next perv

Зимри и другие: самоубийство в Библии, Талмуде и мидрашах



Шестнадцатая глава 1-й книги Царств рассказывает, среди прочего,  о недолгом правлении царя Израиля Зимри. Полководец предыдущего царя Элы, он убил своего предшественника и узурпировал престол. Узнав об этом, солдаты другой израильской армии провозгласили царем своего командира Омри, который осадил Зимри в Тирце, столице Израиля. Поняв, что ему не устоять, узурпатор совершил драматический поступок:

Когда увидел Зимри, что город взят, вошел во внутреннюю комнату царского дома и зажег за собою царский дом огнем и погиб за свои грехи, в чем он согрешил, делая неугодное пред очами Господними, ходя путем Иеровоама и во грехах его, которые тот сделал, чтобы ввести Израиль в грех.

Млахим I, 16:18

Стоит отметить, что Зимри стал далеко не первым библейским героем, который решил свести счеты с жизнью. Шимшон, судья-богатырь, попав в плен к филистимлянам и будучи приведен на их праздник, обрушил крышу храма – «И было умерших, которых умертвил он при смерти своей, более, нежели сколько умертвил он в жизни своей» (Шофтим, 16:30). Первый еврейский царь Шауль, потерпев поражение в битве с филистимлянами, бросился на свой меч (Шмуэль I, 31:5).  Ахитофель, советник царевича Авшалома, восставшего против отца Давида, поняв, что мятеж обречен, вернулся к себе домой в город Гило и повесился.

Самоубийство Ахитофела. Миниатюра из «Всемирной хроники» Рудольфа Эмсского.

Если говорить о более поздней еврейской литературе – два случая самоубийства описаны во II книге Маккавеев. Некто «Птоломей по прозванию Макрон» отстаивал интересы евреев при дворе сирийского царя Антиоха Евпатора. Став жертвой клеветы и лишившись своего положения, Птолемей «от печали отравил себя и так окончил жизнь свою» (Маккавеев II, 10:12). Второй случай произошел в Иерусалиме. Никанор, полководец царя Деметрия, был послан в Иудею на подавление еврейского восстания. Дабы сокрушить дух повстанцев, Никанор велел арестовать некого Разиса, который «в предшествовавшие смутные времена стоял на стороне Иудейства и со всем усердием отдавал за Иудейство и тело и душу»:

Никанор, желая показать, какую он имеет ненависть против Иудеев, послал более пятисот воинов, чтобы схватить его, ибо думал, что, взяв его, причинит им несчастье. Когда же толпа хотела овладеть башнею и врывалась в ворота двора и уже приказано было принести огня, чтобы зажечь ворота, тогда он, в неизбежной опасности быть захваченным, пронзил себя мечом, желая лучше доблестно умереть, нежели попасться в руки беззаконников и недостойно обесчестить свое благородство. Но как удар оказался от поспешности неверен, а толпы уже вторгались в двери, то он, отважно вбежав на стену, мужественно бросился с нее на толпу народа. Когда же стоявшие поспешно расступились и осталось пустое пространство, то он упал в средину на чрево.

Маккавеев II, 14:39-44

Несколько случаев самоубийства описано у Флавия. Самые известные из них – массовые самоубийства защитников Иотапы, после того как римляне взяли крепость (сам Флавий, командовавший обороной, предпочел смерти плен), и защитников Масады, понявших, что их дело проиграно.

Стоит отметить, что нигде в Библии самоубийство прямо не запрещается и не осуждается.  В талмудическом законодательстве ситуация меняется. Мудрецы запретили причинять себе вред (Бава Кама, 91б),  что автоматически включало запрет сводить счеты с жизнью. Самоубийство считалось крайне недостойным поступком: «Всякий, кто предает себя смерти ради слов Торы – не приводят закон от его имени» (Бава Кама, 61а), по человеку, добровольно ушедшему из жизни, запрещено было справлять траур. И тем не менее, самоубийство на страницах Талмуда и мидрашей так же не является чем-то из ряда вон выходящим.

В трактате Гитин пересказывается история из второй книги Маккавеев о матери семерых сыновей, казненных за отказ поклониться идолам. Когда на эшафот вывели последнего сына, женщина сказала ему:

Сын мой, иди и скажи праотцу нашему Аврааму: ты возложил на алтарь одного, я же – семь алтарей воздвигла! Поднялась на крышу, бросилась вниз, и убилась. И прозвучал тогда Небесный голос: «Мать, радующуюся детям» (Теѓилим, 113:9).

Гитин, 57б

 

Антонио Чизери, Мученики Маккавейские

В том же трактате рассказывается о массовом самоубийстве еврейских детей, попавших в плен к римлянам и проданным в рабство:

Четыреста мальчиков и девочек как-то были взяты для разврата. Поняли они, что хотят от них, и сказали друг другу: если утонем в море – удостоимся жизни в Мире Грядущем. Сказал старший из них: « Сказал Господь: от Башана возвращу, возвращу из глубин морских» (там же, 68:23): «от Башана возвращу» – возвращу из зубов (ми-бейн шинай)  льва; «возвращу из глубин морских» – утонувших в море. Услышали это девочки – и все, как одна, бросились в море. Тогда мальчики рассудили «от легкого – к тяжкому», и сказали:  если так поступили те, от кого [хотели] естественного – что говорить от нас, от кого [захотят] противоестественного! – и тоже бросились в море.

Впрочем, далеко не все талмудические самоубийства были совершены во имя веры. К примеру, в трактате Бава Батра рассказывается, как царь Ирод Великий решил уничтожить всех потомков Хасмонеев:

Ирод был рабом дома Хасмонеев.  Положил он глаз на одну девицу.  Однажды услышал он небесный голос, провозгласивший: всякий раб, который восстанет, преуспеет. Восстал он и перебил весь дом своего хозяина , но пощадил эту девицу. Когда та увидела, что он хочет на ней жениться, поднялась на крышу и воскликнула: всякий, кто придет и скажет: я из дома Хасмонеев – раб, никого из них не осталось [в живых], кроме меня я же – бросаюсь вниз и умру!   [Сказала это -] бросилась вниз и умерла.

Бава Батра, 3б

Причиной самоубийства мог стать позор,  как в случае с учиником йешивы, который, зайдя в нужник, оставил снаружи свой тфилин. Блудница, проходившая мимо, взяла тфилин, отнесла его в сом и учения и заявила, что получила его в качестве платы. Не выдержав позора, ученик поднялся на крышу и бросился вниз (Брахот, 23а).

Другой еврей покончил с собой, опозорившись перед своими гостями:

Был случай: некий человек послал товарищу бочку вина, где на поверхности плавает масло. Тот пошел и созвал на нее гостей. Когда они собрались и нашли, что в ней вино, он пошел и повесился.

Хулин, 94а

В том же трактате описан следующий печальный случай:

Гости не дают из стоящего перед ними ни сыну, ни дочери хозяина, разве что получили разрешение от хозяина. Был случай: некий человек пригласил трех гостей в годину засухи, и не мог предложить им ничего, кроме трех яиц.  Когда вошел сын хозяина, один из гостей взял свою порцию и отдал ему, и так же поступили и второй, и третий. Когда отец ребенка зашел и  увидел, что одно у него во рту и два в руках, то просил его на землю, и тот умер. Когда увидела это мать, то взошла на крышу, бросилась вниз и убилась, а затем и он сам взошел на крышу, бросился вниз и убился.

В трактате Авода Зара, 18а, упоминается, что прославленный мудрец рабби Меир бежал в Вавилон «из-за истории с Брурией». Что это за история, Талмуд не рассказывает.  Согласно комментарию Раши, речь идет о следующем инциденте: однажды Брурия стала насмехаться над талмудическим изречением «Женщины легкомысленны» (Кидушин, 80б). Муж сказал на это: «Тебе еще придется признать, что ты не права». Желая доказать ей справедливость своего изречения, рабби Меир попросил одного из своих учеников попытаться соблазнить Брурию. Женщина долго не поддавалась, но наконец уступила. После этого Брурия с горя повесилась.

В трактате Смахот (один из т.н. малых трактатов Талмуда) сообщается о двух случаях, когда дети сводили счеты с жизнью, боясь наказания: сын Горноса из Лидды – за то, что сбежал из школы, а сын жителя Бней-Брака – за то, что разбил в субботу бутылку с вином. Оба мальчика покончили с собой, бросившись в глубокую яму (Смахот, 2:4-5).

На страницах Талмуда кончали с собой не только евреи, но и неевреи. Причем в некоторых случаях мудрецы считали таких самоубийц праведниками, удостоившимися мира грядущего – как, например, римского палача, которому выпало казнить рабби Хануну бен Терадиона:

Сказал ему палач: учитель, если я раздую пламя и уберу шерсть с твоей груди, введешь ли ты меня в Мир Грядущий?

Сказал тот: да.

Сказал [палач]: поклянись.

Тот поклялся. В тот же миг палач раздул пламя, убрал шерсть с его груди, и душа отлетела. [Увидел это палач, и] тут же бросился в пламя. Раздался тут Небесный Голос, и сказал: рабби Ханина бен Традион и палач удостоились жизни Мира Грядущего.

Авода Зара, 18а

Такой же награды удостоился и римский вельможа, который спас рабана Гамлиэля, приговоренного римлянами к смертной казни:

Пришел к нему [тот вельможа] втайне и спросил у него: если я спасу тебя, введешь ли ты меня в Мир Грядущий?

Ответил ему [раббан Гамлиэль]: да.

Сказал ему [вельможа]: поклянись мне.

Поклялся [раббан Гамлиэль]. Взошел тогда тот вельможа на крышу, бросился вниз и умер. А ведь известно: когда постановят [римляне] нечто и умрет кто-нибудь из них, отменяют они постановление это86. Раздался Небесный глас и изрек: уготована этому вельможе жизнь в Мире грядущем!

Таанит, 29а

Наконец, человек мог покончить с собой, желая искупить свой грех. Именно так, к примеру, поступил некто Яким из Цророт, которого, несомненно, можно признать самым изобретательным самоубийцей еврейской литературы:

Яким из Цророт был племянником Йосе бен Йоэзера из Цреды, и однажды он ехал верхом на коне; а там [рабби Йосе] шел, неся свой столб на распятие.

Сказал ему [Яким]: смотри, на какого коня посадил меня господин мой; и смотри, на какого коня тебя посадил Господин твой!

Сказал ему [рабби Йосе]: если так для гневящих Его, то каково для исполняющих волю Его!

Сказал ему [Яким]: разве кто-то исполнял волю Его больше тебя?

Сказал ему [рабби Йосе]: если так для исполняющих волю Его, то каково для гневящих Его!

И проникли в [Якима] эти слова, как змеиный яд. Пошел он и присудил себя к четырем казням по суду: побивание камнями, сожжение, убийство [мечом] и удушение. Что же он сделал? Принес бревно, врыл его в землю, возвел вокруг него ограду [из камней], привязал к [бревну] веревку, а перед собой сделал костер и воткнул меч посередине. Повесился на бревне, и оборвалась веревка, и задохнулся он, вошел в него меч, и обрушилась ограда, и сгорел он.

Угасал Йосе бен Йоэзер [на кресте] и увидел ложе [Якима], летящее в воздухе. Сказал он: на малое время этот опередил мой приход в Ган Эден!

Берешит Раба, 65:22

Таким образом, герои Библии, Талмуда и мидрашей сводили счеты с жизнью по самым разным соображениям: от отчаяния, чтобы не согрешить, желая избежать позора или наказания, надеясь искупить свой грех, и т.д. Словом, все как у людей.

 

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение