Юдифь. От барокко до классики

Владимир Мак

Книга Юдифь – один из лучших образцов литературы эпохи Второго храма. После победы над мидийским царем Арфаксадом правивший в Ниневии ассирийский царь Навуходоносор послал своего военачальника Олоферна на завоевание стран от Персии на востоке до Сидона и Тира на западе. Когда Олоферн достиг Изреельской долины, он обнаружил, что по распоряжению иерусалимского первосвященника узкий проход, ведший в Иудею, перекрыли евреи, жившие в близлежащих укрепленных городах Бетулия и Бетоместаим. Олоферн собрал совет, на котором глава аммонитян Ахиор пытался убедить его в том, что пока евреи хранят верность Богу, они непобедимы. Но Олоферн осадил Бетулию. Через месяц, когда в городе кончилась вода и городские старейшины уже решили открыть врагу ворота, перед ними предстала Юдифь — отличавшаяся своей праведностью и богатством молодая и красивая вдова из колена Шимона. С разрешения городских старейшин она отправилась в лагерь Олоферна. Он был пленен ее умом и красотой и пригласил ее на трапезу. Когда опьяневший Олоферн заснул, Юдифь отрезала ему голову его же кинжалом и, поручив нести ее своей служанке, вернулась в город. Оставшиеся без полководца ассирийцы в панике бежали.

 


play

Сотворение мира в музыке

Владимир Мак

В 19 веке поэма Мильтона привлекла композитора, написавшего огромное количество музыки, бывшего при жизни одной из самых крупных фигур в европейской музыке 19 века, однако оставшегося в истории великим пианистом и автором всего лишь нескольких романсов и оперных арий. Антон Григорьевич Рубинштейн. На мой взгляд, трагическая фигура. Как он сам писал, христиане его считали евреем, евреи – выкрестом, немцы – русским, русские – немцем, классики – авангардистом, авангардисты – ретроградом… В своем отечестве Рубинштейн кумиром не стал. Но в Европе его авторитет был велик еще смолоду, когда Ференц Лист нашел в нем друга и преемника. В 1854 году Рубинштейн был вместе с Листом в Халле, где проводилась серия (сегодня назвали бы фестивалем) хоровых концертов. После этого оба поехали в Голландию, где слушали оратории Генделя и Гайдна. Наверняка или в Халле, или в Голландии звучало и «Сотворение мира» Гайдна. Вскоре в переписке с Листом у Рубинштейна возникает идея и тема его первой оратории. 3 июня 1855 года Лист пишет: «Принялись ли Вы за "Потерянный рай"? Полагаю, что это будет произведение, наиболее способное завоевать Вам композиторскую славу». 7 июля 1855 года Рубинштейн отвечает Листу: «Я пошлю Вам первую часть "Потерянного рая" в клавираусцуге, когда окончу ее; будьте добры, возвратите ее с Вашими замечаниями, ибо я чувствую, что эту работу можно выполнить лишь советуясь с теми, кто ближе всего к этим возвышенным сферам»

 
play

Давид в Библии и музыке

Владимир Мак

Трудно найти более связанного с музыкой библейского героя, чем царь Давид. В юности, когда Давид был красив, ловок, отважен и имел доброе сердце, он уже искусно играл на киноре и любил петь. В отрочестве Давид прославился своим музыкальным мастерством, ибо был призван из Вифлеема во дворец Саула в Хеврон, чтобы спасть царя от депрессии игрой и пением, от которых Саулу становилось лучше, «и дух злой отступал от него». Позже, уже взрослый и уже царь, Давид пишет псалмы и, естественно, исполняет их, оформляя музыкой важнейшие церемонии – например, процессию водружения Ковчега Завета в Кирьят Йеарим. Словом, без музыки Давид практически не существует. Библейский образ Давида-песнопевца отразился, прямо или косвенно, во всей истории музыки. Псалмам и их музыкальным воплощениям мы посвятили специальные статьи, здесь же рассмотрим воплощение в музыке личности самого царя Израиля и основателя Иерусалима.

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ