next perv

Библейский бестиарий: דג – ‘даг’



Несмотря на то, что даг (рыба) – понятие широкое, объединяющее всех представителей огромного класса Pisces, мы решили сделать исключение и уделить внимание рыбам в отдельной статье, в отличие, например, от птиц и пресмыкающихся. Основанием для этого является одна-единственная причина: в Библии не упоминаются отдельные виды рыб…

Кроме того, мы видим некоторую «осторожность» в Писании по отношению к рыбам: возникает ощущение, что редакторы специально уделяли внимание тому, чтобы максимально «выхолостить» то колоссальное демиургическое значение, которое приобрела рыба в пантеонах богов от Месопотамии до Египта. Эта тема безусловно выплеснется позже, в постбиблейской литературе, начиная с Нового завета, и ниже мы уделим ей должное внимание.

В самих же библейских текстах рыба прежде всего упоминается в описании творения мира. Однако, в рассказе о пятом дне творения упоминаются не дагим (рыбы),  а танниним, и впервые слово даг «всплывает» лишь во время повествования об идее создания человека:

«И сказал Бог: создадим человека по образу Нашему, по подобию Нашему, и да властвуют над рыбами морскими (би-дгат ѓа-йам) и над птицами небесными, и над скотом, и над всей землей, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Берешит 1:26).

Эта же идея подчинения «царю природы» прозвучит и далее:

«И боязнь и страх перед вами будет на всяком звере земли и на всякой птице небесной, на всем, что движется на земле, и на всех дагей ѓа-йам (рыбах морских); в ваши руки отданы они» (Берешит 9:2).

Владычество это обуславливается и тем, что рыба, будучи одним из основных региональных продуктов питания, становится своеобразным символом плодородия. Например, сыны Израиля во время Исхода из Египта восклицают так:

«Мы помним ѓа-дага (рыбу), что мы в Египте ели даром, кабачки и арбузы, и зелень, и лук, и чеснок» (Бемидбар 11:5).

И в той же главе опять упоминается рыба, как основная пища:

«И сказал Моше: шестьсот тысяч пеших – народ, среди которого я нахожусь, а Ты сказал: «Я дам им мяса, и они есть будут месяц времени”. Если мелкий и крупный скот будет зарезан для них, будет ли это им достаточно? Если бы все дагей ѓа-йам собраны были для них, будет ли это им достаточно?» (Бемидбар 11:21-22).

Кстати, уточнению, какая именно рыба разрешена в пищу, в Законах Моисеевых посвящено два стиха:

«Таких можете есть из всего, что в воде: всех, у которых есть плавники и чешуя, которые в воде, в морях или в реках, их можете есть. Все же, у которых нет плавников и чешуи, что в морях и в реках, из всех гадов водяных, из всех живых существ, которые в воде, – мерзость они для вас. И мерзостью да будут они для вас: мяса их не ешьте и трупа их гнушайтесь. Все, у которых нет плавников и чешуи, в воде, –мерзость они для вас» (Вайикра 11:10-12).

Исследователи мифологической семантики отмечают, что «в общих трехчленных (по вертикали) мифологических схемах рыбы служат основным зооморфным классификатором нижней космической зоны и противопоставлены птицам, как классификатору верхней зоны…» («Мифы народов мира», энциклопедия в 2-х томах). Подобную вертикальную классификацию отмечал и царь Шломо (Соломон):

«И говорил он о деревьях: от кедра, что в Леваноне, до эйзова (иссопа), вырастающего из стены; и говорил о животных, и о птицах, и о пресмыкающихся, и о дагим» (Млахим I, 5:13 (4:33)).

Упоминания рыб носят, порой, и опосредованный  характер. После возвращения евреев из Вавилонского пленения Нехемия (Неемия), получивший от персидских властей полномочия наместника Иудеи, приступает в середине V века до н.э. к восстановительным работам в разрушенном Иерусалиме:

«А ворота Дагим (ворота Рыбные) отстраивали жители Сенаа; они покрыли их и вставили в них двери с замками и засовами» (Нехемия 3:3).

По мнению современных исследователей, эти ворота находились в северной части городской стены, и к ним вела дорога со стороны Иорданской долины. Предположительно, именно через эти Рыбные ворота поставляли свой улов иерихонские рыбаки. Существует красивая гипотеза, что рыбу, пойманную в устье реки Иордан, перед доставкой в Иерусалим квасили и вялили, используя соль Мертвого моря.

Но не исключено, что рыбное название ворот восходит к знаменитому пророчеству Йехезкэла (Иезкииля) о восстановленном Храме. В оригинале нижеприведенного фрагмента текста используются достаточно сложные и неудобные для транслитерации грамматические формы слова даг,  и поэтому мы, вопреки общему стилю данной Энциклопедии, используем перевод названия животного:

«И возвратил он меня ко входу дома, и вот вода вытекает из-под порога дома, к востоку, потому что дом обращен на восток, и вода стекает из-под правой стороны дома к южной стороне жертвенника. И вывел он меня через северные ворота и провел меня наружной дорогой к внешним воротам, дорогой, ведущей к востоку, и вот вода вытекает с правой стороны. (…) И сказал он мне: воды эти текут в восточный край, и спустятся они к Араве и войдут в море, к морю (вод) выходящих, – и исцелятся воды. И будет: все живые существа, которые кишат там, куда приходят потоки эти, живы будут, и будет рыбы весьма много, потому что придут туда воды эти и исцелятся, и все живо будет там, куда придет поток этот. И будет: стоять будут возле него рыбаки от Эйн-Гэди до Эйн-Эглайима, закидывать будут там сети; рыба будет там разного рода, как рыба в море Великом, весьма много» (47:1-10).

При всем старании редакторов Писания не допускать древние сказания про рыб на страницы Книги Книг, одна архитипическая «рыбная» история проскользнула в канонический свод библейских текстов. Это история про пророка Йону (Иону) и его отказ идти пророчествовать в Ниневию (VIII век до н.э.):

«И предуготовил Господь дага большого, чтобы поглотил Иону, и пробыл Иона в чреве этого дага три дня и три ночи. И молился Иона Господу Богу своему из чрева этого даг’а и сказал: воззвал я в беде моей к Господу – и Он ответил мне: из чрева преисподней возопил я – услышал Ты голос мой. Ибо ты вверг меня в пучину, в сердце моря, и потоки окружили меня, все валы Твои и волны Твои проходили надо мной. И сказал я: прогнан я от очей Твоих, но увижу еще святой храм Твой. Объяли меня воды до души (моей), бездна окружила меня, тростником обвита голова моя. До основания гор опустился я, земля запорами своими (закрыла) меня навек; но Ты, Господь Бог мой, выведешь из преисподней жизнь мою. Когда изнемогла во мне душа моя, Господа вспомнил я, и дошла до Тебя молитва моя, до храма святого Твоего. Чтущие (Богов) суетных и ложных оставили Милосердного своего. А я гласом благодарения принесу жертву Тебе; что обещал – исполню. Спасение у Господа. И сказал Господь даг’у, и извергнул он Иону на сушу» (Йона 2:1-11).

Сказаний про «рыбу поглощающую» – множество. О некоторых будет сказано ниже, но уже сейчас вспомним знаменитый миф про перстень самосского тирана Поликрата, изложенный Геродотом и пересказанный такими маститыми поэтами, как Шиллер и Жуковский:

«Царь изъявил благоволенье…
Вдруг царский повар в исступленье
С нежданной вестию бежит:
«Найден твой перстень драгоценный,
Огромной рыбой поглощенный,
Он в ней ножом моим открыт»

(В.А. Жуковский. «Поликратов перстень»)

Этот сюжет лег также в основу более поздней христианской легенды о Симеоне-Богоприимце. Он, по преданию, будучи одним из 72 переводчиков Библии на греческий, усомнился в правильности использования слова «дева» в пророчестве Исайи и поклялся признать свою неправоту в том случае, если к нему вернется перстень, брошенный им в реку по дороге из Александрии в Иерусалим. В этот же вечер он обнаружил перстень во чреве рыбы, купленной им на рынке…

А вот еще одна история про то, что у рыб можно найти во рту:

«Когда же пришли они в Капернаум, то подошли к Петру собиратели дидрахм и сказали: Учитель ваш не даст ли дидрахмы? Он говорит: да. И когда вошел он в дом, то Иисус, предупредив его, сказал: как тебе кажется, Симон? цари земные с кого берут пошлины или подати? с сынов ли своих, или с посторонних? Петр говорит Ему: с посторонних. Иисус сказал ему: итак сыны свободны; но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя» (Матфей 17:24-27).

Забегая вперед, скажем, что именно последняя история послужила причиной для того, чтобы дать народное название эндемическому виду тиляпии, водящемуся в Кинерете (Галилейское море) – рыба Святого Петра. Тиляпия галилейская (Sarotherodon galilaeus) обладает одной характерной особенностью: самка вынашивает икру, а затем и мальков во рту, оберегая их от других подводных хищников. Вот откуда образ монетки в пасти у рыбы («дети – наше золото»). По дополнительному объяснению, два пятнышка за жабрами Галилейской тиляпии – это отпечатки пальцев апостола Петра…

Но об этом и других «рыбных» сюжетах в мифологиях  Ближневосточного региона интереснее всего размышлять в аспекте одного бесспорного тезиса: «рыба – древнейший христианский символ». Объяснений этому за двухтысячелетнюю историю христианства набралось немало:

1) Вода, среда обитания рыб, – основная составляющая обряда крещения, являющегося одним из основных таинств, признаваемых всеми христианскими конфессиями.

2) Первозванные апостолы, Андрей и Петр, были рыбаками. Так и сказано было: «Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним» (Матфей 4:18-20). Отметим тождество «рыба = человек».

3) Важно отметить, что древнее слово «даг» обозначало не только рыбу, но и хлеб, точнее, злаковые растения, а также и колосья (по форме, кстати, рыб напоминающие)… И такое тождество – «рыба=хлеб» – укладывается в схему евхаристии, то есть причастия, тоже важнейшего таинства, где действует равенство «хлеб=тело Христово».

3) И самое главное: по-гречески «рыба» – ΙΧΘΥΣ («ихтис»), а это слово является аббревиатурой выражения Ἰησοὺς Χριστὸς Θεoὺ ῾Υιὸς Σωτήρ (Иесус Христос Тео Ииос Сотер) – «Иисус Помазанник, Божий сын, спаситель».

То есть, получается, что рыба – символ земного, человеческого  воплощения Иисуса. Но быть не может того, чтобы не было у Иисуса рыбного прототипа в протохристианских культурах. И он, конечно есть. И не один… Первым приходит на ум Дагон (Даган) – западно-семитский (особо почитался у финикийцев и филистимлян) бог плодородия, земледелия и рыболовства. Храмы, посвященные хлебодарю Дагону, были обращены на запад, в сторону Средиземного моря. По этому же образцу строился и иерусалимский Храм. В мидрашистской литературе Дагон описывается как получеловек-полурыбаа. «Сыном Дагона» именуется в угаритском эпосе сам Баал (Ваал), творец и владыка мира. Без сомнения, в западно-семитском сознании образ бога был прочно связан с рыбой. И есть тому еще свидетельства, совсем уж выплывшие на поверхность: кроме слова «даг» нам знаком еще один семитский синоним «рыбы» – «нун»,  прочно поселившийся в ивритском алфавите как название буквы. Изначально пиктограмма изображала извивающуюся рыбку. В финикийском (протоеврейском) письме «нун» выглядела вот так:

ללא שם

Буква сохранилась до сих пор. Слово – в меньшей степени. Однако в современном иврите оно нашло достойное ихтиологическое применение. Вот список современных терминов, содержащих корень «нун»:

сфамнун – сом;

лавнун – уклейка;

нун ха-галиль – Nun galilaeus (Oxynoemacheilus galilaeus);

амнун, или амнон – «рыба-мать», тиляпия галилейская;

лашнун – палтус, камбала;

шамнун – бразильский песчаный окунь;

цнинун – креветковая ставрида.

Немного обособленно находится термин тамнун – осьминог (этимология такова: «тмонэ» (восемь) + «нун» (рыба) = «тамнун»).

(В скобках отметим, что «рыбная» тематика коснулась еще двух букв финикийского алфавита.

1) 2 – «самех», плавник. Заметим, что по-арабски «саамах» – рыба…

2) 3 – «цади», удочка для рыбной  ловли.)

В Библии же «нун» удостоился чести быть вынесенным даже в название книги, открывающей раздел «Пророки» – «Йехошуа бин Нун» («Иисус Навин»). Дословный перевод имени этого несомненного библейского героя  – «спасатель (или спаситель) сын Рыбы». Итак, выстраивается закономерный типологический ряд:

1. ВААЛ (хозяин, владыка) СЫН ДАГОНА

2. СПАСИТЕЛЬ СЫН  РЫБЫ

3. ИИСУС (опять же, «спаситель») СЫН БОЖИЙ

То есть, чаяния народа на спасение были связаны с морем, западом и рыбой. Солнце садится себе в Средиземное море, на закат обращены взоры жаждущих морского хлеба, бога заката зовут Шалиму, а город, где поклоняются этому богу вечерней зари, называют Ир Шалиму, то есть Йерушалаим… И храмы, возводимые там, так же были обращены на запад, к рыбному хлебу… Древние региональные и смежные мифы сохранили даже название этих храмов. Некий шумерский текст так озаглавлен – «Рыбий дом». И рассказывается в нем о заботах Рыбы, для которой люди возводят Храм.

Как мы уже упомянули, Иерусалимский Храм, возведенный Шломо и перестроенный столетия спустя Иродом, также был обращен к закату (хоть и превращается Дом Рыбы в Дом Бога, взоры молящихся все равно устремлены в сторону моря). И к спасителю рода человеческого, Иисусу из Назарета, вначале тоже обращались, повернувшись к западу (по сей день главная эзотерическая схема христианства «распятие-искупление-погребение-воскресение» в Иерусалимском Храме Гроба Господня имеет западное направление).

…А на западном берегу Галилейского моря (озеро Кинерет) находится известный своим названием всему христианскому миру городок, откуда родом одна из главных иисусовых жриц – равноапостольная Мария Магдалина. Городок, соответственно, называется Магдала, или Мигдаль. В переводе – Башня. В Вавилонском Талмуде (Псахим, 46-а) мы находим полное название этой «башни» – Мигдаль-Нуния. То есть – Рыбная башня. Или Рыбья. Что это – рынок, склад, маяк? Не исключено, что раньше, в языческом прошлом, здесь был местный храм. Опять – Дом Рыбы. Где покланяются, прежде всего, Сыну Рыбьему, чудеса творящему на брегах этого водоема (он, гласят Евангелия, и в любую погоду по поверхности вод пройдет, и рыбакам улов богатый пошлет, и двумя рыбками тысячи голодающих накормит).

Вспомним про еще один Дом Рыбы. Речь идет об ассирийском городе Ниневия. Вполне легитимное чередование в арамейском корне «нун-нин». В Ниневии практиковался культ Иштар, которая отождествляется с целым рядом прекрасных мифологических дам (среди них – Ашера, Астарта, Атаргатис, Деркето, Юнона, Афродита, Мария…) Известны также родственные связи оной с Дагоном… В трактате Лукиана «О сирийской богине» рассказывается про самооскопление юноши Комбабоса во имя Иштар, послужившим впоследствии руководством к действию для церемонии жреческого посвящения в храмах этой богини. Фаллос был выброшен юношей в воду и проглочен рыбой. (То же самое происходит и с детородным удом Осириса, брошенным в Нил подлым Сетом.) В этих мифах общий мотив: воскрешение через смерть, символ которой – Рыба (она же из нижнего мира, из царства подводных теней и хаоса). И  вспомним, что именно в Ниневию отказывается идти пророчествовать вышеупомянутый Иона, за что его и проглатывает рыба. И не будем забывать, что пророк вышел из чрева «нуньего» на третий день. И что он является одним из основных прототипов (наряду с Иисусом Навином) того, кто смерть попрал также на третий день, выйдя из собственной могилы…

Надкласс Рыбы (Pisces)

Надкласс водных позвоночных животных, разделяющийся на классы костных и хрящевых рыб. Отличительные особенности всех рыб – обитание в водной среде и дыхательная система, представленная жабрами. Изучению рыб, насчитывающих более 33 тысяч видов, посвящен особый раздел зоологии – ихтиология.

даг

 


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение