next perv

Пророк Илия Феликса Мендельсона



Каждую неделю, на исходе субботы, евреи исполняют песнопение, в котором выражена надежда на благополучную неделю и скорейший приход пророка Илии, который возвестит о приходе Мессии.

Пророк Элиягу, что из города Тишби в Гиладе,

Приди поскорей к нам с помазанником из дома Давида!         

Тот, кому дорого имя Б-га.

Кому через пророка Моше обещан мир.

Кто приступил к молитве и искупил сыновей Израиля.

Тот, кто застал 12 поколений.

Кто по приметам обладал пышными волосами и опоясывался кожаным поясом.

Тот, кто разгневался на поклонников Солнца.

Кто поспешил поклясться, что не будет дождей с неба.

Кто росу и дождь задержал на 3 года.

Тот, кто ушел на поиски душевного покоя

Кого кормили вороны, чтобы он не умер с голода.

Ради которого не иссякли продукты в коробе и бутыли.

Тот, к наставлениям которого прислушивались с охотой

На просьбу которого с Неба Ответил огнем

За которым все воскликнули: «Г-сподь, только Он-Б-г!»

Тот кому предстоит быть посланником Небес

Который приносит все хорошие вести.

Который достойно исполнит задание вернуть сердца сыновей к отцам.

Тот, кто к своей славе сказал: «Ревностью возревновал я к Г-споду».

Который оседлал во время бури огненных коней.

Который не испытал вкуса смерти и погребения.

Тот, кого прозвали Тишби.

Помоги нам в изучении Торы.

Провозгласи нам добрую весть

Скорее выведи нас из потемок на свет.

Счастлив, кто видел его лицо во сне.

Счастлив, кто обменялся с ним приветствием.

Ибо сказано: Г-сподь даст силу Своему народу

Г-сподь благословит Свой народ миром.

Написано: вот я посылаю вам пророка Элияу перед наступлением дня великого и ужасного Г-спода.

Чтобы вернул сердца отцов к детям и сердца детей к их отцам.

В этой песенке – образ великого библейского пророка. Илия (Элияху) в переводе с иврита «Мой Бог» – израильский пророк времен царя Ахава и его сына Ахазии (IX век до новой  эры), наиболее значительная фигура эпохи «устных» или «ранних» пророков, которые сами не писали книг, но рассказы о них (в начале устные) были включены в библейские тексты более широкого содержания. (Будем называть во избежание разночтения, нашего героя Илией, как это принято в русскоязычной традиции) Нет книги пророка Илии, но его жизни и деяниям посвящен в ТАНАХе цикл историй, возникших, по всей видимости, в кругах его учеников. Явление Илии так же неожиданно, как и чудесный финал, вознесение на небо – событие для ТАНАХа уникальное. Ожиданием возвращения первого пророка, боровшегося за чистоту веры и справедливость, завершает свою книгу последний из «письменных пророков» Малахи: «Вот Я посылаю к вам Элияху пророка перед наступлением дня Йеговы, великого и страшного. И возвратит он сердце отцов к сыновьям, и сердце сыновей к отцам их, дабы не пришел Я и не поразил землю истреблением» (Малахи, 3-23-24).

Любовь народа к пророку Илии и вера в его чудотворность отражаются не только в фольклоре  и в литургических гимнах, распеваемых в исход Шабата. С VIII века известна традиция ставить при обрезании рядом с креслом сандака (близкого друга семьи, которому оказана честь держать на коленях младенца во время обряда) «Кисе Элияху» («Кресло Илии»), на которое кладут младенца перед совершением обряда. Одна из четырех замечательных сефардских синагог в Старом городе Иерусалима, носит имя пророка Илии. Она была перестроена в 1625 году из ешивы и освящена в 1702 году. Своё название синагога получила после удивительного случая, произошедшего накануне Йом Кипур. Для миньяна недоставало одного человека, и неожиданно появился незнакомец, который дополнил кворум для молитвы, но после нее таинственно исчез. Прихожане были уверены, что это был пророк Илия. Кресло, на котором сидел таинственный посетитель, простояло в синагоге на постоянном месте вплоть до Войны за независимость. Еще одна из этих четырех синагог носит имя великого мудреца Йоханана Бен Заккая. И в ней так же увековечен пророк Илия. В нише под потолком спрятаны шофар и бочонок с маслом. По преданию, они из Иерусалимского Храма. Традиция говорит, что в последние дни перед концом света придет Илия, затрубит в шофар, а с помощью масла зажжет вечную свечу на Храмовой горе.

В академической музыке истории пророка Илии отражены лишь единожды, однако значительно. Это сделал Феликс Мендельсон, написав ораторию Elijah («Илия»). Но, прежде, чем мы поговорим о композиторе, напомним о его великом предке.

Моше (в русской литературе Моисей, в западной Мозес) Мендельсон родился в 1729 году в Дессау в семье софера (переписчика священных книг), получил традиционное еврейское образование, в 14 лет переехал в Берлин (где прожил оставшиеся 43 года), стал сначала учителем в доме крупного фабриканта, затем – совладельцем его фабрики. Безупречное начало биографии, сулящее безоблачное будущее. Но у юного бизнесмена тяга к  самообразованию: он изучает классические и современные языки, естественные науки и философию  – труды Лейбница, Гоббса, Локка, Спинозы и Руссо. В 1754 году Мендельсон знакомится с великим немецким драматургом Лессингом. Дружба Мендельсона и Лессинга сыграла колоссальную роль в истории европейской культуры вообще и истории взаимоотношения еврейской и христианской традиций в особенности. Мендельсон стал прототипом пьесы Лессинга «Натан Мудрый», являющейся пламенным и красноречивым призывом к религиозной терпимости. Еврей Натан представлен выразителем идеалов движения Просвещения (Хаскалы): терпимости, общечеловеческого равенства и любви ко всему человечеству. Несмотря на дружбу, у Лессинга и Мендельсона были расхождения в трактовке движения, у истоков которого они стояли. Для Лессинга еврейский вопрос был лишь составляющим борьбы за идеалы Просвещения – он верил, что евреи будут ассимилированы немецким обществом. Мендельсон считал, что евреи должны участвовать  в общей культуре без утраты национально-религиозной индивидуальности.

Моше Мендельсон

Увы, надежды были иллюзорны, несмотря на победу Мендельсона в дискуссии с теологом Лафатером, несмотря на интерес к Мендельсону протестантских кругов, несмотря на перевод Пятикнижия, Псалмов и Песни песней на немецкий язык… Звериного антисемитизма, свойственного Средневековью, в Германии XVIII века не было (никто не предполагал, что он еще будет…),  но и любви к евреям в эпоху Просвещения не возникло. Несмотря на возникновение реформистского и консервативного направлений в иудаизме, многие евреи из чисто практических соображений крестились. Причем, как показала история, никто из выкрестов не забывал своих корней, а окружение активно содействовало этому. (В расовой теории нацистов факт перехода в другую религиозную конфессию не избавлял от  национальной принадлежности. Как известно, теория была полностью реализована на практике.) Четверо из шести детей Моше Мендельсона крестились. В том числе и Авраам Мендельсон, который был безразличен к религии, воспитывал детей в традиционном для Германии религиозном направлении и крестил их, добавив к своей фамилии еще одну, Бартольди. К середине XIX века из 56 потомков Моше Мендельсона только четверо не стали христианами. Хотя, то, что все они Мендельсоны, никто не забывал – уже в ХХ веке праправнук Моше не смог стать офицером поскольку был «лицом еврейской национальности». Праправнук Моше был правнуком Авраама и внуком Феликса Мендельсона, одного из величайших композиторов в истории.

Феликс, один из четверых детей Авраама Мендельсона, родился в 1809 году, был крещен вместе со всей семьей в 1822 году в лютеранство, но, судя по деталям биографии, не забывал о происхождении. А иногда ему об этом напоминали. Феликс практически не использовал вторую фамилию, полученную при крещении и постоянно укорял сестру Фанни, блистательную пианистку и композитора, за недостаточный интерес к своему  происхождению. В 1833 году, после восторженного приема в Лондоне, Мендельсон был забаллотирован из-за еврейского происхождения на выборах директора Певческой академии в Берлине. Четырьмя годами раньше Феликс Мендельсон совершил настоящий музыкальный подвиг – он представил миру «Страсти по Матфею» Баха. Как отметил его друг и творческий союзник певец Эдуард Девриент, певший в исторической премьере партию Иисуса, «Понадобились комедиант и еврей, чтобы вернуть человечеству величайшую христианскую музыку»…

Биография Феликса Мендельсона известна подробно и широко. Мы остановимся на одном ее эпизоде – создании оратории «Илия». Собственно, интерес к литургике у автора был с детства – его учителем был знаменитый педагог и композитор Карл Цельтер, страстный пропагандист музыки Иоганна Себастьяна Баха. На рубеже XVIII и XIX веков  популярными представителями семейства Бахов были трое сыновей. Их отец был интересен музыкантам, как автор учебных пособий – таковым считалось его огромное наследие. Цельтер увлекал всех своих учеников музыкой Баха-отца, но по-настоящему увлек именно Мендельсона, что привело к мировой концертной премьере в 1829 году «Страстей по Матфею» в Берлине. (В церкви «Страсти по Матфею» впервые прозвучали в 1727 годупод управлением автора, выполнявшего заказ, и в последствии неоднократно звучали, но только в церквях по праздничным поводам. Мендельсон вынес эту музыку на концертные подмостки, сделав праздником собственно ее исполнение.)  Четыре года спустя Мендельсон с блеском продирижировал ораторией Генделя «Израиль в Египте», Мессой си минор Баха, Te Deum Генделя и забытыми литургическими сочинениями старых итальянских мастеров. В 1831-1832 годах Мендельсон написал первую собственную ораторию «Первая Вальпургиева ночь», а в 1835 году, получив 32-томное собрание сочинений Генделя, стал тщательно изучать его ораториальное наследие  и задумал триптих на сюжеты Библии. Первой в триптихе должны была стать оратория «Илия», второй – «Христос», и завершать должен был «Павел». Написан был вначале «Павел» (в 1834 – 1836 годах), и с большим успехом был исполнен на Рейнском музыкальном фестивале под управлением автора. За «Илию» композитор, разрываемый дирижированием, фортепианными концертами, созданиями оркестров, консерваторий и музыкальных обществ, взялся только в 1845 году.  «Христос» так и остался в набросках. Триптих не удался.

Феликс Мендельсон

В 1845 году Мендельсон находился на вершине славы. Его музыка звучала по всей Германии. Но также часто композитора приглашали в Англию, где он пользовался особой любовью. Вероятно, в Англии, по причине скудости собственных авторов, со времен Генделя сложилось особое отношение к немецким композиторам. После Генделя, ставшего буквально «национальной гордостью» Великобритании, очень успешны были визиты Гайдна с его симфониями и кантатами, и Мендельсону, возможно, суждено было стать еще одной гордостью английской музыки, проживи он еще несколько лет…

Премьера «Илии» состоялось 26 августа 1846 года на хоровом фестивале в Бирмингеме под управлением автора. Успех оратории Мендельсона затмил остальные произведения фестивальной программы, хотя в ней были любимые в Англии «Мессия» Генделя, «Сотворение мира» Гайдна и Торжественная месса Бетховена. Мендельсон писал: «Еще ни одна моя вещь при первом исполнении не проходила так превосходно, не была принята с таким энтузиазмом и исполнителями и слушателями, как эта оратория… все полтора часа, пока длилась оратория, большой зал с двумя тысячами слушателей и большой оркестр были так сосредоточены на исполнявшемся, что никто не нарушил абсолютной тишины. .. они пели и играли, словно одержимые… Не менее четырех арий и четырех хоров пришлось повторить…». Но автор не почил на лаврах и перед изданием партитуры сделал новую редакцию: «Нельзя успокаиваться, пока такое сочинение не будет так хорошо, как только я в силах это сделать, пусть даже об этих вещах мало кто захочет знать и слышать, и пусть это требует очень и очень много времени». Весной 1847 года Мендельсон трижды продирижировал новым вариантом «Илии» в Лондоне в присутствии королевы Виктории и принца Альберта и был признан англичанами наследником Генделя. Был признан, но не успел им стать. 12 мая 1847 года умирает любимая сестра Мендельсона Фанни, а 4 ноября умирает он сам, в возрасте 38 лет.

В литературную основу «Илии» положены Третья и начало Четвертой Книг Царств Ветхого Завета. 42 номера разделены на две части. Основные эпизоды первой части – «Засуха и голод», «Чудесное питание Илии», «Воскрешение умершего сына вдовы», «Встреча Илии с Ахавом», «Посрамление пророков Ваала» и «Большой дождь в ответ на молитву Илии». Вторая часть – «Намерение Изавели», «Бегство Илии», «Господь в веянии тихого ветра» и «Взятие Илии на небо». Эта часть открывается и перемежается прославлением Господа, а завершается пророчеством о пришествии Мессии. Образ библейского пророка, борца за истинную веру, обличавшего пороки царя и народа, казался Мендельсону современным: «Я представляю себе Илию настоящим пророком, какого нам нужно было бы теперь, сильного, горячего, нервного и мрачного, даже недоброго, борющегося с придворным сбродом, почти со всем миром». Критики в Илии видели самого Мендельсона с его глубокой верой в истинное искусство, вечные законы и ценности музыки.

Судьба оратории «Илия» успешна. Она часто исполняется (в том числе достаточно регулярно в Израиле) и записывается замечательными музыкантами. Существуют два варианта текста – английский и немецкий.

Вот несколько отрывков из этого произведения:

А это ария «Слушай, Израиль!» в исполнении великих музыкантов. Поет Эли Амелинг, дирижирует Вольфганг Заваллиш:

Дуэт Илии и вдовы – сэр Уиллард Уайт и Розалин Плоурайт:

Ария с хором No. 24: “Woe to him” в исполнении хоров «Шахар» и «Маайян» и Иерусалимского симфонического оркестра под управлением главного дирижера хора Иерусалимской Большой синагоги Эли Яффе. Запись 10 октября 2017 года из зала Генри Крауна «Иерусалимского театра»:

Великий немецкий баритон Дитрих Фишер-Дискау поет арию «Господь Авраама, Исаака и Израиля»:

Хор “And then Shall Your Light Break Forth”. Исполняет хор и симфонический оркестр Mormon Tabernacle штата Юта. Запись 23 сентября 2012 года.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение