next perv

Библейский бестиарий: לויתן – ’ливйатан’



 

Характерная особенность доапокалипсических библейских текстов – описание мира исключительно материального, без всякой мистико-эзотерической нагрузки. Даже пророческие видения не выходят из плоскости земной жизни. И только с развитием учений о потусторонних мирах и загробной жизни некоторое количество животных, упомянутых в Библии так, что очень трудно однозначно идентифицировать их вид, впитывают разные оттенки мифологических традиций и приобретают черты мистических монстров. Одним из наиболее ярких примеров подобных тварей является ливйатан, в целом определяемый как некое гигантское морское чудовище.

В западносемитской угаритской мифологии ливйатан (латану) представлен в виде семиголового чудовища, олицетворяющего разрушительные силы водной стихии. С ним вступают в бой боги Балу и Анат, и в результате чудовище оказывается побежденным. Отголосок мифа о многоголовом ливйатан’е звучит и в Библии:

«Ты размозжил головы ливйатан’а, отдал его в пищу народу пустыни» (Теѓилим 74 (73):14).

Подробное красочное описание ливйатан’а содержится в книге Иова, и именно оно во многом повлияло на дальнейшую эзотеризацию животного:

«Вытащишь ли ливйатан’а удочкой и веревкой прижмешь ли его язык? Проденешь ли тростник ему в нос и шипом проколешь ли щеки его? Станет ли он множить мольбы, и будет ли говорить с тобой кротко? Заключит ли он с тобой договор, возьмешь ли его в рабы навек? Станешь ли играть с ним, как с птичкой, свяжешь ли его для девиц своих? Продадут ли его ловцы кнаанским (купцам)? Пронзишь ли стрелами кожу его и рыбацкой острогой голову его? Положи на него ладонь свою, помни бой и более не затевай. Вот, надежда об этом тщетна, даже взгляд его повергает. Нет отважного, кто потревожил бы его, кто предо Мной встанет? Кто предварил Меня, чтобы Я отплатил ему? Под всем небом – Мое это. Не умолчу о членах его, о действии мощи и о красивой соразмерности его. Кто приоткроет край одежды его? К двойному оскалу его кто подойдет? Врата лица его кто отворит? Круги зубов его – ужас! Величавы щиты чешуи его, скреплены печатью плотной. Один к другому приближены, и ветру не просочиться меж ними. Один к другому тесно прижат, сцеплены и не разделить их. От его чоха блистает свет, и глаза его как ресницы зари. Из пасти его огонь исходит, искры огненные разлетаются. Из ноздрей его выходит дым, как из котла кипящего или от камыша (тлеющего). Дыхание его угли раскаляет, и пламя из пасти его выходит. На шее его покоится сила, и впереди него несется страх. Слои плоти его сплочены, как литые на нем – не разоймешь. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. Когда встает, трепещут силачи, волны утихают. Поднимешь на него меч – не устоит, ни копье, ни дрот, ни стрела. Он почитает за солому железо, за дерево трухлявое – медь. Не обратят его в бегство стрелы, соломой становятся для него камни пращи. За жнивье считает он булаву, и смешон ему свист копья. Под ним острые черепицы, он лежит на постели зубчатой, среди ила. Кипятит, как в котле, пучину, море превращает в варево. За ним светится путь, бездна будто поседела. Нет на земле подобного ему; он сотворен бесстрашным. На все высокое смотрит он; он царь над всеми горделивыми» (Ийов 40:25-32; 41:1-26).

В постбиблейской  литературе прослеживается тенденция изображения ливйатан’а в паре с беѓемот’ом (бегемотом), что продиктовано, в первую очередь, текстуальным соседством этих существ в книге Иова. В состоянии первоначального хаоса ливйатан и беѓемот слиты воедино, и их отделение друг от друга (в котором прочитывается аналогия с разделением женского и мужского начала при сотворении человека) описано в Третьей книги Ездры:

«Тогда Ты сохранил двух животных: одно называлось бегемотом, а другое левиафаном. И Ты отделил их друг от друга, потому что седьмая часть, где была собрана вода, не могла принять их вместе. Бегемоту Ты дал одну часть из земли, осушенной в третий день, да обитает в ней, в которой тысячи гор. Левиафану дал седьмую часть водяную, и сохранил его, чтобы он был пищею тем, кому Ты хочешь, и когда хочешь. В шестый же день повелел Ты земле произвести пред Тобою скотов, зверей и пресмыкающихся; а после них Ты сотворил Адама, которого поставил властелином над всеми Твоими тварями и от которого происходим все мы и народ, который Ты избрал» (Третья кн. Ездры, 6:49-54).

Данной сентенции сопутствует знаменитый миф о том, что земля покоится на левиафане.

В агаде (Бава Батра, 74:2; 75:1) этой паре отводится особая роль при пришествии Мессии. В день явления царя-помазанника мясо ливйатан’а и беѓемота будет подано на пиру праведников.

В средневековой  христианской литературе ливйатан (левиафан) чаще всего символизирует потусторонние силы, привлекаемые сатаной на свою сторону, но в итоге служащие добру. Например, врата ада нередко изображались в виде пасти левиафана. Один из источников подобных представлений – апокриф «Откровение Варуха», где ливйатан изображен в центре ада, но при этом указано, что и «чрево его ад».

Возвращаясь к тезису об «антиэзотерике» описания природы в Ветхом Завете, проще всего предположить, что в случае упоминания ливйатан’а речь идет об обобщенном термине для всех крупных редких животных устрашающего вида, причем не только морских. Зачастую ливйатан отождествляется с танин’ом (современное значение – крокодил), поскольку оба существа наделены схожими качествами и описаны в одном текстуальном пространстве:

«В день этот покарает Господь мечом Своим тяжелым и большим, и крепким ливйатан’а нехаш’а (змея), бегущего прямо, и ливйатан’анехаш’а (змея) извивающегося, и убьет танина, который в море» (Йешайа 27:1).

Отсюда следует вывод, что ливйатан – гигантское пресмыкающееся, обитающее, как на суше, так и в водной среде. Ряд исследователей Библии рассматривает ливйатан’а-змея либо как представителя отряда крокодилов, либо как отражение преданий об ископаемых ящерах.  

Наиболее же распространенным является предположение, что в основе описания ливйатан’а лежит образ крупного представителя китообразных, животных, хоть и редких для средиземноморских стран, но вполне известных их обитателям.

«Там (в море) корабли плывут; ливйатан, которого Ты сотворил, чтобы играть в нем» (Теѓилим 104 (103):26).

Вышеупомянутая характеристика ливйатан’а из книги Иова вполне соответствует натуралистическому описанию китообразных, выполненному А.Э.Брэмом:

«Дышат они таким образом: прежде всего кит с большим шумом выбрасывает воду, попавшую в неплотно закрытые ноздри, и это выбрасывание дает фонтаны до трех саженей высоты. Эти фонтаны всего удобнее сравнить со струей пара, выходящего сквозь узкое отверстие из котла, а сопение животного напоминает шум, производимый этим паром. Фонтаны состоят не исключительно из воды, а и из насыщенного парами воздуха, принимающего в северных морях вид струи.Тотчас после выдыхания кит быстро втягивает в себя воздух, производя при этом заметный стонущий звук; вдыхается часто 3-5 раз в минуту».

В русский фольклор прочно вошло выражение «чудо-юдо рыба-кит», являющееся народным переводом дефиниции «ливйатан» с определенным указанием национального происхождения.

В различных бестиарных источниках также подчеркивается идентичность «рыбы-кита» и ливйатан’а. Например: «Ливиафамъ jли кит рыба дивная морская j великая jовомъ праведнымъ славимая» (лит. Сборник Н.М.Михайловского, XVIII в.).

Современные исследователи  в качестве вероятных аналогов ливйатан’а предлагают таких представителей отряда китообразных, как кашалот (зубатые киты) и финвал, или сельдяной кит (усатые киты).

Кашалот
(Catodon macrocephalus)

Относится к отряду китообразных и подотряду зубатых китов. Среда обитания – прибрежные открытые воды. Длина тела взрослой особи – 11-18 метров, вес – 20-50 тонн. Вес новорожденного – 1 тонна, длина 3-4 метра. Питается головоногими моллюсками и рыбой. Характеная внешняя особенность – прямоугольная форма головы.

Во время еды кашалот находится под водой до 50 минут. Поднявшись, он интенсивно дышит, выбрасывая фонтаны, наклоненные вперед и в сторону.

Ареал обитания широк – от тропиков до Баренцева и Берингова морей на севере и Антарктики на юге.

 

Финвал, или сельдяной кит
(Balaenoptera physalis)

Относится к отряду китообразных и подотряду уcатых китов. Семейство полосатиков. Средние размеры 18-19 м, масса тела около 50 тонн. Окраска двухтонная: темно-серая со стороны спины и белая на брюшной полости. Тело удлиненное с высоким спинным плавником, голова небольшая. Пластины уса широкие и короткие с грубой бахромой.
   Основу питания составляют стайные рыбы,  массовые планктонные ракообразные,  иногда головоногие моллюски. Кормятся на глубине не более 100-200 м от поверхности моря.  Ареал обитания – северные воды.

левиафан


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение