next perv

О попугаях



Ближайшие к Европе места, где водятся в природе попугаи – это Индия и Африка южнее Сахары. Сахара, похоже, гораздо более серьезная преграда для коммуникаций, чем путь в Индию. Поэтому в античном мире познакомились с индийскими попугаями.

Первым греком, упомянувшим попугаев, был Ктесий Книдский. Он служил придворным врачом у Атраксеркса II, сам в Индии никогда не был, но слышал о ней от персов, и сам встречал нескольких индийцев. Поэтому он знал,  что в Индии водится ярко окрашенная птица под названием биттакос.

Говорят эти птицы, как индийцы; однако, если их выучить, смогут говорить и по-гречески.

С приходом в Индию Александра Македонского греки уже воочию увидели индийских попугаев. Арриан, в 1 в. н. э. описывающий путешествие Александра в Индию, говорит:

О попугаях Неарх рассказывает, как о каком-то чуде, что они водятся в индийской земле; он рассказывает, что́ это за птица — попугай и как она говорит человеческим голосом.  Так как я и сам видел этих птиц много и знаком с другими, знающими их, я ничего не буду об этом рассказывать, как о чем-то удивительном.

Таким образом, Неарх, участник похода Александра, считает птицу, говорящую человеческим языком, удивительным чудом, а Арриан почти не считает это достойным упоминания: кто не видел попугая?

Иными словами, попугаи прочно вошли в античную культуру – в качестве дорогого, экзотического, но вполне наблюдаемого героя. Эзоп сочиняет о попугае басню: мол, хозяева купили дорогодо попугая, он освоился и начал болтать не переставая. Ласка, которая живет в доме (заметьте, не кошка, а ласка) ему пеняет: я уж сколько времени здесь живу, а рот раскрывать не решаюсь. Так я-то умею красиво говорить, потому мне и позволяют, – отвечает попугай.

Овидий (Amores 2:6) сочиняет любовную элегию на смерть попугая. Он упоминает, что попугай – редкая птица, происходит из Индии.

Плиний (10:6) подробно описывает попугая, говорит, что у него очень крепкий череп и клюв: чтобы научить его говорить, надо бить железным прутом по голове, более слабых ударов он не почувствует.

Тем удивительнее на этом фоне кажется полное отсутствие упоминания попугаев в еврейских источниках.

Слово “туким” = на современном иврите “попугаи” – упоминается в ТаНаХе дважды в параллельных местах (Млахим 1:10:22 и Диврей hаЯмим 2:9:21) в списке редкостей, привезенных царем Хирамом из страны Офир, вместе с обезьянами и слоновой костью.

Но беда в том, что никто из переводчиков (кроме Септуагинты, где это место вообще изменено) и комментаторов не говорит, что это попугаи, а все в один голос говорят, что это павлины. Можно себе представить, что Раши в средневековой Франции не знает о попугаях, но Йонатан бен Узиэль – почти современник Плиния.

Тут стоит отметить географические детали. Если, как принято считать, Офир находится в Африке, попугаи там, конечно, могут быть, но павлины – никак. Павлинов можно привезти только из Индии. Поэтому что такое туким в Танахе, сказать невозможно.

Совершенно естественно, что во времена ТаНаХа не знали попугаев – в конце концов, и греки узнали их позже. Но то, что во времена Талмуда могли не знать попугаев – представить себе сложнее.

Подозрительное слово в Талмуде есть, но встречается всего один раз. В трактате Хулин 62б обсуждается кошерность некой загадочной птицы андрафта. Говорится, что бывает два типа андрафты – андрафта Шапура (в честь сассанидского царя Шапура) и андрафта Пероза (в честь царя Пероза). Андрафта Шапура – кошерная, а андрафта Пероза – нет. Мнемоническое правило: Пероз – злодей.

Весьма вероятно, что это слово персидское или арамейское, и тогда совсем непонятно, что оно значит. Но начиная с 19 в. предположили, что оно греческое, от ανδρο – человек и φατο – говорит. То есть не андрафта, а какая-нибудь андрафата – птица, которая говорит человеческим голосом. Против этого предположения то, что ни в каких греческих текстах говорящих птиц таким словом не называют.

С кошерностью птиц все сложно: в Торе не представлено четких однозначных признаков, вроде раздвоенных копыт и ортыгивания жвачки. Вместо этого представлен список некошерных птиц. Но к сожалению, ключ от списка утрачен, непонятно, кто есть кто в этом описании, поэтому сегодняшняя hалаха – что едят только тех, кого традиционно принято есть. Но Талмуд приводит признаки некошерных птиц. Один из них – у некошерных птиц два пальца вперед, а два назад, а не три вперед и один назад. И по этому признаку все попугаи однозначно некошерны.

Так вот, некий Эфраим Нисан из Centre for Jewish Studies, University of Manchester написал несколько статей, где он утверждает, что:

1. Андрафата действительно означает “птица с человеческим голосом”
2. Талмуд описывает андрафату Шаппура и антрафату Пероза. Первая из них кошерна, а вторая нет.
3. Все попугаи некошерны.
4. Поэтому андрафата Шапура означает не попугая, а другую говорящую птицу, известную древним. То есть майну.

Григорий Идельсон

Первая публикация: в блоге автора


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение