next perv

Несостоявшаяся история кошерной осетрины



Как известно, рыбы, подобно млекопитающим и птицам, делятся  на кошерных и некошерных, т.е. разрешенных и запрещенных евреям в пищу. Признаки кошерности рыб перечислены уже в Торе (Ваикра, 11:9-12):

Таких можете есть из всего, что в воде: всех, у которых есть плавники и чешуя, которые в воде, в морях или в реках, их можете есть. Все же, у которых нет плавников и чешуи, что в морях и в реках, из всех гадов водяных, из всех живых существ, которые в воде, – мерзость они для вас. И мерзостью да будут они для вас: мяса их не ешьте и трупа их гнушайтесь.  Все, у которых нет плавников и чешуи, в воде, – мерзость они для вас.

Отвечая на вопрос, кошерна ли осетрина, и если нет, то почему, раввин Яков Шуб, постоянный автор сайта Toldot.ru, ответил: «В соответствии с еврейским законом кошерная рыба – та, у которой есть чешуя и плавники (Ваикра 11:9-12). Галаха определяет: только та чешуя, которую можно снять рукой или ножом, не повредив кожу рыбы, может служить признаком кошерности (Рамо, Йорэ Дэа 83а). Осетр, хотя у него имеются примитивные костные пластины по бокам, не считается кошерным, поскольку его чешуя не может быть удалена без повреждения кожи».

Это мнение полностью соответствует современному ортодоксальному консенсусу. И только специалисты знают, что еще двести лет назад во многих уважаемых общинах (например, в Турции) осетрину считали совершенно кошерной. И более того, этого мнения придерживались авторитетнейшие раввины Европы.

В середине XVIII столетия раввин Цви-Гирш из Темошиары спросил о статусе осетрины р. Йехезкеля Ландау (Нода бе-Йегуда), едва ли не самому крупному галахическому авторитету Центральной и Западной Европы. (Полагают, что к письму прилагалась туша осетра, чтобы раввин мог все увидеть своими глазами). Изучив полученный материал, р. Ландау однозначно постановил: осетр кошерен (Noda Beyehuda Tinyana YD #28)!

Рабби Ландау

В числе учеников Нода бе-Йегуда был р.  Аарон Хорин,  раввин венгерского Арада, впоследствии один из лидеров реформистского иудаизма. В 1798 году он выпустил в Праге книгу Имрей Ноам, в которой, в частности, предал гласности мнение своего учителя о кошерности осетрины. Эта публикация стала причиной одного из самых громких скандалов в истории галахической мысли.

Дело в том, что мысль о кошерности осетра вызвал резкое неприятие ряда европейских раввинов, увидевших в этом подрыв всех устоев. В их числе оказался р. Мордехай Банет (Бенет), однозначно провозгласивший осетра некошерным, утверждающих обратное – заслуживающими отлучения, а книгу Хорина – подлежащей сожжению.

Другой раввин, некто  Ицхак Гришавер из города Пакс, выпустил специальную книгу Макель Ноам, в которой резко обрушился на Хорина и его мнение.

Мнение Гришавера поддержало несколько известных раввинов, давших официальное одобрение на издание его книги. Тем не менее, он не мог обойти тот факт, что великий р. Ландау полагал иначе.  В свете этого вся его аргументация, естественно, выглядела гораздо менее убедительно.

Однако Гришавера это не остановило. И он во всеуслышание объявил,  что р. Ландау написал ему письмо, в котором, якобы, отказался от своего мнения, и даже просил своего корреспондента сообщить об этом раввину  Темешвара (Тимишоары), чтобы он и его община по неведению не согрешили.

Понимая, что оппоненты потребуют предъявить письмо, Гришавер заявил, что оригинала у него нет, поскольку он послал его в другому раввину, и при пересылке оно пропало. Он так же писал, что потерял копию, которую снял с письма р. Ландау.

От этих объяснений за версту пахло обманом.  Поэтому неудивительно, что сын Ноде бе-Йегуда р. Шмуэль Ландау, и его ближайший ученик р. Элиэзер Фрекелис, глава раввинского суда Праги,  обвинили  Гришауэра во лжи, заявив, что р. Ландау-старший никогда такого письма не писал, и своего мнения не менял.  Проще говоря, Гришавер был прямо обвинен в намеренной лжи: «Уважаемый раввин солгал (шакар)».

Гришаверу так же нужно было объяснить тот факт, что евреи Турции ели осетрину и считали ее кошерной.  Недолго думая, раввин приписал это влиянию саббатианской ереси. Действительно, в XVIII веке в Османской империи оставалось довольно много явных и тайных почитателей Шабтая Цви. Однако это объяснение вызвало гневную отповедь р. Ландау-младшего, обвинившего своего оппонента в злословии да добропорядочных евреев.

На сегодняшний день практически никто не сомневается, что Ноде бе-Йегуда никакого письма не писал, и от своей точки зрения не отказывался. Тем не менее,  он остался в меньшинстве, и в ортодоксальном мире возобладало мнение его оппонентов. Возможно, это было связано с присущей еврейской ортодоксии двух последних столетий тенденцией к устрожению и желания «выйти по всем мнениям».  В самом деле, тот, кто не будет есть осетрину, очевидно не согрешит, даже если теоретически она кошерна. И наоборот, тот, кто последует мнению Моде бе-Йегуда, через 120 лет, оказавшись в мире истины, может обнаружить, что ошибался.

Правда, еще в середине прошлого века это победа была не окончательной.  К примеру, в сети можно найти рекламу американских кошерных магазинов, предлагающих своим покупателям осетрину.

В данной заметке мы категорически не желаем отвечать на вопрос, можно ли «хорошему еврею» есть осетрину. Пусть каждый решает это в соответствие со своими убеждениями, обычаем своей общины, мнением своих учителей и финансовых возможностей. (В Израиле и осетрина, и черная икра весьма не дешевы). Вместе с тем нельзя не привести анекдот, который р. Луис Гинцберг рассказывал о р. Шломо Шехтере. Когда последнего спросили, кошерна ли осетрина,  он улыбнулся и ответил: «Одни знающие раввины говорят, что да. Другие ученые раввины говорят, что нет. Кто я такой, чтобы сказать, что знающие раввины, считавшие осетра кошерным, ошибаются?».

Александр Элькин

 

 

 


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение