next perv

Иерусалимская синагога-пещера



Как мы уже писали, в первые века исламского владычества евреи Иерусалима нередко молились около ворот Храмовой горы или на Масличной горе. Однако эти места не слишком подходили для регулярных каждодневных молитв; для нормального богослужения евреям нужна была синагога, причем в шаговом доступе.

Согласно исламскому праву, если город сдавался мусульманам, его жители-монотеисты (т.е. христиане и иудеи) сохраняли свои храмы.  Поэтому после того, как иерусалимский патриарх Софроний подписал капитуляцию, арабы не тронули Храм гроба господня и другие церкви. Однако то же мусульманское законодательство категорически запрещало монотеистам-немусульманам строить новые святилища. И поскольку до арабского завоевания в Иерусалиме не было евреев (и, следовательно, синагог), местная община оказалась в непростой ситуации.

Мы не знаем, каким образом евреям удалось решить эту проблему. Тем не менее, и еврейские, и мусульманские, и христианские источники единодушно свидетельствуют: синагога в Иерусалиме была. К примеру, в письме, направленном участникам церковного собора в Эрфурте (932), константинопольский патриарх,  описывая религиозный диспут между христианами и иудеями, упомянул еврейский  sacelum (молельню), противопоставив ее Templum Domini, т.е. Храму гроба.

Свою синагогу иерусалимские евреи называли аль-кенесия, аль-канис или просто «пещера». Многочисленные упоминания о ней мы находим в письмах из легендарной Каирской генизы.

К примеру, в письме Эфраиму бен Шмарии из Фустата, написанном в 1029 году, глава иерусалимской йешивы (гаон) Шломо бен Йегуда  упоминает об одном еврее, отлученном за неуплату долгов: «По требованию истца, он был отлучен в синагоге». Согласно другому письму гаона, написанному примерно тогда же, в Иерусалиме, тоже за долги, был отлучен еще один еврей, на сей раз по просьбе упомянутого Эфраима: «В понедельник, 25 сивана,  большое собрание собралось в Пещере, и мы вынули из ковчега свитки Торы», – сообщал рабби Шломо.

В 1034 году иерусалимский гаон послал письмо некому Аврааму га-Коэну бен Ицхаку ибн Фурату, в котором сообщил о следующем происшествии, имевшем место во время Песаха:

В первый день Песаха Всевышний явил нам великое чудо.  Множество народу собралось в синагоге с женщинами и детьми, чтобы послушать чтение Торы. В этот момент обрушилась одна из стен, прилегавших к синагоге – двадцать рядов кирпича, почти 15 локтей. Однако никто при этом не пострадал, ни из прихожан, ни из прохожих.

Обрушившаяся стена, естественно, потребовала ремонта, о котором гаон не преминул упомянуть в своем письме.  По его словам, евреям пришлось снести оставшуюся часть рухнувшей стены. Работа частично была оплачена благодаря щедрому пожертвованию еврейской общины Тира.

Около 1038 года Абрахам бен Давид ибн Сигмар, купец и общинный лидер из Магриба писал главе иерусалимской общины, что собрал в Фустате значительную сумму для «пещеры».  Авраам, сын гаона Шломо бен Йегуды, в 1045 году писал главе общины выходцев из «Вавилона» (Месопотамии) в Фустате, что в Рош га-Шана Глава (гаон р. Шломо) не разрешил прихожанам «спуститься» в синагогу для богослужения.  Вместе с главой религиозного суда Йосефом га-Коэном бен Шломо Авраам  «спустился» в синагогу в субботу, а сам раббо Йосеф – в Судный день.  В 1050 году Йосеф га-Коэн, сын упомянутого выше гаона Шломо бен Йегуды, писал некому Эфраиму бен Шмарьягу, что члены йешивы сопровождали прихожан «в синагогу в пещере». В 1053 году магрибский купец Моше бен Яаков просил Негорая бен Нисима из Фустата приобрести несколько темных циновок, и послать их с кораблем, идущим в Палестину, чтобы он мог пожертвовать их «Пещере».  Другой магрибский купец, Авон бен Цдака, в письме тому же Негораю сообщал, что нашел для родственниц последнего жилье недалеко от синагоги – после того, как безуспешно торговался с мусульманином, чей дом находился прямо рядом с синагогой.  И т.д.

Читатели наверняка обратили внимание, что, говоря об иерусалимской синагоге,  евреи не только называли ее «пещерой», но и утверждали, что туда нужно «спускаться».  Напрашивается вывод, что она находилась в каком-то подземном помещении. Возможно, такое решение было принято, чтобы не мозолить глаза мусульманским властям, дабы какой-нибудь законник или ревнитель благочестия ненароком не вспомнил, что речь идет о не совсем законной молельне.

Вернемся, однако, к «пещере». В самой ранней из доступных нам еврейских средневековых рукописей, Свитке Ахимааза (1054), автор, поэт Ахимааз бен Палтиэль, прослеживает историю своей семьи от разрушения Иерусалима в 70 г. до поселения в городе Ория (Южная Италия). Среди прочего, в ней упоминается его родственник, Самуэль бен Палтиэль, пожертвовавший деньги на приобретения масла для «внутреннего жертвенника святилища западной стены».  По мнению исследователей, из этой цветастой фразы, что в те времена около западной стены Храмовой горы существовал «внутренний жертвенник», т.е. подземная синагога – видя, та самая «пещера», упомянутая в письмах.  Иными словами, иерусалимские евреи, возможно, молились недалеко от нынешней Стены Плача, главной святыни современного еврейства.

Где могла находится эта подземная синагога?   Возможно,  речь идет о помещении под  воротами Барклая (замурованные ворота, обнаруженные под Магрибскими воротами Джеймсом Барклаем в 1882 году) – небольшой зале 12 на шесть метров, которую мусульмане последних поколений называют мечеть аль-Бурак, в честь легендарного крылатого коня Мухаммеда.

Одно из последних упоминаний о синагоге мусульманского Иерусалима мы находим у арабского  хрониста Ибн аль-Каланиси, жившего в Дамаске в XII веке – в рассказе о взятие города крестоносцами, сопровождавшегося резней мусульман и иудеев:

На следующий день франки снова подступили к городу, поднялись на осадную башню и оттуда хлынули на стены, и горожане обратились в бегство. А франки вошли в город и овладели им. Некоторые жители города бежали в мечеть, и было убито великое множество. Иудеи собрались в своем храме, но франки сожгли их там.

История Дамаска

В литературе можно встретить утверждения, что крестоносцы уничтожили всех евреев Иерусалима. Письма, найденные в каирской генизе историком Ш. Гойтеном, свидетельствуют, что это преувеличение: пока в городе шли бои, у крестоносцев, слава Богу, не было ни сил, ни времени на организацию подобных акций. Поэтому многие иерусалимские евреи попали в плен и были впоследствии выкуплены своими соплеменникам. Другие попали в плен к Танкреду Тарентскому и были отправлены им в Апулию. Уцелевшие евреи были изгнаны из Иерусалима вместе с другими нехристианами. Тем не менее,  еврейская община города прекратила свое  существование. Законом Иерусалимского королевства иудеям и мусульманам было запрещено проживать в Святом городе. Как писал Вениамин Тудельский, исключение было сделано лишь для одного дома, который ежегодно сдавался королем группе евреев-красильщиков, сумевших получить монопольное право на окраску тканей. Соответственно, синагог в Иерусалиме тоже не стало.

Рабби Шмуэль бен Шимшон, посетивший святую землю в начале XIII века, среди прочего, писал:

Противоположные ворота находятся в западной стене. У подножия этой стены можно увидеть нечто вроде арки, размещенной в основании Храма. Она ведет в подземный проход, по которому священники добираются до фонтана Этам, где расположены купальни. 

Как полагают исследователи, возможно, что раввин писал о входе в бывшую синагогу-«пещеру».

Михаил Курляндский

По материалам статьи Моше Гиля, опубликованной в сборнике The History of Jerusalem: The Early Muslim Period (638-1099), Joshua Prawer, Haggai Ben-Shammai, eds., NYU Press, 1996


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение