next perv

Жена Потифара и Тамар: две истории запретной любви



Один из приемов, которым пользуется порой Писание — сначала показать, как в определенной ситуации поступать правильно, а затем — соответственно, как не правильно.  Самый известный пример — две истории о гостеприимстве: праотец Авраам демонстрирует, как нужно принимать гостей, а жители Содома — как этого делать категорически не следует.

Другим примером могут послужить две истории о женщинах, возжелавших запретного — жены Потифара, попытавшейся соблазнить Иосифа (Бытие, 39), и Тамар, успешно соблазнившей своего свекра Иуду.

Что неправильного в поведении жены Потифара, объяснять, думаю, не надо: к супружеской измене Библия относится крайне отрицательно, прелюбодеяние — одна из Десяти заповедей, неверную жену (и ее любовника) Тора предписывает предавать смертной казни.

Однако что хорошего можно найти в поступке Тамар? И почему эта история показалась автору (или редактору) книги Берешит настолько важной, что ради нее он прервал рассказ об Иосифе и его египетских приключениях и злоключениях?

Напомним юридический аспект дела. После того, как два первых мужа Тамар, старшие сыновья Иуды умерли, Иудa, в соответствии с нормами левиратного брака, предназначил ее своему третьему сыну Шеле, однако со свадьбой не спешил, поскольку, согласно древним представлениям, если у женщины умерло два мужа, она является источником опасности, и связываться с ней рискованно (см. Йевамот, 64б). Тем не менее, с точки зрения буквы закона обручение приравнивается к браку, так что Тамар, соблазнив тестя, поступила не лучше, чем жена Потифара.

Может быть, дело было в мотивах? Жена Потифара попыталась соблазнить Иосифа, поскольку чувствовала к нему физическое влечение: «И случилось после этих происшествий, жена господина его возвела взоры свои на Йосифа, и сказала: ляг со мною» (Берешит, 39:7). Каковы были мотивы Тамар?

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся непосредственно к эпизоду соблазнения:

И уведомили Тамар, говоря: вот, свекор твой поднимается в Тимну стричь овец своих. И сняла она с себя одежду вдовства своего, и покрыла себя покрывалом, и окуталась; и села у входа в Эйнаим, что по дороге в Тимну; ибо видела, что вырос Шела, а она не дана ему в жену. И увидел ее Иуда, и почел за блудницу, потому что она закрыла лицо свое

Берешит, 38:13-15

У всех, кто минимально знаком с культурами древнего Ближнего Востока, выделенные слова не могут не вызвать недоумения. Дело в том, что в этих культурах блудницы были едва ли не единственными женщинами, которые не закрывали лицо!

Орас Верне, Иуда и Тамар

В Ассирии это было прямо запрещено законодательно:

Храмовая блудница, которая взята замуж, на улице должна быть закрыта, но та, которая не взята замуж, на улице должна быть с непокрытой головой, она не должна быть закрыта. Простая блудница не должна быть закрыта, ее голова должна быть открыта. Тот, кто увидел закрытой простую блудницу, должен ее схватить, представить свидетелей и притащить ее ко входу во дворец.

Среднеассирийские законы, § 40

В Вавилоне такого запрета, похоже, не было, однако блудницы работали с открытыми лицами, чтобы потенциальный клиент мог сразу оценить их достоинства. Об этом ясно и недвусмысленно свидетельствует Геродот:

Самый же позорный обычай у вавилонян вот какой. Каждая вавилонянка однажды в жизни должна садиться в святилище Афродиты и отдаваться [за деньги] чужестранцу… Плата может быть сколь угодно малой. Отказываться брать деньги женщине не дозволено, так как деньги эти священные. Девушка должна идти без отказа за первым человеком, кто бросил ей деньги. После соития, исполнив священный долг богине, она уходит домой и затем уже ни за какие деньги не овладеешь ею вторично. Красавицы и статные девушки скоро уходят домой, а безобразным приходится долго ждать, пока они смогут выполнить обычай.

История, 1:199

(Комментаторы отмечают, что в этом описании есть неточности. Однако по интересующему нас вопросу все верно).

Конечно, еврейские религиозные авторитеты могли и не знать древние ассирийские законы или вавилонские обычаи. Однако греческая культура была им худо-бедно знакома. Между тем в греческих борделях блудницы не закрывали не только лица, но и все остальное. Вот, например, свидетельство поэта Ксенарха, процитированное философом Афинеем (Пир мудрецов, Книга 12), жившим во времена Мишны:

Ужасные дела, невыносимые

Творятся молодежью в нашем городе,

А ведь полным-полно во всех блудилищах

Красивых девок — только посмотри на них,

Как напоказ повыстроились, голые.

Поэтому у мудрецов Талмуда просто не осталось выбора, кроме как объяснить этот отрывок вопреки буквальному смыслу:

«И увидел ее Йеѓуда, и почел за блудницу, потому что она закрыла лицо свое». Потому, что закрыла лицо свое, почел ее за блудницу? Сказал рабби Элазар: закрывала лицо свое в доме свекра, ибо говорил рав Шмуэль бар Нахмани от имени рабби Йоханана: каждая невестка, скромно ведущая себя в доме свекра, удостоится, что потомками ее станут цари и пророки. Откуда учим это? Из истории Тамар.

Сота, 10б

Скромность, конечно, важная добродетель. Да и сама идея «не отсвечивать» в присутствии свекра понятна каждому, кто слышал или читал про снохачество.

Однако все это никак не объясняет, почему «скромница» Тамар в какой-то момент решила соблазнить Иуду. Поэтому, не споря с Талмудом, предложить другое объяснение: Тамар действительно закрывала неизменно лицо в присутствии свекра — чтобы скрыть свои чувства к нему! Или, говоря проще, она испытывала к Иуде те же чувства, что и жена Потифара к Иосифу.

(К сожалению, подробный разбор библейского рассказа об Иуде уведет нас слишком далеко. Поэтому ограничимся кратким резюме: Тора рисует его мудрым, мужественным и достаточно харизматичным мужчиной. Так что нет ничего удивительного, что он производил впечатление на женщин).

Итак, и жена Потифара, и Тамар влюбляются в запрещенных им мужчин. Почему же тогда Писание противопоставляет эти истории друг другу?

Как нам кажется, все дело — в последующем поведении двух женщин. Жена Потифара, после того, как Иосиф оскорбил ее бездействием, обвинила его в попытке изнасилования, предъявив оставленную им одежду в качестве вещдока:

То кликнула домашних своих и сказала им: посмотрите, он привел к нам человека, еврей, посмеяться над нами. Он пришел ко мне, чтобы лечь со мною; но я закричала громким голосом. И он, услышав, что я подняла голос свой и закричала, оставил одежду свою и побежал, и вышел вон. И оставила она одежду его у себя до прихода господина его в дом свой. И пересказала ему те же слова, говоря: пришел ко мне раб еврей, которого ты привел к нам, посмеяться надо мной. Но когда я подняла голос свой и закричала, он оставил у меня одежду свою и убежал вон.

Берешит, 39:14-19

Такое обвинение вполне могло закончится для Иосифа смертью.

Как же поступила Тамар?

И было через три месяца, и сказали Иуде, говоря: развратничала Тамар, невестка твоя, и даже вот, она беременна от блуда; и Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена. Едва она была выведена, как она послала к свекру своему сказать: от человека, чьи эти вещи, я забеременела. И сказала: узнавай же, чьи эта печать и шнурок, и посох.

Там же, 38:24-25

Корнелис Корнелиссен, Иуда и Тамар

Мудрецы Талмуда и комментаторы восхищаются тем, что Тамар не захотела публично позорить Иуду:

«Послала к свекру своему сказать: от человека, чьи эти вещи, я забеременела» (Берешит, 38:25). Почему не сказала прямо?  Сказал рав Зутра бар Тувия от имени Рава, а другие говорят – рав Хама бар Бизна от имени рабби Шимона бар Йохая: лучше броситься в пылающую печь, чем публично опозорить ближнего. Откуда учим это? Из истории Тамар.

Сота, 10а

Из этих слов можно сделать вывод, что Тамар передала вещи так, что их никто не видел. Т.е. если говорить сухим юридическим языком, в данном случае она лишила себя возможности предъявить народу вещественные доказательства, которые, возможно, могли бы изменить вынесенный приговор. (Что Иуда остановит казнь, получив посох и печать келейно – этого она знать не могла).

Жена Потифара полюбила – и была готова убить того, кого любила. Тамар полюбила – и была готова погибнуть ради своей любви.

Что было дальше, хорошо известно. Жена Потифара исчезает со страниц Писания. Что же касается Тамар, то Иуда, получив печать и посох, остановил казнь, заявив: «Она правее меня». А через несколько месяцев Тамар родит двух мальчиков, один из которых станет предком царя Давида и грядущего царя-Мессии. Иными словами, Небеса, по мнению автора Писания, с этим приговором согласились.

Более того – согласно буквальному смыслу Писания, амнистировав Тамар, Иуда «не познавал ее более» (Берешит, 38:26). Однако мудрецы Талмуда прочли этот стих иначе:

«И он не познавал ее более» (Берешит, 38:26). Сказал Шмуэль Старший, тесть рава Шмуэля бар Ами от имени рава Шмуэля бар Ами: познав ее однажды, не расставался с ней более, ибо сказано: «Не познавал ее более (ясаф), и сказано так же: «голосом громким, и более не прекращал (ясаф)» (Дварим, 5:19).

Сота, 10а

Т.е., по мнению этих мудрецов, настоящая любовь оказалась сильнее даже закона.

Александр Элькин


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение


 

Вы находитесь на старой версии сайта, которая больше не обновляется. Основные разделы и часть материалов переехали на dadada.live.