next perv

Млахим I, Глава 10. Комментарий



Библейский текст и аудиофайл.

А до царицы Савской дошел слух, и далее – этот рассказ носит выраженно легендарный характер и представляет собой вариант мотива «благословения чужака» (см. подробнее комментарий к Быт 14: 19). В отличие от некоторых других рассказов сходного типа (благословения Малхицедека, Йитро, Билеама), в данном случае благословение произносит не носитель религиозной функции, а царица. Характерная его черта состоит также в том, что царица Савская благословляет не весь Израиль, а только Шеломо, и что ее благословение сосредоточено не столько на отношениях Израиля с Богом, сколько на мудрости царя.

Царица Савскаямалкат Шевá  – у Иосифа Флавия Никавла, в мусульманской традиции Билькис, у эфиопов Македа. Мы приводим имя в традиционной русской форме, восходящей к Септуагинте. Сама эта фигура, видимо, носит легендарный характер, так же, как связанный с ней рассказ. Традиционно считается, что государство, которым управляла царица, находилось на юге Аравийского полуострова. Еще в анналах ассирийских царей упоминаются сабеи – арабское племя, проживавшее в Северной Аравии. (В античных источниках сабеи известны как жители так называемой «Счастливой Аравии», т. е. Йемена. Видимо, в нашем рассказе речь идет о Сабейском царстве, центром которого был нынешний йеменский оазис Маариб). Иногда сабейским царством управляли женщины, однако само оно возникло на несколько столетий позже предполагаемой эпохи правления Шеломо. С другой стороны, в книге Иова (1: 15) фигурирует народ шевá, совершивший набег на страну Уц, в которой жили герои книги. Наконец, «списку народов» в Быт 10: 7б 28 известен некто Шева – видимо, предок народа сабеев.

С фонетической точки зрения словосочетание  малкат Шевá представляет собой анаграмму имени Шеломо. Другие такие анаграммы (лев шомеа «сердце разумеющее», машаль «притча») также связаны с темой мудрости этого царя.

Существует огромный фольклорный, литературный и художественный материал, связанный со взаимоотношениями Шеломо и царицы. Так, в еврейской и мусульманской традиции царица Савская демонизируется – например, отождествляется с царицей демонов Лилит («Зоар» и другие источники). Согласно иудейским и мусульманским преданиям, у нее были волосатые ноги и звериные ступни. Французские средневековые скульптуры изображали царицу Савскую в качестве «царицы Гусиная Лапа» (ср. название известного романа Анатоля Франса «Харчевня королевы Гуселапы»). Сохранилось большое количество средневековых и ренессансных изображений царицы. В сравнительно недавнее время ее профиль почему-то появился на монете, выпущенной в 2002 году в Сомали. (Немало других любопытных фактов на эту тему приводится в статье «Царица Савская» в русской Википедии).

А до царицы Савской дошел слух о славе Шеломо во имя Господа – звуковая инструментовка текста оригинала очевидна: у‑малкат Шевá шомаат эт шема Шеломо ле-шем

Дошел слух – возможно, царица услыхала о Шеломо от его слуг, занимавшихся торговлей с Офиром (Мальбим, цит. по Honor: 143).

И она пришла испытывать его загадками – здесь сразу вспоминается обычный мотив обмена загадками между женихом и невестой (ср. в Библии Суд 14 и комментарии к этой главе). Хотя в нашем рассказе матримониальная или эротическая тема не присутствует, существует немало преданий, приписывающих Шеломо и царице Савской любовную связь и рождение детей. Так, эфиопские цари возводили свою генеалогию к легендарному Менелику, бывшему сыном этой пары. Средневековый еврейский текст «Алфавит Бен-Сиры» (см. статью Шломо Крола) считает Шеломо и царицу Савскую предками вавилонского царя Навуходоносора (Невукаднеццара). Эта же легенда встречается и у более поздних еврейских авторов (Раши, Ицхак Лурия). Что касается загадок, которые царица предлагала Шеломо, то в ряде еврейских источников (Мидраш Мишлей, Йалкут Шимеони и др.) приведены разные варианты их списка.

Все, что собиралась – букв. «все, что у нее было на сердце». «Сердце» (лев) понимается здесь, как обычно в Библии, как вместилище не чувств, а разума.

А Шеломо ответил на все ее слова – не было такого, чего царь бы не знал и на что не ответил бы ей – таким образом, Шеломо «переиграл» царицу Савскую на поле мудрости. Мусульманское предание утверждает, что ему даже удалось обратить ее в истинную веру.

И дом, который он построил, и яства за его столом, и далее – хотя сама царица сказочно богата (ср. стих 2), она не может не восхититься превосходящим богатством царя.  

Жертвы всесожженияолато – в 2 Хр 9: 4 вместо этого читаем алийато «его подъем» (имеется в виду подъем в Храм). Это же толкование представлено в еврейской традиции (Раши, Мальбим). Тем не менее, вполне возможно, что речь, действительно, идет о жертвах – обычном элементе сцены «благословения чужака».

И была поражена – буквально «и в ней больше не было дыхания» (ве-ло haйа баh од руах).

И сказала царю: Правду слышала я у себя в стране о тебе и о твоей мудрости – ср. слова Йитро в сцене «благословения чужака» в Исх 18: 11: «Теперь я знаю, что Господь больше всех богов». Обратим внимание, насколько «секуляризована» эта сцена по сравнению с аналогичной сценой книги Исхода.

Твои люди – в некоторых древних переводах вместо этого «твои жены».

Да благословится Господь, Бог твой, и далее – наконец-то царица произнесла классическую формулу «благословения чужака»… Весь стих имеет выраженную второзаконническую окраску.

Великое множество благовоний, которыми всегда славился Аравийский полуостров.

А на корабле Хирама, возившем золото из Офира, оттуда привезли много дорогого дерева и драгоценных камней – царица Савская прибыла с юга, и корабль Хирама использовался для торговли с южной страной Офир.

Царь Шеломо дал царице Савской все, что она попросила, помимо того, что он подарил ей с царской щедростью – некоторые исследователи видят здесь намек на торговый договор, однако обмен драгоценными подарками и демонстрация щедрости были традиционно присущи общению царствующих особ. И ушла она обратно в свою землю вместе со слугами – обычное завершение сцены «благословения чужака» (ср. Исх 18: 25; Чис 24: 25).

10: 14-25

Шестьсот шестьдесят шесть киккаров – историческая достоверность этой цифры сомнительна, поскольку она представляет собой суммарный вес золота, полученного от Хирама (9: 14), из Офира (9:28) и от царицы Савской (10: 10) (Jones: 226 и цитируемый там источник).

От странствующих торговцевме-анше ha-тарим; эта конструкция выглядит грамматически неправильной; возможно, изначально имелось в виду ме-онше ha-тарим «от дани со странствующих торговцев», что подтверждается переводом Септуагинты (Jonesibid.).

Двести больших щитов из кованого золота – эти щиты, видимо, исполняли чисто декоративную функцию. Их изъял и забрал с собой фараон Шишак (Шешонк) через пять лет после смерти Шеломо (14: 26).

Щиты, малые щитыцинна, маген. Разница в значении этих синонимов неизвестна.

По три (мины) золота на каждый щит – вслед за двумя древними переводами Alter (658) предполагает, что в изначальном тексте имелись в виду триста мин.

Поместил их в доме из ливанского леса – возможно, этот дом использовался не в качестве хранилища оружия, как отмечалось раньше (см. комментарий к 7: 2), а в качестве сокровищницы (Alter: 658-659).

Покрыл его отборным золотом – из всего изложенного выше можно понять, почему Шеломо все время нуждался в этом металле (Honor: 146).

Шесть ступенек – как отмечают исследователи (Gray: 247, Jones: 227), структура из семи «уровней» была характерна для месопотамских зиккуратов. В нашем случае эти семь уровней представляют собой шесть ступеней и помост, на котором сидит царь, гарантирующий целостность мироздания.

Круглыйаголь. Некоторые авторы предполагают, что вместо этого слова должно быть эгель «телец», символизирующий семитское верховное божество.

Рядом с подлокотниками стояли два льва – в Мегиддо был найден рельеф из слоновой кости, где подлокотники престола опираются на сфинксов с телами львов (Gray: 247 и цитируемый там источник).

Во времена Шеломо серебро ценности не имело – похоже, поздний автор преувеличивает… Таршишские корабли – Таршиш представлял собой место в западной части Средиземноморья (его отождествляли с Испанией, Карфагеном и Гибралтаром). «Таршишские корабли» могут представлять собой корабли, построенные в Таршише, или же корабли настолько крепкие, что им было под силу дойти до Таршиша.

Обезьянакоф, от санскритского kapi, от которого прямо или опосредованно происходят также древнеегипетское kephi, аккадское ukūpu, среднеперсидское kapīk, новоперсидское kabī, армянское kapik, сирийское qūpā и др. (Р. Ачарьян, Корневой этимологический словарь армянского языка. – Ереван: Издательство Ереванского Государственного университета, 1926, т. 2, стр. 525, на арм. яз).

Павлин туки; видимо, связано со словом языка малаялам (один из дравидийских языков Южной Индиии) tôgai в том же значении (Brown – Driver – Briggs: 1067). В современном языке слово приобрело значение «попугай». Alter (659) так и предлагает переводить это слово, поскольку попугаи, упоминающиеся уже в древнеегипетских текстах, образуют «лучшую пару» с обезьянами, чем павлины.

И Шеломо превзошел всех земных царей богатством и мудростью, и далее – отсюда до конца главы идет «апофеоз» Шеломо, который по завершении своих трудов успешно выдержал «экзамен» царицы Савской.

10: 26-29

Тысяча четыреста колесниц и двенадцать тысяч всадников – начиная с Вавилонского Талмуда (Санхедрин 21б), комментаторы обращают внимание на то, что Шеломо, вроде бы, нарушал запрет, содержащийся во Втор 17: 16: «Только пусть не заводит себе много коней и не возвращает народ в Египет из-за множества коней, ведь Господь сказал вам: Больше этим путем не возвращайтесь». Весьма вероятно, что второзаконнический запрет на умножение коней, жен, серебра и золота (там же, стихи 16-17) представляет собой завуалированную критику действий Шеломо. 

Царь сделал так, что серебра в Иерусалиме стало, как камня, а кедрового дерева стало много, как сикомор на низменности – ср. примечание к стиху 21. А коней доставляли из Египта – этим, возможно, объясняется странное предостережение во Втор 17: 16 о том, что обилие коней может вернуть народ в Египет.

Кевé – город или местность в Киликии (Малая Азия). Alter (660) транскрибирует это название как Куэ.

Колесницу (тогда) можно было приобрести в Египте за шестьсот (шекелей) серебра, а коня за сто пятьдесят – Honor (149) считает эти цены крайне высокими и, возможно, свидетельствующими о богатстве Шеломо и его подданных.

Перепродавалибе-йадам йац’у. Текст не вполне ясен.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение