next perv

“Нарцисс Саронский, лилия долин”



Вторая глава Песни Песней начинается так:  אֲנִי֙ חֲבַצֶּ֣לֶת הַשָּׁרֹ֔ון שֹֽׁושַׁנַּ֖ת הָעֲמָקִֽים . Транскрипция: “Ани хавацелет ха-шарон, шошанат ха-‘амаким.”  В синодальном переводе: “Я нарцисс Саронский, лилия долин!”

Непонятно, какие именно цветы имел в виду автор. На современном иврите шошана – это роза. А хавацелет – это вот такой цветок (растущий на прибрежный дюнах в Шароне и не только):

הורד (2)

Но библейский шошан переведен как “лилия”. Как же так: шошана это роза, а шошан – лилия? Странно… Хотя и вполне возможно. Попробуем разобраться с этой путаницей.

Разные переводчики и толкователи трактуют это место по-разному. Раши, например, считает, что шошана – это роза, а хавацелет…то же самое.

Ну вот, а Святейший Синод, как мы видели, решил, что хавацелет – это нарцисс. А шошана – вовсе не роза, а лилия.

Легендарные семьдесят мудрецов греческого перевода перевели так: ἐγὼ ἄνθος τοῦ πεδίου κρίνον τῶν κοιλάδων — “Я – цветок полей, лилия долинная.” Не знали они, что за цветок, поэтому так и перевели: “цветок”; не стали обременять себя. (Вспоминается Апполон Аблеухов из “Петербурга” Андрея Белого, который все цветы называл просто “цветок”, но в глубине души считал их всех васильками.)

Вслед за мудрецами переводит и Иероним на латынь: Ego flos campi et lilium convallium.

Лютер поступает примерно так же, только шошана у него все же роза, а не лилия: Ich bin eine Blume zu Saron und eine Rose im Tal.

Король Яков переводит: I am the rose of Sharon, and the lily of the valleys. Он, напротив, считает, что хавацелет это роза, а  шошана — лилия. Есть даже такое английское женское имя: Rose of Sharon — во всяком случае, так зовут одну из героинь в “Гроздьях Гнева” Стейнбека. И имя Шэрон, как у популярной киноактрисы, тоже оттуда. Все же Сусанны и Сюзанны происходят от нашей “лилии долин”. А знаете, что такое lilie of valley на современном английском? Это ландыш! А Rose of Sharon — это такой вот зверобой, который носит и другое название —”Иерусалимская звезда”:

images (1)

Поговорим о слове шошанашошан). Слово интересное, встречается в Библии не раз. Например, начало 69-го псалма в синодальном переводе таково: “Начальнику хора. На Шошанниме. Псалом Давида.”  Что за загадочное “на шошанниме”? Видимо, переводчики Синода считали, что речь идет о некоем музыкальном инструменте. Так, в 80-м псалме в синодальном переводе читаем: “На музыкальном [орудии] Шошанним-Эдуф” (эдуф там явно по ошибке, это транслитерация ивритского слова “эдут”, что означает “свидетельство”; возможно, это название жанра).

В других перевода все иначе. Греческий перевод семидесяти и, вслед за ним, латинский перевод Иеронима считают, что шошаним связано с глаголом “шана”, меняться. И переводят как 69-й, так и 80-й псалом так: “об изменившихся”, ὑπὲρ τῶν ἀλλοιωθησομένων по-гречески, pro his qui commutabuntur по-латыни. Почему? Вовсе не понятно.

Лютер переводит “von den Rosen”— “о розах”. А Библия короля Якова… вообще пропускает заголовок!

Раши трактует и 69-й, и 80-й псалом в аллегорическом духе. Он считает, что говорится о лилиях, которые – символ Израиля, поскольку в Песне Песней 2:2 сказано: “Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами”. А поскольку Песнь Песней трактуется аллегорически как история любви между Богом и народом Израиля, то лилия – это символ Израиля. В еврейской религиозной поэзии средних веков это слово сплошь и рядом обозначает Израиль. Например, в песне “Маоз Цур Йешуати“, которую мы поем на праздник Хануки, ханукальное чудо описывается так:

Греки собрались против нас,

Тогда, во дни Хасмонеев,

И сломали стены наших башен,

И осквернили всё масло.

Но из оставшегося сосуда,

Свершилось чудо для лилий.

Мудрецы установили

Восемь дней радости и ликования.

То есть по Раши, заголовок нашего псалма надо понимать так: “Об Израиле, уподобленном лилии”. Однако мало кто из ученых согласен с таким толкованием, потому что, во-первых, Песнь Песней более поздний текст, чем псалом (в ней встречаются греческие слова, т.е. она относится, скорее всего, ко 2-1 вв. до н.э.), да и сравнение Израиля с лилией стало прочным и само собой разумеющимся довольно поздно. Кроме того, это не единственный подобный комментарий в заглавии псалма: например, в заголовке псалма 81 написано: “עַל-הַגִּתִּית”. Синодальный перевод дает: “На Гефском орудии”. Так же трактует и Раши: “Музыкальный инструмент из [филистимского города] Гата”.

Итак, если в заголовке 81 псалма указывается инструмент, на котором этот псалом исполняется, то, возможно, и заголовки псалмов 69, 80 и 81 понятны и однородны? Однако 56-й псалом дает такой комментарий (в синодальном переводе): “О голубице, безмолвствующей в удалении”. На том месте, где, казалось бы, должно быть название музыкального инструмента, какая-то совершенно непонятная голубица, ..

Как-то раз я попал на занятие замечательного российского библеиста Якова Эйделькинда. Он рассказал о нескольких теориях, объясняющих эти места, но ему наиболее вероятной кажется такая: речь идет не о музыкальном инструменте, но о напеве. Псалмы пели на мотивы народных песен. И тогда все становится на свои места: была песня “Гефская”, как есть, например, русская плясовая “Камаринская” по названию Комаринской волости Брянской губернии; была песня про далекую голубку; была песня и про “шошаним”, какие-то цветы. И снова вопрос: какие?

Современный толковый словарь иврита Эвен-Шошана (да, и составителя словаря зовут Шошан) говорит, что слово шошана это “роза”, но есть у него и другое значение – то же самое, что шошан. Шошан же значит “лилия” (Lilium), и слово это родственно похожим словам в других семитских языках: в аккадском, арамейском, арабском, где оно означает “лилия”. Эвен-Шошан добавляет, что существует мнение, что это слово связано с числительным שש (шеш), т.е. “шесть”: цветы с шестью лепестками.

Однако Яков Эйделькинд уточняет: в семитские языки это слово пришло из Египта. Что же оно все-таки значило ?

В 1Царей 7:22 (в синодальном переводе 3Царств), рассказывающей о строительстве иерусалимского Храма, говорится (синодальный перевод): “И над столбами поставил [венцы], сделанные [наподобие] лилии” – там используется слово шошан.

Подобные колонны во множестве найдены археологами по всему Ближнему Востоку. На капителях колонн на Ближнем Востоке того времени изображали египетский лотос, водяную лилию Nimphea. Или, по-русски, кувшинку.

ללא שם

Итак, вполне возможно, автор Песни Песней сравнивает возлюбленную с кувшинкой, которая росла в озерах долин.

Надеюсь, вы убедились, что названия растений и животных в Библии — увлекательнейшая тема.

Вячеслав

Просто невероятно. Очень интересна в этом контексте теория комплексного мышления Выготского. Он пишет, что народы проходят те же этапы взросления что и дети. И стало быть корни часто непохожих слов могут объединятся по принципу комплексного мышления т.е. внешнего сходства, а не логического.


Юлия

поэтично




ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение