Тора на карте Израиля

next perv

Масличная гора



Рассказывая о Иерусалиме, гиды всегда вначале повествуют о Старом городе, потом, непременно, о Масличной горе.

Последняя, тем не менее, будучи важнейшим для евреев местом, и топографически, и исторически к городу имеет лишь косвенное отношение.

Иерусалим находится в восточной части Иудейских гор, а Масличная гора (на самом деле, даже не гора в географическом понимании этого слова, но хребет, отделяющий Иудейские горы от Иудейской пустыни) лишь небольшой своей частью примыкает к исконному древнему городу.

Упомянутый хребет вытянулся почти точно с Севера на Юг, имея в длину более километра и достигая в высоту чуть более 800 метров над уровнем мирового океана. И у этого хребта есть три вершины: северная (высотой 826 метров), центральная (814 метров) и южная (816 метров).

Если смотреть на Масличную гору при подъеме в Иерусалим из Иудейской пустыни, вершины легко идентифицировать: каждая отмечена башней.

Северная (часто называемая отдельным именем Скопус (лат. Scopus) или Ар а-Цофим (ивр. הַר הַצּוֹפִים) – на обоих языках это Дозорная гора) увенчана башней Еврейского университета, основанного здесь в 1923 году, за четверть века до провозглашения независимости Израиля.

На центральной вершине видна колокольня лютеранской церкви Вознесения при больнице, построенной Вильгельмом II в 1910 году и названной в честь супруги кайзера, немецкой императрицы Августы Виктории.

На южной вершине расположена самая высокая башня – это колокольня русского Спасо-Вознесенского монастыря, так называемая «Русская свеча», построенная в 1885 году. Ее высота – 64 метра, что превращает ее в самую высокую точку Масличной горы (и всего современного Иерусалима в недалеком прошлом, до строительства на юге города района Гило) – 880 метров над уровнем мирового океана.

Название горы, как очевидно, происходит от большого количества оливковых, или масличных (в русском языке эти слова – синонимы), деревьев, которые издревле росли на склоне хребта. Эти деревья ведь не только культивируются человеком, но и способны дико произрастать в скальном грунте, почти без земли, и очень подолгу – о возможных возрастах древних олив до сих пор спорят биологи и археологи.

Оливковые деревья Масличной горы

В ТАНАХе, впрочем, это место впервые упоминается не как Масличная гора, но как Масличный подъем (на иврите Маале а-зейтим – מעלה הזיתים) – именно сюда поднимался царь Давид, чтобы молиться Всевышнему во время бегства гонимого царя от его мятежного сына Авшалома.

Вторая книга Шмуэля (Царств; 15:30) сообщает об этом следующее: «А Давид пошел на гору Елеонскую (в оригинале на иврите «Масличный подъем»), шел и плакал; голова у него была покрыта; он шел босой, и все люди, бывшие с ним, покрыли каждый голову свою, шли и плакали». Об этом же месте говорится и еще в одном предложении, чуть дальше в том же отрывке (15:32): «Когда Давид взошел на вершину горы, где он поклонялся Б-гу…».

Судя по тексту ТАНАХа и подкрепившим его достоверность археологическим раскопкам, именно Масличная гора упоминается и в первой книге Млахим (Третьей книге Царств; 11:7): «Тогда построил Шломо (Соломон) капище Кемошу (Хамосу), мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской» – то есть именно здесь располагались языческие жертвенники, сооруженные для иноземных жен царя Соломона.

Само понятие «Масличная гора» впервые в ТАНАХе появляется только у пророка Захарии (14:4): «И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской, которая перед лицом Иерусалима к востоку; и раздвоится гора Елеонская от востока к западу весьма большою долиною, и половина горы отойдет к северу, а половина ее – к югу».

Еще одно пророчество, связанное с этим местом, встречается и у Йехезкеля (Иезекииля;11:23): «И поднялась Слава Г-спода (Шхина) из среды города и остановилась над горою, которая на восток от города».

Вероятно, отсюда возникло и определение места для сжигания священной Красной коровы на Масличной горе точно против Святая Святых Храма (По последним археологическим исследованиям, это место ныне принадлежит католической церкви Dominus Flevit), и еще одна важнейшая традиция: при разрушении Храма и захвате предназначенной для него площади язычниками, божественное присутствие (Шхина), согласно преданию, перемещается с вершины скалы Мориа (Храмовой горы – основы мироздания, места творения первого человека Адама и место несостоявшегося принесения в жертву второго еврейского праотца Ицхака) на вершину Масличной горы. Об этой традиции вспоминали во все эпохи, когда сам Иерусалим был евреям недоступен, но Масличная гора была разрешена для посещения и погребения.

Собственно, хоронят здесь на протяжении всей еврейской истории. Могилы, датируемые периодом 1-го Храма, сохранились у подножия горы в ущелье Кидрон (Кедрон), которому посвящена наша отдельная статья.

В 586-м году до новой эры Иерусалим захватили и разрушили вавилоняне во главе с царем Навухаднецаром (Навуходоносором). Большую часть местных жителей они при этом угнали в плен.

Вавилон отсюда – на Востоке. Там, где сейчас Ирак. Через 70 лет после пленения евреи возвращаются на родину и их путь с Востока в Иерусалим проходит через Масличную гору. Тогда же, по некоторым мнениям, возникает традиция ожидания Машиаха (Мессии) – помазанника Божьего. Мессия тоже придет с Востока – из Вавилона – и пройдет где-то здесь. Затем он спустится на белом осле (опять же, лишь по одному из мнений) в долину Кидрон – предсказанное место Страшного суда.

Судить тут будут, впрочем, не только тех, кто доживет до прихода Мессии. Души мертвых, по пророчеству, тоже вернутся в воссозданные Творцом из праха тела (или, как говорит об этом пророк Йехезкель: «Сухие кости покроются мясом») и тоже предстанут перед Высшей судебной комиссией.

Первыми восставшими из мертвых, естественно, будут те, кто похоронен в максимальной близости к этому месту. Неудивительно поэтому, что многие евреи на протяжении столетий стремились быть погребенными именно здесь.

В ту же эпоху, названную в истории эпохой Второго Храма (от момента возвращения народа из Вавилона и до разрушения отстроенного Храма римлянами), Масличная гора была соединена мостом (возможно, двумя) с Храмовой горой, и прямо здесь зажигались сигнальные огни для оповещения других поселений о наступлении новолуния.

В конце той эпохи, во время Иудейской войны, Масличная гора была важным стратегическим районом около Иерусалима, о чем мы узнаем из книги «Иудейская война» Иосифа Флавия. Флавий, вероятно, впервые в истории, разделяет две части Масличного хребта, одну называя Скопом (то есть Скопусом), другую Елеонской горой. Описывая предысторию войны, Флавий пишет о самозванце, по всей видимости, ставшем прообразом главного Новозаветного персонажа: «… злым бичом для иудеев был лжепророк из Египта. В Иудею прибыл какой-то обманщик, который выдал себя за пророка, и действительно прослыл за небесного посланника. Он собрал вокруг себя около 30 000 заблужденных, выступил с ними из пустыни на так называемую Елеонскую гору, откуда он намеревался насильно вторгнуться в Иерусалим, овладеть римским гарнизоном и властвовать над народом…» (Флавий; 13:5).

При этом историк подчеркивает, что именно Скопус является наиболее выгодной точкой и для наблюдения над городом (что следует из названия), и для атаки, хотя весь Масличный хребет стал тогда местом дислокации римских войск: «На следующий день Тит, после того как ночью присоединился к нему легион из Эммауса, снялся с лагеря и двинулся вперед до места, называемого Скопом. Отсюда открывается вид на город и исполинское здание храма, вследствие чего это примыкающее к северу от города плоскогорье весьма кстати названо Скопом. Находясь еще в семи стадиях от города, он приказал построить для обоих легионов один общий лагерь, а позади них в трех стадиях – другой лагерь для пятого легиона, ибо ввиду того, что солдаты последнего были утомлены от ночного похода, он нашел нужным отвести им более защищенное место, дабы они тем спокойнее могли укрепиться. Едва только они приступили к сооружению лагеря, как появился уже десятый легион из Иерихона, где им оставлена была часть тяжеловооруженных воинов для охраны этого завоеванного Веспасианом прохода. Этот легион получил приказание расположиться лагерем в шести стадиях от Иерусалима на так называемой Елеонской горе, лежащей против города на востоке и отделенной от него глубокой лощиной, называющейся Кидроном». (Флавий; 5:3).

С 70-го года н.э., после разрушения Второго Храма и до середины VII века, когда ранние мусульмане, обосновавшись в Иерусалиме, позволили евреям вернуться в Святой город, евреи проживали в Иерусалиме эпизодически. Но при этом ежегодно, Девятого Ава, в день разрушения Первого и Второго Храмов, они поднимались в Иерусалим и молились, в том числе, и на Масличной горе. И уже с середины VII века началось массовое паломничество евреев в Иерусалим.

В конце VIII века евреям был закрыт доступ на Храмовую гору, и Масличная гора стала особо значима: в день Ошана Раба (последний, седьмой день праздника Суккот) глава йешивы (академии) Святой Земли именно здесь зачитывал так называемое «Объявление Масличной горы», устанавливающее календарь  новолуний и праздников, и назначал членов высшего верховного суда Санедрина (Синедриона). Место для столь важных объявлений было выбрано не случайно, а в связи с уже упомянутым выше пророчеством Йехезкеля (11:23), откуда возникло представление о Масличной горе как о «месте престола Г-сподня».

С началом христианского периода в истории Израиля (с первой половины IV века) Масличная гора становится одним из центров наибольшей концентрации христианских святынь, указанных ранними теологами от имени матери императора Константина царицы Еленой, по преданию, первой проводившей здесь исторические исследования и раскопки.

Среди названных христианскими авторитетами святынь выделяются место Вознесения Христа, Гефсиманский сад, гробница Святого семейства, места молитв Dominus Flevit (Г-сподь плачет) и Pater Noster (Отче наш). Уже в IV веке во всех этих точках были построены первые церкви, разрушенные в VII веке при нашествии персов-зороастрийцев. Впрочем, этот круговорот строительства и разрушения еще неоднократно повторился. Так, в XII веке на развалинах первых церквей уже крестоносцами были отстроены новые церкви, часть которых снова была разрушена в XIII – XIV веках – на этот раз уже мусульманами-мамлюками. А в XIX – XX веках на месте разрушенных церквей крестоносцев возникли новые католические сооружения, и кроме них, с появлением в середине XIX века в Иерусалиме «Русской духовной миссии», на Масличной горе поднялись два русских монастыря: Спасо-Вознесенский и «Гефсиманская обитель».

С появлением реального еврейского населения в Иерусалиме в конце XV века постепенно восстанавливается и традиция захоронения на Масличной горе. Древнее кладбище разрастается по всей территории от восточного склона Храмовой горы (у подножия стены Старого города) до западного и южного склонов Масличной горы (на территориях, не занятых христианами).

К XIX веку еврейское кладбище сохранялось в Кидроне, на западном склоне Масличной горы, обращенном к Храмовой горе, и на ее южном склоне. В настоящее время наиболее старинная могила нынешнего кладбища датирована 1636-м годом. Из захоронений XIX века особо отметим могилу Людмирской Девы (Ханна-Рахель Вербермахер, 1806 — 1888) – единственной женщины, признанной (отметим, правда, что далеко не всеми) одной из глав хасидского движения.

Могила Людмирской девы

В XX веке здесь похоронены один из основателей партии эсеров в России и Электрической компании в Израиле Пинхас Рутенберг, основатель религиозного сионизма знаменитый раввин Авраам Кук, лауреат Нобелевской премии по литературе писатель Шмуэль Агнон, поэт Ури Цви Гринберг, премьер-министр Израиля Менахем Бегин, главный раввин ЦАХАЛа во время шестидневной войны Шломо Горен и еще тысячи известных и неизвестных евреев, нашедших свое упокоение на Масличной горе.

Могила Шая Агнона

Могила Петра Рутенберга

Могила Ури-Цви Гринберга

Могила рабби Кука


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение