Тора на карте Израиля

next perv

Кидрон



Кидрон (или Кедрон) – ущелье длиной около 30-ти километров, протянувшееся от западного подножия северной части Масличной горы (часто именуемой также горою Скопус) вдоль всего хребта Масличной горы и далее через Иудейскую пустыню до самого Мертвого моря.

Начало Кидрона находится на отметке 820 метров выше уровня мирового океана, конец же его уходит на более, чем 400 метров ниже того же уровня. Верхняя, «иерусалимская» часть ущелья, отделяет Старый город от Масличной горы, нижняя живописно извивается по пустыне, образуя между скал каньоны. В одном таком каньоне действует мужской греческий монастырь Марсаба (имени Саввы Преподобного), основанный в V веке.

В некоторых христианских источниках Кидрон зовется «Кидронским потоком», поскольку в иврите слово «נחל» означает ручей. Но из-за того, что ручьи в пустынях возникают лишь тогда, когда долины наполняются дождевой водой, и пересыхают вскоре по окончании зимы, то исторически сложилось и второе значение слова «נחל» – собственно, «ущелье».

Потоком Кидрон и сегодня ненадолго становится зимой, радуя глаз иерусалимцев. И также надо отметить, что в своей пустынной части он долго существовал в качестве зловонного ручья, поскольку туда сливались канализационные отходы из близлежащих населенных пунктов. Но эта последняя деталь, впрочем, не имеет отношения к истории и географии.

В еврейской традиции важное значение имеет именно иерусалимская часть Кидрона. Она упоминается в ТАНАХе (Писании) как место идолопоклонства и жертвоприношений языческим божествам.

Причем, особый акцент здесь делается на небольшое ответвление от Кидрона на Запад, называемое Геином («Геена огненная»), которому посвящена наша отдельная статья.

В самой Кидронской долине, судя по танахическим текстам, некогда стояли алтари языческих богов. Но их сожгли и пепел их развеяли над Кидроном еще в эпоху Первого храма, в годы правления царей Асы и Йошияу.

Собственно, эту долину можно считать местом самого первого Иерусалима, основанного царем Давидом практически на «перекрестке», где от Кидрона на Запад отходит Геином – ядро будущего огромного города.

Жизнь без воды не существует – поэтому город строился у источника Гихон, существующего и по сей день и издревле связанного с важными, описанными в ТАНАХе, ритуалами.

Одного ручья, впрочем, для развивающегося города недостаточно – необходимо собирать и дождевую воду, для чего в «городе Давида» были оборудованы специальные рукотворные резервуары, самый известный из которых – Шилоах (Силуан).

Еще в VIII веке до новой эры, при царе Хизкияу, к нему был проложен из Гихона знаменитый водовод, упоминаемый в ТАНАХе (Диврей аямим II (II Хр.); 32:30): «Он же, Хизкияу, запер верхний проток вод Гихона и провел их вниз к западной стороне города Давидова» – и не так давно раскопанный археологом Уорреном.

В эпоху Первого храма вокруг Иерусалима постепенно образовывалось кладбище. И поскольку самый ранний город был практически в Кидроне, то и хоронить стали тут же, но за чертой города.

Библейское упоминание погребения Давида в его городе, вероятнее всего, следует понимать, как погребение на городском кладбище, то есть на склоне ущелья Кидрон, где найдено множество древних захоронений разной степени давности и сохранности.

Могилы Давида здесь, впрочем, археологи не нашли (ее значительно раньше (в IV веке) «обнаружили», или, скорее, выдумали ранние христиане на территории, названной ими же Сионской горой), но зато идентифицировали (при этом надо отметить, с изрядной долей сомнения) могилу его сына Авшалома (Абессалома).

Вероятно, они руководствовались древней теорией, что именно этот роскошный склеп в греческом стиле (что и наводит на мысли о гораздо более позднем происхождении усыпальницы) возведен именно над могилой Авшалома. Но не зря же надгробие евреи называют нефеш (נפש) – душа, ибо не важно, где лежат кости покойного: они все равно, когда придет Мессия, покроются мясом и под трубный звук предстанут в долине Суда (тоже, соответственно, у Кидрона).

И здесь мы приходим к специальному названию той части Кидрона, которая отделяет Масличную гору от Храмовой – ‏ Эмек Йеошафат – «долина, в которой Бог будет судить».

В книге пророка Йоэля (3:2-12) сказано: «Я соберу все народы, и приведу их в долину Йеошафата (Иосафата) и там произведу над ними суд».

Тут, впрочем, мы опять сталкиваемся с противоречиями в понимании этого отрывка.  Первая версия его прочтения гласит, что Кидрон – это место суда, вторая воспринимает Кидрон лишь как место погребения царя Йеошафата.

Но вернемся к склепу Авшалома. Колоссальный памятник с конусообразным куполом и колоннами ионического ордера, полый внутри, выстроен в I веке новой эры, а наименовал его именем сына царя Давида знаменитый еврейский путешественник XII века Биньямин из Туделы. И далее началось обрастание памятника легендами, связанными с восставшим против отца сыном и последствиями этого бунта.

Так, поучая непослушных сыновей примером трагически погибшего за свои грехи Авшалома, на протяжении столетий еврейские отцы приходили сюда со своими отпрысками и метали в стены склепа мелкие камни.

Были ли она отправлены по адресу?

На самом деле, скорее всего, мы и правда имеем дело с реальной могилой (или «нефеш», как указывалось выше), расположенной в пещере, украшенной уже позднее и увенчанной красивым портиком.

Людская молва, впрочем, эту же пещеру связывает и с могилой упомянутого выше Йеошафата. И поскольку в ТАНАХе говорится о том, что этот царь тоже похоронен в городе Давида, то логичным выглядит захоронение в нескольких сотнях метров от древнего полиса, где, возможно, и сегодня лежат останки самого основателя Иерусалима.

Немного южнее гробниц Авшалома и Йеошафата находится единственный в Кидроне погребальный склеп, про который все известно не по традиции, но по факту, ибо на архитраве прекрасно сохранилась надпись: «Это могила Элиэзера, Хания, Йоэзера, Йегуды, Шимона, Йоханана, сыновей Йосефа бен Оведа, Йосефа и Элиэзера, сыновей Хании, священников из дома Хезира». Надо отметить при этом, что род «Бней Хезир», действительно, существовал – он упоминается в двух книгах ТАНАХа.

Судя по стилю оформления входа в склеп и по дорическому ордеру колонн, можно утверждать, что это захоронение хасмонейского периода (эпохи правления еврейских царей из династии Хашмонеев), т.е. II века до новой эры.

Далее, еще в нескольких метрах к Югу находится большой монолит, состоящий из параллелепипеда с высеченными на его стенах колоннами ионического ордера и стоящей на нем правильной пирамиды.

Об этом сооружении существует сразу несколько легенд, и почти все они связаны с именем Захарии.

Можно было бы предположить, что это могила знаменитого пророка Захарии, но ведь она (опять же, по легенде) находится выше, в так называемой «Гробнице пророков», которой посвящена наша отдельная статья.

Еврейская же традиция говорит, что это могила первосвященника Захарии, побитого недовольным его наставлениями народом камнями на Храмовой горе.

Некоторые авторитеты считают, что именно это жестокое и бесчестное убийство повлекло за собой Небесный гнев и, как результат, разрушение Первого храма, ибо был погублен священник, была пролита невинная кровь и была осквернена территория Храма.

Христиане же имеют другое мнение: они полагают, что это могила еще одного библейского Захарии – отца Иоанна Предтечи.

Вероятно, история убийства этого персонажа просто скопирована из Ветхого Завета в Новый (как и многие другие легенды) – ведь новозаветный Захария тоже был первосвященником и тоже был убит в Храме.

И, наконец, еще одна традиция, предлагающая свой взгляд на это место, с именем Захарии вообще не связана: армянская церковь считает, что здесь был первоначально похоронен младший брат Иисуса, первый патриарх Иерусалима Иаков, перед тем, как его перезахоронили в армянском квартале, в церкви Святых Иаковов.

Двигаясь далее на Юг по Кидрону, мы видим много пещер, в которых когда-то были захоронения, а также множество более поздних надгробий, сброшенных местными жителями (арабами) в ущелье в период с 1948 по 1967 годы, когда эта земля считалась территорией Иордании.

В самом конце нашего путешествия, перед поворотом Кидрона на Восток, в пустыню, мы видим развалины еще одного древнейшего захоронения. Согласно легенде, это могила дочери египетского фараона, бывшей одной из жен царя Шломо (Соломона). В 80-е годы XIX века она была куплена главой Русской духовной миссии архимандритом Антонином (Андреем Капустиным) и по сей день юридически является собственностью России. Но руки реставраторов до нее еще не дошли.


ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение