next perv

Прачка выполняет поручение черта. Эйнан женится



Испанский еврей Иосиф ибн Забара родился и жил в 12 веке в Барселоне. Иосиф пошел по стопам отца, избрав профессию врача. Это поприще доставило ему уважение и любовь соотечественников. Забара слыл одним из образованнейших людей своего времени. Досконально знавший медицину и эрудированный в естественных науках, он владел ивритом, арабским и греческим языками, глубоко понимал тонкости Библии и Талмуда и, наконец, писал и переводил прозу и стихи. Именно литературное творчество принесло ему мировую известность.

Самым известным произведением ибн-Забары является «Книга развлечений» (Сефер га-Шаашуим). Главный герой книги, дьявол Эйнан, появляется в разных образах и побуждает людей предаваться прелестям жизни — например, вступает в разговор с мудрецом и старается отвлечь его от нравственной и мудрой жизни к чувственным удовольствиям. Разговоры мудреца и дьявола переплетены с баснями, стихами и рассказами, взятыми из талмудической и арабской литературы.

Поэма напоминает индийские басни и рассказы «Kalilah wa-Dimnah». Она заканчивается возвращением автора в Барселону, «где живет великий князь р. Исаак Шешет (Бенвенисте)». Ему, как покровителю поэта, и посвящена «Книга развлечений».

Впервые «Книга развлечений» была опубликована Исааком Акришом в Константинополе в 1577 году. Позже она была издана в Париже по рукописи, хранящейся в библиотеке барона Гинцбурга, Иехиелем Бриллем с предисловием Сениора Закса.

Предлагаем читателям отрывок из «Книги развлечений» в переводе нашего постоянного автора Шломо Кроля.

Сказал Эйнан: “Раз пришел я в некий град,
стоящий в неге и довольствии за замками врат,
и дни напролет ходил, пытаясь строить им ковы,
но чтоб кто попался — не нашел такого.
И сказал я: «Не то это место, коего хочу,
в свою страну и землю стопы поворочу».

И было, как вышел я из города, сел я на берегу реки, и вот, некая женщина пришла, чтобы стирать одежду. Взглянула на меня и спросила:
«Ты из сынов человеческих, или нечистая сила?»
И сказал я: «Вырос средь людей я,
но рожден от сынов Асмодея».
И спросила меня: «Откуда ты и куда держишь путь?» Сказал я: «Вот, жил я во граде сем месяц дней, и нашел, что жители его живут в дружбе и радости,
и забавляются друг с другом в весельи и сладости,
и не смог я влить в их среду дух гадости».
И сказала она мне, кривя с презрением рот:
«Клянусь твоей душой! Из-за тебя презираю бесовский род.
Ибо лишь притворяетесь вы, выглядеть сильными и жестокими дабы,
а сами вы слабы, слабее бабы.
Сядь здесь и за одеждой наблюдай,
да смотри, меня не предай,
Я же вернусь туда и пламя гнева меж ними воспламеню,
и пробужу средь них дух зла и грызню,
пока не увидишь сам, что я в городе учиню».
И сказал я: «Вот, тебя поджидая, здесь посижу,
и, что выйдет из слов твоих, погляжу».

И вернулась в город, и пришла в дом из богатых, и сказала хозяйке: «Дай мне облаченье свое и супруга твоего,
и, как душа твоя желает, постираю его».
И покуда служанка собирала одежду, на госпожу очи воздела,
и на красу лица ее глядела,
и так сказала: «Да будут прокляты все мужчины, ибо прелюбодеи и изменники все мужья,
и не любят своих жен, и им не друзья».
И та ей сказала: «И почему ты говоришь такие речи?» И ответила она: «Ибо когда
я шла из дома сюда,
увидела я мужа твоего, покидающего одной блудницы дом.
Аж изменилась в лице я при том,
и подивилась, как мог он оставить тебя, славную красой? Разве сравнится
с тобой эта безобразная женщина блудница?»
И когда услышала та сие, лицо ее помрачилось,
и из очей ее слеза источилась.
И сказала прачка: «Почто лик твой зачах
и слезы в твоих очах?
Утишься и не реви,
и слезы останови,
ибо нечто я сделаю для твоей любви,
и не посрамит тебя муж, не взыщет другой, тебя лишь одну любя,
коль совершишь то, чему научу тебя.

Когда супруг твой вернется в дом,
накорми его яствами, напои вином,
соблазняй его, да будут сладки твои слова,
да будет гладка твоя молва,
и усыпи его, чтоб на колени твои легла его глава.
А как уснет он, возьми наточенный кинжал, и рукою проворною
быстро срежь три волоска из его бороды, седые иль черные,
и, когда я вернусь, вручи мне их и я сделаю из них снадобье, чтобы тотчас
для других женщин свет очей его погас,
и чтоб на других красавиц не обращал взор своих глаз,
но великой любовью к тебе прильнет
и вовек она не минёт».
И сказала та: «Сделаю так, как ты вещала,
да придет любовь, как ты обещала!»

И взяла она одежду, и вышла, и пошла к мужу женщины оной,
притворяясь слабой и огорченной.
И сказала ему: «Господин мой, у меня к тебе тайная весть,
не знаю, смогу ль такое языком своим произнесть,
ибо испугана раба твоя
оттого, что видела и слышала в пределах твоего жилья,
дай Бог, чтобы вместо тебя сама умерла я, прачка белья,
и чтобы зла, причиненного тебе, не увидела я».
И устрашился тот муж, и сказал: «Поведай мне, что видела и слышала в доме моем, не томи,
скорее страх с души моей сними».
И сказала: «Пришла я в дом твой и дала мне госпожа супруга твоя вот эти одежды дабы я их постирала. И когда стояла я там, увидела некого юношу, приятного видом, а на нем прекрасный плащ и чалма,
и он статен и красив весьма.
И вошла она с ним внутрь палат,
и замкнули они замки врат,
и беседовали он и она,
а я преклонила ухо, чтобы беседа их была мне слышна,
И слышала я, как он к ней подошел,
и сказал, после того, как ухватился за края ее пол
и на лицо ее поднял подол:
«Пойди и убей мужа, от коего тебе приходится туго,
и станешь ты мне тогда супруга».
И сказала она: «Но как же я свершу сие злое дело и мужа убью?
Не могу преодолеть пред ним боязнь свою».
И сказал он: «Усыпи его, дабы он в сладком сне на лоне твоем лежал,
и тогда возьми, и вонзи в него острый кинжал.
И укрепи свое сердце, чтобы не дрогнула десница,
и я взойду к тебе дабы возлечь меж твоих грудей и с тобой соединиться».

И было, как услышал муж речи злодейки той,
почти охватил его дух злой,
и страх и ужас наполнили его чрево,
и пошел он, вне себя от гнева,
и пришел домой, и сказал своей бедняжке жене:
«Приготовь яства мне,
и вкушу из руки твоей, и взойду на ложе,
и посплю немного, на коленах твоих лежа».
И ел, и пил, и лег на колена ее, и притворился, что спит,
и не знала она, что он только делал вид.
И увидела она, что он сомкнул вежды,
и вытащила кинжал из складок одежды.
Тут он быстро вскочил, вырвал у нее кинжал и зарезал ее.
И собрались ее братья и родня в его жилье,
и били его, пока он не погиб, и воевали два семейства, пока не пал в каждом последний муж,
и убитых было двести двадцать душ.

И вернулась женщина ко мне и поведала о злом своем деле,
и был во граде вопль великий, коего не было доселе.
И поклялся я в тот день, что никому не сотворю вовек зло никакое,
но буду со всяким человеком сближаться и жить в покое.
А еще, боюсь я, что будет она похожа на другую женщину, которую взял я в жены, когда был млад,
и была со мной несколько лет, пока я не отправил ее назад,
ибо устал терпеть ее злодейство,
и утомился сносить ее лиходейство:
и я страшился голоса ее, ибо была груба,
как будто сточная труба,
и о ее лица красоте,
и о прелести и о лепоте,
и о разуме и о доброте
сложил я такие строки:

В чертах жены я вижу черта рожу,
Красой она с меня сдирает кожу.
От голоса ее — волосья дыбом,
Страданья возрастут, мне сердце гложа.
Врата любви и дружества закрыла,
Открыв раздора дверь и свару множа.
Ее жилище — там, где жалоб горы,
В шатре ее быть радостным негоже.
Но в печени моей не счесть печалей,
И на котел кипящий грудь похожа.
И сказал я ему: «Не надо страшиться,
ибо дам я тебе добрую юницу,
красивую и чистую девицу».
И взял он ту девицу за себя,
и в дом свой ввел, и приблизил, ее любя,
И как увидел я, что живут они в мире и друг другу в угоду,
сказал в своем сердце: каждая птица ищет свою породу.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение