next perv

Млахим II, Глава VI. Комментарий



Библейский текст и аудиофайл.

Место, где мы с тобой живем, слишком тесно – отсюда видно, что потомственные пророки смотрели на Элишу как на своего «начальника», ответственного за условия их жизни (Alter: 756). Похоже на то, что пророки жили общиной, и их было достаточно много. Вообще говоря, этот рассказ относится к циклу рассказов об Элише и потомственных пророках; в предыдущей главе перед нами был рассказ из другого цикла – об Элише и политических деятелях. Заметим, что в предыдущем рассказе, в отличие от нынешнего, у Элиши есть свое жилье. В случае, если в обоих циклах имеется историческая подоплека, возможно, речь идет о разных периодах в жизни «человека Божьего».

Пойдем к Иордану, и далее – на берегах Иордана можно было найти деревья, пригодные для указанной цели – вербы, тамариски, акации, тополя и платаны (Gray: 511; Jones: 422). Jones (421) полагал, что дома не должны были строиться у самой реки из-за опасности малярии и большого количества кустарников по берегам Иордана. К этому Robinson (57) добавляет, что возле реки проживало много диких зверей.

И построим жилище – в масоретском тексте «и построим там жилище». Слово шам «там» отсутствует в Септуагинте и Пешитте; возможно, оно было добавлено поздним переписчиком, так что речь не шла о том, чтобы строить дома возле Иордана.

Будь милостив, пойди с нами – здесь Элиша опять выступает как лидер пророческой общины, на которого опираются его подопечные (Alter ibid.).

Топорищебарзель, букв. «железо». (Топор) этот (мне не принадлежит), я его взял взаймы – хотя железо в те времена было еще достаточно дорого, сам тот факт, что потеря взятого взаймы топора выглядит таким большим несчастьем, свидетельствует о достаточной бедности пророческого сообщества.

Отрубил деревяшку, бросил туда, и топорище всплыло – если бы Элиша вытащил топорище, используя шест (так интерпретирует эту историю Jones ibid.), то «чудо» имело бы естественное объяснение. Тем не менее, наш рассказ подчеркивает именно чудесный характер действия пророка.

6: 8-23

И воевал арамейский царь с Израилем, и далее – следующий рассказ опять относится к циклу об Элише и царях его времени. Из него не видно о каких конкретно арамейском и израильском царях идет речь.

Остерегайся, не проходи через это место, и далее – элемент чудесного состоит в том, что Элиша знает планы противника.

Послал (посланников) – из контекста рассказа следует, что посланники, проинструктированные израильским царем, вели себя особо осторожно и не попадались на глаза арамейцам.

Отвечайте мне, кто из наших переметнулся к царю Израиля – очередная попытка «естественного» объяснения чуда.

Это пророк Элиша, что в Израиле, говорит израильскому царю то, что ты говоришь в своей спальне – похоже, что слава Элиши уже дошла до Дамаска. Дотан – см. коментарий к Быт 37: 17. Дотан ранее не упоминался как место проживания Элиши.

И (царь) послал туда коней, колесницы и многочисленное войско, и пришли ночью, и окружили город – в исследовательской литературе преобладает мнение, что речь идет не о массированном вторжении, а о рейде небольшими силами. Тем не менее, поскольку речь идет о фольклорном рассказе, представляется бессмысленным пытаться реконструировать исторический прототип этих событий. Наоборот, по логике фольклора важно, что безоружный пророк подчинил себе именно крупную вражескую силу.

У нас (войска) больше, чем у них – букв. «с нами больше, чем с ними». Иными словами, сила пророка Элиши, которому помогает Бог, превышает силу любого вражеского войска.

Чтобы он увидел – подобно тому, как огненных коней и колесницы видит сам Элиша.

Огненные кони и колесницы – ср. рассказ о вознесении пророка Элийау на небеса (глава 2) и особенно 2: 12. Это войско, невидимое для обыкновенного человека, похоже, имеется в виду в ответе Элиши слуге в стихе 16. Впрочем, это войско пророку и не понадобится, потому что арамейские воины будут поражены слепотой.

Слепотойсанверин. Это слово, явно происходящее из ассирийского диалекта аккадского языка, встречается только здесь и в Быт 19: 11. Отметим параллелизм между молитвой о том, чтобы у слуги  Элиши открылись глаза (стиз 17) и приведенной здесь молитвой о том, чтобы арамейские воины лишились зрения.

Идите за мной, я приведу вас к человеку, которого вы ищете – действия Элиши содержат элемент трикстерской манипуляции, что подтверждает глубоко фольклорный, архаичный характер рассказа.

Элиша сказал: Господи, открой им глаза, пусть они видят! Господь открыл им глаза, и они увидели, что они в Шомроне – еще одна молитва, на этот раз о снятии состояния временной слепоты. Тема зрения/слепоты проходит через стихи 16-20.

Отец мой – это выражение показывает, до какой степени царь почитает пророка (ср. ниже, 13: 14).

Ты что, взял их в плен силой оружия, что ты (собираешься их) убивать – убийство пленных было обычной практикой того времени (ср. 1 Сам 15: 3, 33; 1 Цар 20: 42). Элиша запрещает царю убивать этих пленных, потому что это не пленные царя и не были взяты в плен в битве.

С тех пор отряды арамейцев больше не вторгались в Страну Израиля – если бы пленные были убиты, арамейский царь, возможно, захотел бы мстить за них, так что войны не прекратились бы.

6: 24-33

Во время осады в Шомроне был страшный голод – ослиная голова продавалась за восемьдесят шекелей (серебра), а четверть кава голубиного помета за пять (шекелей) серебра – люди ели пищу, к которой в другое время и не прикоснулись бы (не нужно забывать, что осел считается нечистым животным), причем она продавалась по заоблачным ценам. К этому описанию можно найти параллели в античной литературе. Так, Плутарх отмечал, что ослиная голова в какой-то момент стоила шестьдесят драхм, а Плиний сообщает, что во время осады Рима Ганнибалом мышь стоила двести динариев (Jones: 431-432).

Голубиный помет употреблялся в пищу во время голода 1316 года. По словам Иосифа Флавия («Иудейская война»), коровий навоз ели во время осады Иерусалима (Jones: 432).

Восемьдесят шекелей – около килограмма.  Кав – мера сыпучих тел, немного больше литра. Помоги мне hoшиа, букв. «спаси».

(Хлеб) с гумна или (вино) из погребаha-мин ha-горен о мин ha-йекев. Это выражение превратилось в иврите в устойчивую идиому.

Та женщина мне говорит – давай своего сына, и мы его съедим сегодня, а моего сына съедим завтра – ср. Втор 28: 56 след.; Иез 5: 10; Плач 2: 20; 4:10. Подобные случаи бывали и во время римской осады Иерусалима (Иосиф Флавий), а также на несколько столетий раньше во время осады Вавилона Ашшурбанипалом (Jones: 433).

Давай своего сына, и мы его съедим. А она его спрятала – ср. рассказ о Соломоновом суде (1 Цар 3: 16-28).

Когда царь услыхал слова женщины, он порвал на себе одежды …  и народ увидел, что под одеждой у него мешковина – царь совершает жест, принятый при оплакивании, но видно, что он и без того в трауре.

И сказал он: Да накажет меня Господь, если я сегодня же не отрублю голову Элише, сыну Шафата – не совсем понятно, почему гнев царя обрушивается на Элишу. Может быть, дело в том, что Элиша мог бы исправить положение, но ничего не делает? В любом случае, если бы царь казнил Элишу, он не только бы ничего этим не добился, но лишил бы народ единственной возможности спасения.

Да накажет меня Господь – букв. «так да сделает мне Господь и еще больше», обычная формула клятвы.

Если я сегодня же не отрублю голову Элише, сыну Шафата – букв. «если голова Элиши, сына Шафата, останется у него (на плечах) сегодня».

Этот душегуб – букв. «этот сын убийцы». Благодаря своему пророческому дару, Элиша знает, что царь собрался его казнить и направил к нему посланника.

Он еще говорил с ними – обычная библейская формула для передачи резкой смены событий.

Посланникмал’aх. Из контекста видно, что здесь должно быть слово мелех «царь». Видимо, речь идет об ошибке переписчика. Это бедствие от Господа. Чего еще могу я от Господа хотеть? – в словах царя слышен фатализм и смирение, но Элиша настроен иначе.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение