next perv

Почему праведнику плохо?



Иудаизм утверждает свободу выбора и вместе с тем принцип личной ответственности человека за свои поступки (см. предыдущую статью), а, следовательно, и принцип воздаяния за добро и зло, совершаемые на протяжении жизни. Однако, в отличие от язычества, дуализма, гностицизма и других религиозных систем, в иудаизме Бог – един, всемогущ и добр. И потому существование зла бросает серьезный вызов этическому монотеизму.

Вопрос о страданиях праведников поднимается уже в самой Библии, в первую очередь в книге Иова, затем в Талмуде, а впоследствии на протяжении веков становится одной из основополагающих тем еврейской теологии. Проблема явного отсутствия справедливого вознаграждения при жизни решается мудрецами и философами по-разному. Одни, как испанские каббалисты, вслед за пророком Исайей (45:7) считают, что зло наряду с добром происходит от Бога, и является оборотной стороной Божественного атрибута суда и наказания. Другие вслед за автором книги Иова (гл. 38) утверждают неразрешимость этой проблемы для человеческого ума. Третьи вместе с мудрецами Талмуда (Шаббат 55а) полагают, что “нет страданий без вины”.

Рав Саадия Гаон в своем труде “Верования и мнения” обосновывает идею испытания. По его мнению, Бог испытывает праведников, дабы укрепить их в вере и сделать образцом для всего человечества. Величие воздаяния в мире будущем оправдывает страдания в мире настоящем. Более того, преодолевая испытания, человек не только обретает вознаграждение в мире грядущем, но и получает удовольствие при жизни от понимания того, что заработал награду.

Рамбам считает действия Бога ограниченными законами природы, которые Он сам и создал. Трактуя знаменитую фразу Исайи о Боге, “созидающем свет и творящем тьму, создающем мир и творящем зло” (45:7), он утверждает, что зло не имеет сущности. Это просто ноль, ничто. Подобно тому, как тьма представляет собой отсутствие света, зло – это отсутствие добра. Одновременно с возникновением добра появляется и возможность его отсутствия. Наш мир сотворен в материи, и потому несовершенен. В духовном мире, мире идей – все прекрасно и гармонично, но там нет человека. Да, наш мир далек от совершенства, но, по мнению Рамбама, это лучший из миров, которые могут существовать в материи. И смерть в нем – не результат греха, а следствие нашей материальной природы.

В отличие от рационалиста Рамбама, еврейские мистики, и, прежде всего рабби Ицхак Лурия, создатель оригинального направления в каббале, считают происхождение зла результатом вселенской катастрофы, случившейся в ходе сотворения мира. Сосуды, призванные вместить Божественный свет, не выдержали и разбились, и часть этого света – искры – остались в плену у осколков. Таким образом, добро и зло оказались перемешаны друг с другом. И задача человека – поиск этих Божественных искр и освобождение их из плена. По Лурии мир создан несовершенным, дабы дать человеку возможность исправлять его к лучшему. Подход этот во многом оптимистичней взглядов Рамбама, призывающего нас принимать мир таким, каков он есть.

В Талмуде (Брахот 7а) обсуждается вопрос, что именно хотел понять Моисей, когда просил у Бога “узнать пути Его” (Шмот 33:13). Мудрецы предполагают, что речь шла о Божественной справедливости. Именно в поиске ответа на вопрос о добре и зле видят они высочайший пик Откровения. “Почему грешнику хорошо, а праведнику – плохо?” – вопрошает Моисей, и по словам рабби Меира, не получает ответа. Может быть, его и нет. Но мы все равно, вслед за поколениями еврейских мудрецов, не устанем задавать себе этот вопрос, ибо в нем заключено извечное стремление человека к справедливости.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение