Тора на карте Израиля

next perv

Дорога на Бейт-Лехем. Гробница праматери Рахели



Там, где от 60-го шоссе отходит дорога на Бейт-Лехем, находится третье по почитаемости в иудаизме после Стены плача и Пещеры праотцев место – гробница праматери Рахели.

Посещение Могилы Рахели затруднено из-за ее местоположения вблизи границы между Израилем и Западным берегом, Его рекомендуется осуществлять в составе групп, организуемых аккредитованными Министерством туризма Израиля туристическими компаниями.

В Писании говорится о том, что именно здесь по дороге на Эфрат умерла любимая жена Яакова Рахель (есть, правда, и иная версия, согласно которой к северу от Иерусалима также находился город Бейт-Лехем, и описываемые Торой события происходили там). У нее внезапно начались преждевременные роды, которых она, разрешившись от бремени сыном, не перенесла.

Умирая от перенесенных страданий, она успела дать ребенку имя и назвала его Бен-Они («Сын моей боли»). Отец же нарек его Биньямином. И это был последний, младший сын Яакова, основатель одного из 12-ти колен, потомок которого Шаул впоследствии стал первым царем Израиля.

Здесь же, у дороги, Яаков и похоронил любимую жену, установив на ее могиле скромный памятник.

Столетия спустя, в 16 веке, на его месте была поставлена гробница, которая неоднократно перестраивалась, пока не приобрела современный вид.

На протяжении многих веков могила праматери является местом паломничества евреев, а также святым местом для христиан и мусульман. В здании гробницы находится синагога, всегда полная молящихся.

 

История Яакова и Рахели в литературе и искусстве стала символом самоотверженной борьбы за любовь, нежности и глубокой печали при утрате любимого человека.

Эти настроения наиболее трогательно передает одно из самых известных стихотворений Ивана Бунина, которое он написал после посещения Гробницы Рахели.

«И умерла, и схоронил Иаков

Ее в пути…» И на гробнице нет

Ни имени, ни надписей, ни знаков.

 

Ночной порой в ней светит слабый свет,

И купол гроба, выбеленный мелом,

Таинственною бледностью одет,

 

Я приближаюсь в сумраке несмело

И с трепетом целую мел и пыль

На этом камне выпуклом и белом…

Сладчайшее из слов земных! Рахиль!

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение