next perv

«Израиль опустошен, нет семени его…». История открытия стелы Мернептаха



Египет, Фиванский Некрополь. 1896 год. Команда археологов под руководством 43-летнего англичанина Флиндерса Питри обнаруживает в заупокойном храме фараона 19-й династии Мернептаха (1213-1203 гг. до н. э.) трехметровую черную стелу. Мернептах, 13-й сын прославленного Рамсеса Великого, вступил на престол уже в достаточно преклонном возрасте и вряд ли ожидал, что его правление продлится долгие годы. Возможно, поэтому он не стремился возводить собственные памятники, а предпочитал присваивать чужие, беззастенчиво стирая на них надписи предшественников и нанося свои. Не стала в этом смысле исключением и стела, обнаруженная командой Питри: изначально она принадлежала фараону предыдущей династии Аменхотепу III и находилась в его заупокойном храме, пока ее не позаимствовал для своих нужд прагматичный Мернептах.

Штатный филолог экспедиции, молодой немецкий еврей Вильгельм Шпигельберг, прочел по просьбе Питри текст. Он оказался победным гимном из 28 строк, вырезанный на оборотной стороне стелы Аменхотепа. Основная часть этого гимна посвящалась победе Мернептаха над вторгшимися в Египет ливийцами и их союзниками из числа «народов моря». Однако три последние строки повествовали о победоносном военном походе фараона в Ханаан, очевидно, имевшем место на 4-м году его правления (сама надпись датируется пятым годом):

«Князья распростерты, они умоляют: «Мир!».

Никто из Девяти Луков (т. е. всех врагов Египта) не поднимет головы.

Ныне Техену (Ливия) обращен в руины,

Хетты замирены;

Ханаан претерпел все виды несчастий:

Ашкелон взят,

Гезер захвачен,

Иеноам сделан несуществующим,

Ysrỉꜣr (или “I. si. ri. ar) опустошен, его семени (или зерна) нет.

Хурру (Палестина и Келесирия) стала вдовой благодаря Египту».

Шероховатая поверхность камня затрудняла чтение, но Шпигельберг довольно легко справился с задачей. Единственным, что привело его в замешательство, стало незнакомое слово в 27-й строке гимна, предположительно читавшееся как «Исириар» (в древнеегипетском языке, как и в иврите, большинство гласных на письме не обозначались, поэтому точное звучание слов нам сегодня неизвестно). Судя по контексту, загадочный «Исириар» был названием одного из покоренных Мернептахом народов, проживавших в районе Ханаана, где вспыхнуло антиегипетское восстание. Питри моментально нашелся, предложив читать незнакомое слово как «Израиль». Филолог согласился с ним. За ужином Питри в радостном возбуждении воскликнул: «Эта стела станет самым известным из моих открытий!» И, действительно, вскоре сообщение о ней появилось на первых страницах газет, а за памятником кроме самоочевидного названия «Стела Мернептаха» прочно закрепилось второе – «Стела Израиля».

Победный гимн Мернептаха и по сей день остается единственной из обнаруженных древнеегипетских надписей, в которой упоминается Израиль. Кроме нее, об Израиле говорится всего в трех письменных памятниках эпохи Железного века (в том числе на знаменитой стеле моавитского царя Меша).

Фараон Мернептах. Луксорский храм

Большинство ученых сошлось во мнениях, что «Исириар» Мернептаха аналогичен библейскому Израилю. Но, несмотря на кажущуюся очевидность прочтения, 27-я строка гимна по сей день вызывает много вопросов. В первую очередь это касается египетского слова, условно читаемого как «prt» (в надписи говорится, что «prt» у побежденного Израиля больше нет). В зависимости от контекста оно может означать как «зерно» («семя») или «плод дерева», так и «потомство» («отпрысков»), т. е. «семя» в переносном смысле. Сам В. Шпигельберг, первым прочитавший надпись, предположил, что речь шла именно о принадлежавших Израилю запасах зерна и урожае, по обычаю уничтоженных египетской армией в карательных целях, но впоследствии появились и другие трактовки этого слова. Майкл Хасель (Michael G. Hasel) с факультета ближневосточных исследований университета Аризоны подробно рассматривает эту проблему в своей статье (Hasel, Michael G. (1994)Israel in the Merneptah Stela, BASOR, 296 (12).

Ряд ученых предполагает, что речь на стеле идет не об уничтожении зерновых запасов, а об убийстве «потомства», и, следовательно, Израиль-«Исириар» стелы был племенем скотоводов-кочевников, «шасу», упоминание о которых впервые упоминается в египетских текстах 15 в. до н. э. Однако М. Хасель на основе сравнительного анализа аналогичных древнеегипетских текстов приходит к выводу, что «prt» на Стеле Мернептаха означает именно зерно и, следовательно, «Исириар» были оседлыми земледельцами. Фраза-формула «такой-то народ уничтожен, зерна его нет» стандартно применялась при описании победы египетской армии над народом или группой людей.

Много дискуссий вызвал и детерминатив (знак или группа знаков, означающий принадлежность к какой-либо категории) после слова «И-си-ри-ар». Он состоит из двух частей: иероглифа «метательное оружие» и знака, изображающего сидящих мужчину и женщину с тремя вертикальными чертами под ними. Знак метательного оружия после названия или имени означает «чужеземный», изображение сидящих мужчины и женщины – группу, в которую входили люди обоего пола, а три черточки – множественное число. Вместе эта группа иероглифов означала большую группу (народ) врагов и (или) иноземцев. При этом иероглиф «горная страна» или «три вершины», означавший иноземный город или государство, после слова «И-си-ри-ар» отсутствовал. Названия же «Ашкелон», «Гезер», «Ханаан» и «Иеноам» отмечены знаками-детерминативами «метательное оружие» и «три вершины», означающими вместе «чужеземный/враждебный город/государство». Высказывались предположения, что знак-детерминатив «три вершины» после слова «Израиль» мог быть пропущен по недосмотру писца или резчика, переносившего надпись на камень. Однако М. Г. Хасель считает, что ошибки в надписи нет, и Израиль-«Исириар», упомянутый на Стеле Мернептаха, был именно социоэтнической общностью, не имеющей собственного государства, основным занятием которой было оседлое земледелие (там же, р. 54).

Какова же была дальнейшая судьба героев этой истории? Сам фараон Мернептах прожил после увековеченной на стеле победы еще пять лет. Его мумия, обнаруженная в 1898 году известным французским египтологом Виктором Лоре, принадлежит человеку весьма преклонного возраста. К моменту смерти фараон-триумфатор почти совершенно облысел, а при жизни страдал от многочисленных старческих болезней. Большую часть жизни 13-й сын долгожителя Рамсеса Великого прожил в качестве одного из многочисленных принцев. Он стал наследником престола, будучи уже пожилым человеком, а на трон взошел в возрасте под семьдесят. Самостоятельным правлением Мернептах наслаждался всего десять лет.

Приключения Мернептаха не окончились и после его смерти: собственная гробница фараона в Долине Царей давно опустела, а мумия обнаружилась в гробнице фараона XVIII-й династии Аменхотепа II вместе с останками других фараонов XVIII-й и XIX-й династий и членов их семей, куда их перенесли жрецы, спасая царские гробницы от разорения. Там через много лет после смерти Мернептах «встретился» с Аменхотепом III, заупокойный храм которого в свое время беззастенчиво разграбил, отстраивая собственный.

Расшифровка надписи на Стеле Израиля дала богатую пищу для многочисленных теорий, как научных, так и лженаучных. Наиболее известная и курьезная из них была изложена в изданной в 1976 году книге французского врача-гастроэнтеролога Мориса Бюкая (Maurice Bucaille) «Библия, Коран и наука» («Бюкай М. Библия, Коран и наука. Священные писания в свете современного знания. — К.: Ансар Фаундейш, 2004). В ней доктор Бюкай, личный врач короля Саудовской Аравии, католик по рождению, активно интересовавшийся исламом и египтологией, излагает свою теорию, получившую известность как «букаиллеизм». В ней парадоксальным образом сочетаются черты христианского креационизма и библейской критики. Вслед за исламскими теологами доктор Бюкай полагает, что истинное изложение событий библейской эпохи содержится в Коране, а ТаНаХ и христианские священные книги излагают их с ошибками. Коран же, согласно Бюкаю, не вступает ни в малейшее противоречие с достижениями современной науки. В частности, изучив хранящуюся в Каирском египетском музее мумию Мернептаха, доктор Бюкай пришел к выводу, что фараон погиб в море. Тот факт, что хорошо сохранившаяся мумия не демонстрирует никаких следов долгого пребывания в соленой воде, не смутил египтолога-любителя. По его мнению, этот факт подтверждает слова Корана о том, что труп фараона был сохранен «как знак для мужей» (сура «Юнус», аят 92), а текст Торы, где сообщается, что фараон и его войско утонули, содержит ошибку.

Посмертные приключения, как ни странно, выпали на долю не только самого Мернептаха, но и обнаружившего его стелу археолога Флиндерса Питри. Под памятником, отмеченным египетским знаком «анх» – «жизнь» в могиле сэра Питри на протестантском кладбище «Гора Сион» в Иерусалиме покоится… безголовое тело.

Флиндерс Питри (с головой)

 За многочисленные заслуги в области археологии и египтологии (за 5 лет до обнаружения стелы Израиля, в 1891 году, Питри вел раскопки в Амарне, на месте Ахетатона, столицы знаменитого фараона-реформатора Эхнатона, обнаружил на Синае памятники протосемитской письменности, открыл в Фаюме неизвестные доселе гробницы и множество знаменитых портретов в технике энкаустики) в 1923 году Флиндерс Питри был пожалован в рыцари. Он стал отцом-основателем Британской школы археологии и профессором первого в Великобритании факультета египтологии. На основе собранных им коллекций был создан названный позднее в его честь Музей египетской археологии Питри. Со второй половины 20-х сэр Питри переключается на архелогию Палестины, работая в основном в юго-восточном районе. С 1933 года сэр Флиндерс и его супруга леди Хильда жили в Иерусалиме, где Питри и скончался 28 июля 1942 года на пороге 90-летия, завещав передать свою голову для нужд науки Королевской коллегии хирургов Англии.

Жизнь Вильгельма Шпигельберга прошла столь же плодотворно, хоть и не столь драматично. Он создал фундаментальный труд по истории Фиванского Некрополя, в который вошли и материалы, собранные во время сотрудничества с Питри, а Победному гимну Мернептаха посвятил отдельную работу. В том же 1923 году, когда Питри был посвящен в рыцари, В. Шпигельберг возглавил кафедру египтологии в Мюнхенском университете, а в 1924 году стал полноценным членом Баварской академии наук. Шпигельберг приятельствовал с Томасом Манном, который с детских лет интересовался египтологией, и дважды сопровождал писателя во время его поездок по Египту. Во многом благодаря этим поездкам и помощи друга-египтолога Манну удалось так реалистично передать дух эпохи Эхнатона в «Иосифе и его братьях».

Вильгельм Шпильберг

В. Шпигельберг умер в Мюнхене 23 декабря 1930 года, дожив всего до 60 лет. Ранняя смерть помогла ему избежать гитлеровских репрессий, которые через несколько лет обрушились на еврейских ученых.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение