next perv

«Неортодоксальный» Талмуд Деборы Фельдман



Учитывая колоссальную популярность сериала «Неортодоксальная»,  можно не сомневаться, что у русского перевода книги Деборы Фельдман, по которой он был снят, будет много читателей. Причем для многих из них книга станет источником сведений не только о сатмарских хасидах, но и об иудаизме в целом. Между тем нельзя не отметить, что далеко не все, о чем пишет Фельдман, соответствует истине.

Вот лишь один пример:

Когда восемь дней Песаха минуют, и привычная еда возвращается в кухонные шкафчики, ничем больше не выстеленные, Зейде начинает исчисление омера: особый отсчет сорока девяти дней до Шавуота – праздника, который знаменует день, когда на горе Синай еврейскому народу была дарована Тора.

 Между тем, этот отсчет начинается на исходе первого дня праздника: «Во вторую ночь Песаха начинают счет омера» (Кицур Шулхан Арух, 120:1).  Причина ошибки, впрочем, здесь вполне понятно. Поскольку счет омера считается чисто мужской заповедью, девочкам о ней, скорее всего, рассказывали не слишком подробно.

В данной статье мы не собираемся анализировать всю книгу Деборы Фельдман. Наша цель гораздо скромнее – проверить те места, где она пишет о Талмуде.

Следует отметить, что, за редчайшим исключением, ультра-ортодоксальные девочки и женщины Талмуд не учат. Поэтому неудивительно, что талмудические цитаты приводятся в книге «из вторых рук», например: «Талмуд утверждает, что даже Бог молится. «И как же звучат его молитвы? “Да восторжествует Мое милосердие над Моим же правосудием!”» (Сокровища еврейского фольклора под ред. Натана Осубеля». Впрочем, цитата, в данном случае, соответствует истине, соответствующее утверждение мы находим в трактате Брахот, 7а:

Сказал рабби Йоханан от имени рабби Йосе: откуда мы учим, что Святой, благословен Он, молится? Из сказанного: “И приведу Я их на гору святую Мою, и обрадую их в доме молитвы Моей” (Йешаяѓу, 56:7).  . Не сказано: “в доме молитвы их”, но: “молитвы Моей”. Из этого мы учим, что Святой, благословен Он, молится. Какова же молитва Его? Сказал рав Зутра бар Товия, сказал Рав: “Да будет угодно предо Мной, чтобы милосердие Мое покорило Мой гнев, и да одолеет милосердие Мое прочие Мои качества, дабы поступать Мне с сынами Моими по мере милосердия со снисхождением.

Процитированные Фельдман слова «Если не я, то кто? Если не сейчас, то когда?» так же есть в Талмуде, а точнее, в Мишне, в трактате Пиркей Авот (1:14). Они принадлежат Гилелю Старому, жившему в I веке до н.э.

Еще одно упоминание Талмуда появляется у Фельдман в связи с рассказом об ее интимной жизни:

По пятницам мы с Эли должны заниматься сексом. Все в эти дни занимаются сексом. В Талмуде сказано, что путешествующий торговец должен ложиться с женой раз в шесть месяцев, наемный рабочий – раз в три месяца, но изучающему Тору соития положены каждую пятницу.

Соответствующее правило действительно имеет место –  в трактате Ктубот, 62а :

Знатоки Торы – как часто должны исполнять супружеский долг? Сказал рав Йеѓуда от имени Шмуэля: от субботней ночи до субботней ночи [Т.е. раз в неделю, в ночь с пятницы на субботу]. «И будет он, как дерево, посаженное при потоках вод, которое плод свой дает во время свое» (Теѓилим, 1:3). Сказал рав Йеѓуда, а другие говорят – рав Гуна, а третьи – рав Нахман: сказано о том, кто исполняет супружеский долг от субботней ночи до субботней ночи. Йеѓуда , сын рабби Хии и зять рабби Яная,  все время проводил в Доме Учения, но каждый раз возвращался домой накануне субботы. Когда он возвращался – видели столп света, шествующий перед ним.

Однако что касается «графика» для представителей других профессий, то Фельдман, судя по всему, знает о нем исключительно в пересказе. И потому немного напутала, поскольку оригинальная талмудическая инструкция звучит так:

Как часто должен человек иметь близость с женой? Сказал рав Элиэзер: человек незанятый – каждый день; поденный работник – дважды в неделю; погонщики ослов – раз в неделю; погонщики верблюдов – раз в тридцать дней; моряки – раз в шесть месяцев.

 Мишна Ктубот, 5:6.

Однако есть в книге неточности и посерьезнее. К примеру, Фельдман пишет об одном из уроков в своей хасидской женской школе, когда учительница рассказывает девочкам о Рахель (Рахиль), жене рабби Акивы:

– Не только поистине праведной женщиной была Рахиль, жена Акивы, но еще и исключительно благонравной, до такой степени, что, – тут миссис Мейзлиш делает эффектную паузу, – однажды приколола юбку булавками к собственным икрам, чтобы та не поднималась на ветру и не открывала ее колени.

 В еврейской литературе такой сюжет действительно есть. Но только не в Талмуде, и совсем не про жену рабби Акивы. А в рассказе «Три дара» классика идишской литературы Ицхока-Лейбуша Переца, где речь идет о еврейской девушке, приговоренной к смерти за кощунство… в средневековой Европе!

Наши стражники поймали ее. Дьявол даже не сопротивлялся. Иначе и быть не могло. Стоит чистым дотронуться до нечистого, как он немедленно теряет всю дьявольскую силу свою. И вот наш приговор о дьяволе в образе иудейки: привязать ее длинные волосы к хвосту дикого коня. Пусть он несется по нашим улицам и тянет за собой девицу, посмевшую нарушить наш святой закон. Пусть кровь иудейки омоет камни, оскверненные ее ногами!»

Раздался неистовый вопль одобрения. Когда публика успокоилась, спросили девушку, какое будет ее последнее желание.

— Прошу несколько булавок, — ответила она.

— Она повредилась умом от страха, — сказал магистр.

— Нет! — спокойно ответила девушка. — Именно это мое последнее желание. Булавки!

Ее просьба была удовлетворена.

— Теперь привяжите ее, — распорядился магистр.

Стражники приволокли девушку и привязали ее черные длинные косы к хвосту дикого коня.

— Дайте дорогу! — крикнул магистр.

Поднялся страшный шум. Все ринулись к лошади: кто с кнутом, кто с нагайкой, а кто просто с платком.

Лица горели, глаза блестели. Никто в шуме не заметил, как осужденная приколола край платья к своим ногам, глубоко воткнув в них булавки. Девушка позаботилась, чтобы тело ее не заголилось, когда ее будут волочить по улицам города.

Впрочем, как пишет еврейский блогер, скрывшийся под ником Дов-Бер, история Переца пользуется огромной популярностью у еврейских преподавателей, прежде всего обучающих девочек скромности. Ее героиня становится жертвой то «крестоносцев», то «казаков», то «нацистов»; один педагог даже утверждал, что знал эту женщину лично! Поэтому вполне можно допустить, что такой урок действительно имел место, и что учительница говорила именно о Рахель, жене выдающегося мудреца. Просто к Талмуду этот сюжет никакого отношения не имеет.

Наконец, в книге Фельдман есть талмудическая история, которую она, якобы, прочитала сама, когда купила Талмуд в переводе Шоттенштайна, чтобы получве узнать историю Давида и Бат-Шевы (Вирсавии):

Ян Массейс,  Давид и Вирсавия. 1562

На шестьдесят пятой странице раввины спорят о царе Давиде и его жене Батшеве, которую он заполучил нечестным способом, – эта таинственная библейская история всегда вызывала у меня интерес. Судя по тому, что тут написано, похоже, что Батшева уже была замужем, когда Давид положил на нее глаз, но царя так к ней влекло, что он намеренно отправил ее супруга Урию на линию фронта, где того убили, после чего Батшева могла снова вступить в брак. Когда Давид наконец женился на бедной Батшеве, он заглянул ей в глаза, увидел в них отражение своего греха и испытал отвращение. После этого он отказался вновь встречаться с Батшевой, и до конца своей жизни она жила в царском гареме, презираемая и позабыта.

Не буду утверждать, что знаю все талмудические мидраши о Давиде и Вирсавии. Поэтому просто отмечу, что такой мидраш нам решительно неизвестен. Не знает его и Тамар Кадари, автор статьи о Давиде и Бат-Шеве в Талмуде и мидрашах.

Более того, непонятно, как он вообще мог появиться. Согласно Писанию, Давид женился на Бат-Шеве сразу после гибели Урии: «А когда минуло (время) скорби, послал Давид взять ее в дом свой; и стала она его женою, и родила ему сына» (Шмуэль II, 11:27).  После того, как этот ребенок умер, Бат-Шева родила Давиду другого сына, будущего царя Шломо (Соломона): «И утешил Давид Бат-Шеву, жену свою, и вошел к ней, и спал с нею; и родила она сына, и нарекла ему имя Шломо. И Господь возлюбил его» (там же, 12:24). Мудрецы Талмуда знали Писание чуть ли не наизусть – как же они могли утверждать, что Давид «отказался вновь встречаться с Батшевой»?

Более того, в  трактате Сангедрин, лист 22а, приводится совсем другая легенда о Давиде и Бат-Шеве.  Причем с такими подробностями, что преподавать ее в школе для благородных кошерных девиц кажется мне решительно невозможным:

Что за [история с] Авишаг? Написано: «И состарился царь Давид, вошел в преклонные лета… И говорили ему слуги его: пусть поищут [для господина моего царя девственную отроковицу]…»; и написано: «И искали девицу красивую…»; и написано: «И была девица эта очень красива, и ухаживала она за царем, и прислуживала ему» (Млахим-I, 1:1-4). Сказала она ему:

– Женись на мне!

Ответил он:

– Ты запрещена мне .

Сказала она:

– Когда вору нечего [воровать], за честного себя выдает .

Сказал он: «Позовите ко мне Бат-Шеву» (там же, ст. 28). И написано: «И пришла Бат-Шева к царю в спальню» (там же, ст. 15). Сказал рав Йеѓуда, сказал Рав: Тогда Бат-Шева подтиралась тринадцатью платками.

 В общем, решительно непонятно, откуда Фельдман взяла эту историю.

Марк Зайцев


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение