next perv

Войти в общество Господне



Недельная глава Ки Теце содержит ряд законов, запрещающих некоторым категориям людей «входить в общество Господне». Что это значит?

Согласно традиционному пониманию, речь здесь идет о браке: «Не войдет в общество Господне – не вправе жениться на дочери Израиля» (Раши на Дварим, 23:2).  Однако нет оснований считать, что изначально Второзаконие говорило именно о браке. Книга Дварим однозначно запрещает только браки с представителями семи ханаанских народов:

Когда введет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь для овладения ею, и изгонит многие народы от лица твоего: хетийцев и гиргашеев, и эморийцев, и ханаанеев, и перизеев, и хивийцев, и йевусеев… Не роднись с ними: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего.

Дварим, 7:1-3

Однако, как следует из законов о красивой пленнице (там же, 21:10-14), брак с иноплеменницей в принципе считался возможным и легитимным.

Что еще важнее,  понятия, аналогичные библейскому «общество Господне», известны в самых разных древних культурах, от Шумера до классической Греции. И везде оно означает гражданское общество, т.е. совокупность граждан, имеющих право принимать участие в процедурах и ритуалах, связанных с жизнью общины.

В этом значение этот термин употребляется и в Писании. К примеру, о сходе в Мицпе, где было принято решение воевать с коленом Биньямина, сказано так:

И вышли все сыны Израиля, и собралась община как один человек, от Дана до Бейр-Шэвы и земли Гиладской, к Господу в Мицпу. И явились главы всего народа, всех колен Израиля, в общество народа Божия, четыреста тысяч пеших, обнажающих меч.

Шофтим, 20:1-2

Пророк Миха упрекал современных ему начальников, незаконно присваивающих чужое имущество: «Поэтому не будет у тебя бросающего веревку, чтобы (разделить землю) по жребию в обществе Господнем» (Миха, 2:5). Наконец, автор книги Эйха горько сетует, что после разрушения Храма даже представители народов, которым Бог запретил входить «в общество», дерзко пренебрегают святостью святилища: «Простер враг руку свою на все сокровища ее, видела она, как входили в святилище ее народы, о которых заповедал Ты, чтобы не входили они в собрание Твое» (1:10) – иными словами, в прежние счастливые времена представители отдельных народов не имели права участвовать в религиозной  жизни сообщества.

Как сказано в нашей недельной главе, в «общество Господне» не могут войти лица, принадлежащие к одной из трех категорий:

1. Лица с поврежденным детородными органами.

Да не войдет тот, у кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, в общество Господне.

Дварим, 23:2

Судя по всему, этот запрет мог быть связан с общим негативным отношением к оскоплению в религиозных целях. Поскольку оставить потомство такой человек не мог, запрет касался его одного.

2. Незаконнорожденные.

Да не войдет незаконнорожденный в общество Господне, и поколение десятое его да не войдет в общество Господне.

Там же, 3

Незаконнорожденный – человек с испорченной родословной. Согласно традиционному раввинистическому толкованию, речь идет о лицах, рожденных от запрещенной связи, например, инцеста или прелюбодеяния. Несмотря на то, что незаконнорожденный, безусловно, не может нести ответственность за безнравственные обстоятельства своего зачатия, он, тем не менее, считается обладателем неустранимого дефекта, к тому же передающегося по наследству.  Поэтому его потомки не могли войти в общество Господне даже в 10-м поколении, т.е., проще говоря, никогда.

3. Амонитяне и моавитяне.

Не может войти амонитянин и моавитянин в общество Господне, и десятому поколению их нельзя войти в общество Господне вовеки. За то что не встретили они вас с хлебом и водою на пути, когда вы вышли из Египта, и за то что он нанял против тебя Билама, сына Беора, из Петора Месопотамского, чтобы проклясть тебя

Там же, 4-5

Как и в случае с незаконнорожденным, запрет распространяется не только на самих моавитян и амонитян, но и на их потомков. Однако чтобы подчеркнуть всю серьезность обвинений в адрес этих народов, Тора на этот раз не прибегает к эвфемизмам («поколение десятое»), но говорит прямо и недвусмысленно «вовеки».

Таким образом, наша недельная глава перечисляет эти группы «по возрастающей» – как с точки зрения природы их дефектов, так и в соответствии с продолжительность санкции (одно поколение – десять поколений – навеки).

Как уже было сказано, в еврейской традиции запрет входить в общество Господне однозначно воспринимается как относящийся к браку (Мишна Йевамот, 8:3). На наш взгляд, это прочтение можно считать одним из примером того, что современные исследователи называют «внутрибиблейской экзегезой», когда один библейский текст объясняет смысл другого, более древнего.

В данном конкретном случае книга Эзры-Нехемьи (изначально это была одна книга, позже разделенная на две) использует текст нашей недельной главы как легальное обоснование запрета брать в жены женщин самого разного происхождения, включая моавитянского и амонитянского, т.е. представительниц народов, которым Тора запрещает входить в общество Господне:

 

А по окончании этого подошли ко мне знатные (люди) и сказали так: Народ Израиля, и священники, и левиты не отделились от народов (других) стран: (следуют) мерзостям ханаанеев, хитийцев, першеев, йевусеев, аммонитян,  моавитян, египтян и эмореев. Так как брали они дочерей их в жены для себя и для сынов своих, и смешали семя священное с народами других земель; и рука главных и старших была первой в этом беззаконии

Эзра, 9:1-2

Хотя автор книги Эзры не цитирует Дварим, 23, он включил упомянутых там моавитян и амонитян в ту же категорию, что и другие народы Ханаана, о которых Второзаконие говорит именно в контексте запрета смешанных браков. Очевидно, что запрет входить в общество Господне автор понимал именно как запрет вступать в брак.

Более того, по сравнению с Дварим, 23 автор даже расширил список запрещенных народов, включив в него египтян – несмотря на то, что в нашей недельной главе сказано иное:

Не гнушайся египтянином, ибо пришельцем был ты в земле его.  Дети, которые у них родятся в третьем поколении их, могут войти в общество Господне.

Дварим, 23:8

Судя по всему, автор книги Эзры расширил приведенный во Второзаконии список запрещенных народов – включавший, как уже было сказано, только 7 ханаанских племен – под влиянием библейского рассказа о старости царя Шломо:

 

И кроме дочери фараона любил царь Шломо многих чужестранных женщин: Моавитянок, амонитянок, эдомеянок,  цидонянок, хетиянок – из тех народов, о которых Г-сподь сказал сынам Израиля: Не идите вы в среду их, и они пусть не входят в среду вашу, потому что они неизбежно склонят сердце ваше к своим божествам.  К ним прилепился Шломо любовью.

Млахим I, 11:1-2

Наиболее явным свидетельством, что Эзра, 9 использовал Дварим, 23 в качестве текста-источника запрета смешанных браков, служит Эзра, 9:12:

Ныне, дочерей своих не отдавайте за их сыновей, и их дочерей не берите за сыновей своих, и вовеки не ищите мира и блага их, для того, чтобы укрепиться вам; и есть будете лучшее, что есть в этой стране, и передавать (ее) по наследству сынам вашим вовеки.

Автор не просто перефразирует здесь Дварим, 23:7: «Не ищи им мира и благополучия во все дни твои, вовеки». Если во Второзаконии речь идет о недопустимости слишком близких и дружеских отношений, автор книги Эзры использовал эти слова в качестве дополнительного обоснования запрета смешанных браков и массовых принудительных разводов, когда «отделились потомки Израиля от всех сынов чужих» (Нехемья, 9:2).

Идея, что упомянутый в Дварим, 23 запрет является текстом-источником запрета любых смешанных браков, приобретает окончательный вид в книге Нехемьи:

В тот день читали книгу Моше вслух народу, и нашли написанным в ней, что никогда не войдет амонитянин и моавитянин в общину Божью.  Потому что не встретили они сынов Израиля хлебом и водой, а нанят был против них Билам, чтобы проклинать их, но Бог наш превратил проклятие в благословение. И было, когда услышали они Тору, то выделили они всех смешанных из Израиля.

Нехемья, 13:1-3

В этом отрывке Дварим, 23:4-5 с небольшими стилистическими изменениями в качестве легального обоснования требования изгнать всех жен-иноплеменниц (не только моавитянок и амонитянок).

Знали ли авторы книги Царей и Эзры-Нехемьи исходный смысл запрета входить в общину Господа? Однозначно ответить на этот вопрос достаточно трудно.  Возможно, они полагали, что следуют логике 23 главы книги Дварим, где запреты, касающиеся вхождения в общину Господню, следует непосредственно за законом о запрещенных браках: «Да не берет за себя никто жены отца своего, и да не откроет он полы одежды отца своего» (Дварим, 23:1).  Однако нам кажется, что редактор Второзакония скорее руководствовался ассоциативным рядом: от запрещенной связи, упомянутой в 23:1, мог родиться незаконнорожденный – один из тех, кому запрещено входить в общину Господню.  Иными словами, изначально, как уже было сказано, речь в Торе шла о запрете упомянутым лицам и группам участвовать в политической жизни Израиля. Знали ли это авторы книги Царей и Эзры-Нехемьи, неизвестно. Однако их повестке дня гораздо больше подходило другое прочтение – как запрет, касающийся брака. Таким образом они могли значительно расширить количество народов, подпадающих под этот запрет согласно букве Торы.

Давид Глат-Гилад

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение