксельрода), он написал стихи, как бы поэтически пересказывая Первую главу книги Иезекииля. Первым исполнителем был друг и частый соавтор Волохонского Алексей Хвостенко, которому, пока эта песня распространялась исключительно магнитофонным способом, приписывалось авторство. Вавилов умер в 1973 году (не познав ни славы своей пластинки ни славы этой песни, ни славы «Аве Марии»  «Каччини» с того же диска), годом раньше Волохонский уехал в Израиль, а в 1976 году Хвостенко уехал в Париж. В официальных источниках песня появилась на заре перестройки благодаря фильму «Асса» и Гребенщикову, спевшему ее в фильме. Сегодня нужды пересказывать всю историю песни нет, ибо она уже широко известна. Вот только большинство забыло первоисточник и считает, что автор текста описывает евангелистов. Вероятно, по незнанию того, что изображения евангелистов появились из Иезекииля.

Вот эта песня в оригинальном исполнении. Алексей Хвостенко под собственный аккомпанемент на гитаре.

Из всех остальных вариантов исполнения этой песни мы выбрали версию на иврите. Перевод сделал Зеэв Гейзель, автор подробного исследования об истории этой песни. Он же – исполнитель.

Один из самых ярких фрагментов книги Иезекииля – пророчество о воскресении из мёртвых. В поле он видит множество костей и обращается к ним. Кости обрастают плотью, в тела возвращаются души, они встают и покидают могилы. (Здесь мы можем заметить связь с традицией древних погребений, когда кости отмывались от распавшейся плоти. А при воскресении из мертвых должен произойти обратный процесс…) Вероятно, один из важнейших смыслов этого пророчества в том, в том, что Израиль возродится, а вавилонский плен окончится.

Кости иссохшие, слушайте слово Господне! (…) Я ввожу в вас дыхание – и оживете. И дам вам жилы, и взращу на вас плоть, и покрою вас кожей, и введу в вас дыхание, и оживете и узнаете, что Я – Господь. (…) И пророчествовал я, как повелел Он мне, и вошло в них дыхание, и они ожили, и встали на ноги свои – полчище великое весьма, весьма. И Он сказал мне: сын человеческий! Кости эти – весь дом Йисраэйля. Вот, говорят: “Иссохли кости наши, и исчезла надежда наша, покончено с нами”. Посему пророчествуй и скажешь им: так сказал Господь Бог: вот Я открываю погребения ваши, и подниму Я вас из погребений ваших, народ Мой, и приведу вас в землю Израиля.

Иезекииль, 37

Пророчество Иезекииля воплощено великим композитором Ференцем Листом. Универсальный гений в истории музыки – непревзойденный пианист, гениальный композитор, в наследии которого более 600 опусов, потрясающий педагог, создавший фортепианную школу, крупнейший музыкальный деятель, благодаря которому увидели свет сочинения многих его коллег… В 1847 году, в 36 лет, Лист прекращает регулярную деятельность концертирующего пианиста и больше внимания уделяет композиции. С 1861 года он подолгу живет в Риме, где предпринимает попытку реформы церковной музыки, пишет ораторию «Христос», в 1865 году принимает сан аббата. Несмотря на популярность в обществе, его нынешнюю музыку публика принимает холодно. (Она будет принята лишь много позже, уже в ХХ веке, но популярной так и не станет). В 1879 году в Риме, на вилле  д’Эсте (увековеченной в третьем томе его гениального фортепианного цикла «Годы странствий»), он пишет сочинение для мужского хора и органа Ossa arida («Сухие кости»). Согласно сделанной им на рукописи надписи, он «отважно смотрит в лицо умничающим, злобствующим критикам», считающим его сочинение неисполнимым. Увы, несмотря на небольшой размер, оно действительно практически не исполняется, но венгерские музыканты Шандор Маргитай,  Миклош Форай, Ласло Керечени и хор Budapesti Kórus Férfikara  сделали в 1965 году запись, которую мы предлагаем вашему вниманию. По-моему, Лист точно передал страсть пророчества в лаконичной, но яркой музыке.

Пророк Иезекииль предсказывает возрождение Израиля и, несомненно, строительство Третьего Храма – в понимании еврейского пророка без Храма Израиля быть не может. Ну, а Храм без музыки существовать не может. Мы не знаем, какова она была, но знаем из Талмуда, что при разрушении Второго храма вслед за левитами прыгнули в огонь музыканты… Какова будет музыка в Третьем храме? Пока можем только рассуждать…


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение