next perv

Что такое «индулько» и как с ним бороться



До последней четверти XIX века в Иерусалиме самые тяжелые болезни лечили, в основном, не средствами конвенциональной медицины, которых практически не было, но при помощи «индулько» – малого, среднего или большого, в зависимости от силы недуга и материального положения пациента. Специалистами в этой области знания были сефардские женщины, устанавливавшие связь с нечистой силой.

Откуда взялось это странное слово «индулько»?  Одни говорят, что на ладино – языке сефардских евреев – «индулько» означает «брошенный дом». Но, хотя брошенный дом действительно играет важную роль в этом магическом ритуале, такая этимология ничем не подтверждается. Другие выдвигают более убедительную теорию, по которой слово «индулько» происходит от индульгенции – католического изобретения, за деньги предоставляющего освобождение от кары за грехи (от латинского слова «indulgeo» – позволять).

 индульго 2

Бывшая больница для прокаженных в Иерусалиме

Вот как описывает Авраам Моше Лунц (1854-1918) наиболее распространенный, средний, индулько:

Все домочадцы и соседи болящего по двору должны покинуть свои дома на несколько дней, и тот остается лежать в своей комнате наедине со сведущей в деле женщиной. И дом тот прежде следует вымести, отмыть, побелить тщательнейшим образом, а все священные книги из оного вынести. Иногда принято также снимать мезузы с дома болящего. А за ним самим необходимо следить, чтобы он в ту ночь не молился, не произносил молитву «Шма Исраэль» («Слушай, Израиль») или Имя Всевышнего, или любые слова Торы. А знахарка приготовит немного муки, воды, соли, меду, четыре или шесть яиц, молока и сахару. В полночь же возьмет все эти вещи и перемешает их, покропит смесью сей вокруг постели болящего, на порог дома и по четырем углам, и при том станет шептать следующие слова: «пожалуйста, просим вас, господа наши, пожалейте, помилуйте и оставьте в покое душу болящего раба вашего такого-то, сына такой-то, и отпустите ему грех его, и, ежели он причинил вам зло, простите и извините его за грех его, и дайте ему силы и здоровье (а ежели речь о бесплодной женщине: и отворите чрево ея и сохраните плод чрева ея), и вот мед или сахар сей вам, дабы усладились уста ваши, и мука в пищу вам, и вода с солью для поддержания любви и братства, и мира, и дружбы в знак завета между нами и вами». А затем разобьет яйца и покропит в тех же местах, и сама падет на пол в поклоне, и несколько раз поцелует пол, и скажет снова: «Вот это вам приношение в жертву за душу, дабы вернули нам душу болящего». И такое повторяют три ночи подряд. А ежели болящий не поправится, то и еще, до семи и девяти раз. Некоторые из этих вещуний устраивают такое действо также в банях, нужниках, вокруг колодцев и в прочих поганых местах, укладывая там болящего на всю ночь.

Но, ежели болящий очень беден и не может потратиться на всё необходимое, или же соседи не соглашаются покинуть свои дома, то оне ограничиваются походом к одному из колодцев, нужников или бань, и там прольют немного воды с солью и скажут кратко: «Вот вам эти соль и вода, дабы был между вами и нами мир». Также и бедняку, который не знает удачи в ремесле своем льют воду с солью на порог лавки его с теми же словами, и упавшему и разбившемуся при падении – на месте падения его. Такова наука среднего и малого индулько.

Лунц, выражаясь современным языком, «интервьюировал» одну из пациенток, и та поведала ему, что в первую ночь видела во сне, что «в дом явились вооруженные воины и множество всадников на конях, но она боялась кричать. И на третью ночь они явились снова и терли руками той женщины все ея члены». Она заплатила за продолжавшуюся три ночи «процедуру» 20 франков, ибо ведунья при этом «рисковала жизнью».

1

Чем же отличался от малого и среднего большой индулько? Все основные принципы оставались незыблемыми, однако действо продолжалось еженощно иногда в течение месяца, а то и  двух. При этом дом недужного украшался со всем великолепием, освещался дорогостоящими восковыми свечами, да и самого страдальца наряжали в праздничные одежды. Провизия для нечистой силы также требовалась в повышенных количествах – до 40 яиц и половины ротеля (более 7 килограммов) сахара на каждую ночь. В особо важных случаях также резали черного петуха или козла. Если же и это не помогало, в запасе было еще несколько чудодейственных сефардских средств: «прешкура», «лавьянеш», «серенес», «фаридо» и прочее, столь же таинственное и неизъяснимое.

9

Иногда, впрочем, даже это не помогало бедному мученику, и тогда ведуньи начинали искать причины неудачи. Чаще всего оказывалось, что больного обидели не те черти, которые находились возле него в настоящий момент. Значит, следовало искать нужных чертей, ответственных за несчастье. Еврейские черти, особенно в XVII-XIX веках, вообще не любили покидать привычные места обитания. Поэтому больного иногда приходилось возить по всем домам, где ему случалось жить в прошлом, устраивая «индулько» в каждом из них. Другое объяснение сводилось к тому,  что в особо тяжелом случае замешан особо высокопоставленный черт, и для того, чтобы поладить с ним, необходимы невероятные усилия.

К середине позапрошлого века «индулько» стал подлинной эпидемией. К услугам сефардских ведуний прибегали и больные ашкеназы. Да и был ли у них иной выход? В 1838 году англичане открыли в Иерусалиме небольшую лечебницу, вскоре превратившуюся в официальную клинику Протестантской миссии по обращению иудеев в «истинную веру», где пациенты вместе с врачебной помощью получали изрядную дозу христианской пропаганды. С 1842 года в городе действовала первая еврейская клиника приехавшего из Германии доктора Шимона Френкеля, но в 1858 году она уже прекратила свое существование. Таким образом, евреи в Иерусалиме не имели возможности послать за ученым доктором, а писание всяческих чудодейственных амулетов отнюдь не всегда помогало. Это положение заставило раввинов, видевших в подобных практиках открытое идолопоклонство,  принять срочные меры. Иерусалимский рабби Менаше Стахон написал против «индулько» и прочих ведьмовских обрядов обличительную книгу «Собрание во имя Небес» и издал ее в Иерусалиме в 5634 (он же 1873) году. В ней он в частности писал:

Обычай сей проклят, достоин всеобщего осуждения, дурен и ведет к утрате веры, и разрушает краеугольный камень, и  уродует все общество, и разбивает основы всей Торы, и валит на землю все ея здания, и пробивает ограды ея и стены, и громит ея устои, ибо он есть совершеннейшее язычество, каковое хуже всего, и признающий его восстает против всей Торы.

Вряд ли когда-либо еще была здесь издана книга, пользовавшаяся столь единодушной раввинской поддержкой. 205 раввинов Святой Земли письменно выразили свое полное одобрение книги. Среди них было 73 раввинов из Иерусалима, 49 – из Хеврона, 38 – из Тверии, 36 – из Цфата, 7 – из Яффы и 2 – из Хайфы. «Собрание во имя Небес» и постепенное появление в Иерусалиме больниц и профессиональных врачей в значительной степени снизили популярность магических методов лечения. Но произошло это вовсе не сразу и, как мы знаем, не на все сто процентов. Черти, с их глубоко укоренившейся идиосинкразией к монотеизму, всё еще не унимаются. И поэтому до сих пор различные методики, весьма напоминающие «индулько», а иногда даже ведущие от него свое происхождение, дают о себе знать и в Иерусалиме, и за его пределами.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение