next perv

Млахим II, Глава II. Комментарий



Библейский текст и аудиофайл.

Перед тем, как Господь вознес Элийау на небеса в грозовом вихре, Элийау и Элиша шли из Гильгаля, и далее – это последний в цикле рассказов об Элийау и первый в цикле рассказов об Элише. В рассказах об этих двух пророках обнаруживаются определенные различия. Так, Элийау обычно выступает как «индивидуалист» – он все делает в одиночку, вне связи с другими пророками (ср. в особенности 1 Цар 17 – 19). В отличие от этого, в качестве «аудитории» Элиши часто выступают именно потомственные пророки (бене невиим).  Вполне возможно, что именно в таких кругах зародился этот цикл рассказов (2: 19-22; 4: 38-41; 4: 42-44; 6: 1-7). К этой же группе, очевидно, относится анализируемый рассказ о вознесении Элийау. В нем тоже Элийау и Элиша действуют среди потомственных пророков, в чьей среде, как уже сказано, и могли сложиться рассказы такого рода. Другую группу представляют повествования, в которых элемент чудесного играет меньшую роль. Такова, например, история излечения Наамана или спасения израильтян от арамейцев. Здесь Элиша – одинокая фигура, подобно Элийау, и взаимодействует с историческими персонажами такими, как израильский царь или арамейский сановник. В них, безусловно, возможно историческое ядро. С лингвистической точки зрения эти рассказы характеризуются обилием арамеизмов (см. подробнее Gray: 415-421). Наконец, есть два рассказа о помощи Элиши женщинам и детям, которые соотносятся с рассказом об Элийау и женщине из Царефата ((1 Цар 17: 8-24).

Гильгаль – значение названия – «(каменный) круг». Вряд ли здесь речь идет о знаменитом Гильгале, расположенном между Иерихоном и Иорданом. Дело в том, что место, о котором здесь идет речь, расположено выше Бет-Эля (стих 2), тогда как знаменитое святилище, упоминаемое во Второзаконии и книге Йеошуа, находится ниже, у самой реки.

Посиди здесь, потому что Господь посылает меня в Бет-Эль – возможно, Элийау, ожидающий своего вознесения на небо, не хочет, чтобы при этом были свидетели (Alter: 735). В Бет‑Эле во времена разделенного царства также находилось святилище (1 Цар 12: 29, ср. Быт 28: 10-22; 35: 1, 6-7).  Не оставлю тебя – Элиша демонстрирует верность учителю и, действительно, становится свидетелем его вознесения на небо, так что может претендовать на двойную долю пророческого духа Элийау (стихи 9-10; Alter ibid.).

Потомственные пророкибене невиим (букв. «сыновья пророков»), члены своего рода профессиональной пророческой гильдии, обитавшие возле святилищ. Перевод Российского Библейского Общества в этом контексте употребляет выражение «пророческая братия». С другой стороны, в английском переводе Р. Алтера словосочетание  бене невиим передается как acolyte prophets, что примерно значит «помощники пророков».

Знаешь ли ты, что сегодня Господь забирает у тебя твоего господина – сведения об этом, видимо, уже были достоянием пророческих кругов.

Посиди здесь, Элиша – Господь посылает меня в Иерихон, и далее – подобно рассказу в главе 1,  этот рассказ также построен по фольклорной модели тройного повтора – сперва Господь посылает Элийау в Бет-Эль, потом в Иерихон, а потом за Иордан, и лишь после этого забирает его на небо.

Иерихон, видимо, представлял собой место пребывания пророков, связанных со святилищем в Гильгале, которое, как представляется, находилось примерно в двух милях к северо-востоку от города. Иосиф Флавий («Иудейские древности» 5, 1: 4) устанавливает местоположение святилища «в пятидесяти стадиях от иорданского брода». В этом месте найдены следы человеческого жилья в железном веке, т.е. во времена, когда в стране жили израильтяне.

И они пошли обава-йелху шенейhем, характерная формула, описывающая совместное путешествие старшего и младшего; ср. рассказ о жертвоприношении Авраама в Быт 22: 7, 8.

Пятьдесят человек из потомственных пророков пошли и встали напротив вдалеке – возможно, рядом со святилищем в Гильгале.

И взял Элийау свой плащ, и свернул его, и ударил им по воде, и разрезал воду пополам, и они прошли по суше – этот стих вызывает в памяти рассказ о рассечении Красного моря при выходе из Египта (Исх 14: 26-31) и рассечении вод Иордана при завоевании Йеошуа (Нав 3: 15-16). Заметим, что Элийау и Элиша переходят Иордан примерно в том же месте, где его перешел израильский народ во времена Йеошуа. Возможно, оба рассказа связаны с местной традицией, существовавшей в Гильгале. Свернутый плащ Элийау играет здесь примерно ту же роль, что в некоторых рассказах Пятикнижия посох Моше (плащ вообще выступает в качестве символа пророческого статуса). Пересечение Иордана в этом рассказе символизирует пересечение границы между жизнью и смертью, между земным миром и небесным. Представляет интерес параллель с рассказом о жертвоприношении Авраама (Быт 22), где «отцу и сыну» тоже, вроде бы, предстоит расставание.

Двойная доля твоего (пророческого) духа – согласно Втор 21: 17, при разделе наследства двойную долю получает старший сын. Просьба Элиши обозначает, что он хочет быть наследником Элийау.

Нелегкую вещь ты просишь, и далее – Элийау сам не уверен, достоин ли Элиша получить двойную долю его пророческого духа. Огненная колесница с огненными конями – как уже отмечалось, мотив огня характерен для рассказов об Элийау.

В грозовом вихреба-сеара. Комментаторы обычно отмечают, что слово сеара «буря, гроза» здесь выступает в определенной форме – иначе говоря, это какая-то известная буря, возможно, олицетворяющая явление Бога. Отметим также, что это единственный рассказ, герой которого уходит из жизни сверхъестественным образом, если не считать Ханоха из книги Бытия, которого «взял Бог» (Быт 5: 24). Огненная колесница Элийау повлияла на представление, существующее у многих народов, что в грозу он разъезжает в колеснице на небесах. Вознесение Элийау на небо рассматривается в христианстве как прототип вознесения Иисуса.

Израильские колесницы и всадники – судя по всему, в устах Элиши это выражение представляет собой эпитет, характеризующий значение Элийау для Израиля. Одновременно оно перекликается с образом огненной колесницы из предыдущего стиха.

Схватил свою одежду, и разорвал на две части – эта деталь соотносится с просьбой Элиши о получении двойной доли пророческого дара Элийау (Alter 737).

И поднял упавший плащ Элийау – плащ в данном случае символизирует пророческий статус и пророческий дар, который переходит к Элише.

И взял упавший плащ Элийау, и далее – таким образом, Элиша приобретает те же возможности, что и его учитель.

Потомственные пророки, и далее – пророки здесь выступают как свидетели передачи пророческого духа от Элийау к Элише. Отметим, что в ходе этих событий они остаются на противоположном берегу Иордана, то есть в сфере «обычного» и «естественного».

Храбрых мужчинанашим бене хайиль. По другому пониманию, речь идет просто об уважаемых людях.

Ветерруах. Это слово может обозначать также дух.

Забросил его на какую-нибудь гору или в долину – ср. 1 Цар 18: 12: «дух Господень унесет тебя в неведомое место».

Покуда ему не стало стыдноад бош, букв. «до стыда».

2: 19-25

А жители города сказали Элише, и далее – предание, приведенное ниже, видимо, возникло в пророческих кругах Гильгаля, что возле Иерихона.

Место здесь хорошее – очевидно, имеется в виду местоположение города.

Вода плохая и земля бесплодная – землю делает бесплодной плохая вода (Alter: 738; ср. Раши ad loc.). Не исключено, что плохое качество воды и земли связано с проклятием, наложенным на Иерихон во времена Йеошуа и вступившим в действие после того, как город был отстроен (1 Цар 16: 34). Действия, предпринимаемые Элишей, в таком случае означают снятие этого проклятия (Gray: 427).

Возьмите мне новое блюдо и насыпьте туда соли – перед нами ритуал разделения: когда в древности разрушали город, это место посыпали солью. Точно так же с помощью соли отделяли приносимое в жертву (Лев 2: 13; Чис 18: 19; Иез 43: 24). Ту же роль играет использование нового блюда (Gray: 427-428).

Водный источник – возле кургана, расположенного на месте древнего Иерихона, и сейчас существует родник, известный как Эйн ас-Султан «источник султана». Именно вода из этого источника, направляемая по многочисленным каналам, позволила превратить Иерихон в цветущий оазис. В христианском мире Эйн ас-Султан известен также как Источник Елисея (Элиши); то же название употребляется в иврите – Мааян Элиша. Рядом с ним находится византийская церковь, посвященная этому пророку.

И исцелились воды – если, как полагают некоторые авторы, «исцеление» воды состояло в ее опреснении, использование соли с этой целью представляет собой своего рода гомеопатию.

Впередале, букв. «поднимайся». Некоторые комментаторы полагают, что здесь это слово употреблено в значении «пошел вон».

Плешивый – отсюда видно, что Элиша был лысым, в отличие от косматого Элийау. Возможно, речь идет о ритуальной тонзуре, символика которой могла быть понятна мальчикам, происходившим из семей бет-эльских пророков (Gray: 429). Раввинистическая легенда (Сота 46б, ср. Раши ad loc.) объясняет причину враждебности мальчиков к Элише: он «сделал плешивой» местность, лишив их заработка – они продавали питьевую воду жителям Иерихона, а теперь у тамошних людей появился свой хороший родник.

Проклял их именем Господним – читателям этого текста с самого начала была видна известная аморальность поступка Элиши. Уже в Вавилонском Талмуде (Сота 47а) говорится, что пророк был наказан болезнью за это действие. От другого талмудического обсуждения этого эпизода в современный иврит вошло выражение ло дуббим ве-ло йаар, букв. «ни медведей, ни леса», которое употребляется для обозначения событий, никогда не имевших места. Как предполагают некоторые авторы (напр., Gray: 429), первоначальной целью рассказа могло быть устрашение детей из пророческой общины, чтобы они уважали старших.

Сорок два – число символическое; ср. сорок две жертвы царя Йеу (10: 14).


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение